14. Творцы Карпатской Украины без грима и масок

Закончив 18 марта 1939 года оккупацию Подкарпатской Руси, Венгрия объявила ее коренных жителей гражданами Венгрии. Амнистированные галичане-сечевики, пожелавшие вернутся домой, были переданы Польше. Приняв их, польские власти здесь же, у пограничных контрольно-пропускных пунктов и на глазах приглашенных журналистов расстреливали их. Гренджа-Донской, один из немногочисленных местных единомышленников А.Волошина, в стихотворении «Нова орда прийшла…» писал: «Галичан передали зразу полякам-бандитам / не дійшли вони до Львова…на кордоні їх вбито». В мемуарах Гренджа-Донской так описал расправу польских властей над сечевиками у Татарского (Яблонецкого) перевала в Карпатах. 23 марта 1939 года сечевиков посадили в грузовые автомобили и «вывезли на польскую границу и под горой Татарской передали полякам. Здесь уже их ожидали польские пулеметы, и на глазах венгров всех расстреляли». Об аналогичной расправе на Верецком перевале Гренджа-Донской написал, что «…группу сечевиков-галичан венгры вывели к границе в Нижних Верецках, где их уже ожидали польские командиры, солдаты и детективы. Поляки всех сечевиков расстреляли». Об этом же писала пресса Польши, Венгрии и других стран.

Сечевиков из местных граждан Подкарпатской Руси, не совершавших преступлений против мирного населения, венгерские власти отпускали домой под надзор полиции или жандармерии, а подозреваемые в преступлениях были отправлены в концлагеря. Русины считали, что сечевики спровоцировали как ликвидацию Чехословакии, так и оккупацию Подкарпатской Руси, поэтому мстили им. Гренджа-Донской, который демонстративно надевал униформу сечевиков, после ареста был отпущен домой, в Ужгород. В своих воспоминаниях об этом он написал: «Я не знаю, в какую минуту влетит ко мне в окно ручная граната…кричат мне вслед, терроризируют меня, камнями бросают вслед». В ночь на 7 августа 1939 года он нелегально навсегда эмигрировал в Словакию.

После оккупации венграми Подкарпатской Руси и ликвидации «Карпатской Сечи» Советский Союз вздохнул с облегчением по причине, о которой польская газета «Людове новини» писала ещё 25 октября 1938 года. Она утверждала, что создаваемая галичанами в Чехословакии Карпатская Украина «может стать зародышем будущей независимой Украины». Уже в конце марта 1939 года Советский Союз ликвидировал свое посольство в Чехословакии, оставил только генеральное консульство. Этим Советский Союз поспешил признать ликвидацию суверенной Чехословакии, с которой у него был договор о дружбе. Тем временем А.Волошин в Берлине в течение полутора месяцев отчитывался о проделанной им и его правительством деятельности по ликвидации Чехословакии и ее автономной республики Подкарпатская Русь. Одновременно «Абвер» искал для него подходящую должность. В Украинском свободном университете в Праге для А.Волошина открыли кафедру педагогики и должность профессора. А.Волошин читал лекции и принимал зачеты по педагогике у себя на квартире, которая стала местом встречи и совещаний членов правительства Подкарпатской Руси и членов парламента Карпатской Украины: Ю.Ревая, С.Клочурака, А.Штефана, С.Росохи, Н.Долиная, Ю.Перевузника и других, пожелавших и далее сотрудничать с фашистской Германией.

В то же время бежавшие в Советский Союз руководители Подкарпаторусинского краевого комитета компартии Чехословакии – О.Борканюк, И.Туряниця, Самуил Вайс, И.Локота, Н.Климпотюк, И.Балега и другие – вначале отдохнули в санатории Коминтерна, находившегося под Москвой в городке Опалиха. Затем О.Борканюк работал в Коминтерне, а остальные – в «Международной организации помощи борцам революции», являвшейся прикрытием для агентов Коминтерна.

Эмигрировавшие в Германию сечевики прошли специальную проверку и отбор на курсы в учебных центрах «Абвера» и гестапо. Все курсанты давали присягу, заканчивавшуюся словами: «…Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покорным до смерти. Помогай мне, Господи». Отбор кандидатов на эти курсы по линии «Абвера» проводили Ю.Лопатинский («Калина») и Е.Врецёна, бывшие руководители ресортов в военном штабе «Карпатской Сечи». Окончательное решение по каждому из них принимал Николай Лебедь, заместитель А.Мельника, агент НКВД. Одновременно курсанты писали Н.Лебедю расписку о секретном сотрудничестве в качестве агента. Преподавали на этих курсах при учебных центрах «Абвера» не только немцы, но и руководители ресортов военного штаба «Карпатской Сечи», а также командиры ее штурмовых отрядов. Е.Врецёна и Р.Шухевич преподавали тонкости разведки и контрразведки, а И.Карачевский посвящал в тонкости террора и боевых действий в тылу противника. Гестапо из сечевиков готовило будущих начальников вспомогательной полиции на территории Польши и Украины. Преподавал в ней Юрий Торбич, теолог по образованию, до этого – монах Мукачевского греко-католического монастыря и личный секретарь премьера А.Волошина. Курсантом школы гестапо был Иван Кедюлич («Чубчик»), шурин Ю.Химинца. Из тех сечевиков, которые не прошли отбор на спецкурсы «Абвера» или гестапо, сформировали диверсионно-карательный отряд «Нахтигаль» («Соловей»), Гауптман (капитан) вермахта Р.Шухевич был командантом «Нахтигаля». Для украинцев в Германии С.Росоха редактировал и издавал на средства «Абвера» газету «Наступ» и журнал «Пробоем» национал-фашистского характера.

Суверенная Республика Словакия 18 августа 1939 года подписала с Германией договор о военном союзе. На следующий день Гитлеру передали высказывание Сталина о том, что в случае нападения Германии на Польшу Советский Союз останется нейтральным, хотя имеет с ней договор о взаимопомощи. 23 августа Советский Союз открыл в Братиславе свое посольство, чем продемонстрировал Гитлеру признательность его союзникам и поставил точку на существовании Чехословакии. В Москву поспешил И.Риббентроп, министр иностранных дел Германии. Переговоры с ним проводил И. Сталин в обстановке строжайшей секретности. В 02 часа ночи с 23 на 24 августа Риббентроп и В.Молотов, министр иностранных дел СССР, в присутствии Сталина подписали в Кремле «Пакт о ненападении», а также секретный протокол к нему. Этим протоколом предусматривалось совместное нападение на Польшу и раздел ее территории между Германией и СССР, а также раздел Европы на сферы влияния Германии и СССР.

По разработанному еще 3 апреля 1939 года «Белому плану» Германия 1 сентября 1939 года напала на Польшу. Англия и Франция, союзницы Польши, 3 сентября объявили войну Германии. Как союзница Германии, Словакия тоже напала Польшу. За несколько дней до нападения на Польшу, «Абвер» задействовал прошедших спецподготовку галичан из числа «Карпатской Сечи». Они совершали диверсии в тылу польской армии, сеяли панику, повреждали линии связи и электропередачи, захватывали мосты и удерживали их до прихода немецкой армии. Польская армия под командованием маршала Р.Смиглы отчаянно сопротивлялась, кавалерией атакуя немецкие танки, и надеялась на обещанную Советским Союзом военную помощь. Однако, вместо ожидаемой помощи, Красная армия Советского Союза в 02 часа ночи с 16 на 17 сентября 1939 года также напала на Польшу. В.Молотов в 03 часа ночи вручил об этом ноту послу Польши в СССР Гжибовскому. К 20 сентября 1939 года почти вся территория Польши оказалась в руках Германии. Спасаясь от немцев, группировка польской армии под командованием генерала В.Андерса с боями отступала в Румынию. Однако 27 сентября немцы взяли Варшаву и отступавшие в Румынию польские воинские части прекратили сопротивляться Красной армии и были взяты в плен. Красная армия потеряла в боях с поляками 1386 убитыми и 3941 ранеными бойцами. Польскому правительству во главе с президентом Мосциским и генштабу польской армии удалось уйти в Румынию, а затем эмигрировать в Англию. 

Как и предусматривалось «Пактом Молотова-Риббентропа», к Советскому Союзу отошло около 190 тыс. квадратных километров польской территории с населением более 12 млн. человек. Советская Украина на исконно украинских землях бывшего Галицко-Волынского княжества 22 октября 1939 года провела выборы в местные органы власти – Советы народных депутатов. Было избрано 148 депутатов, которые 26 – 27 октября 1939 года на съезде во Львове единогласно проголосовали за присоединение своей земли к Украине, а также за обращение к Советскому Союзу и Советской Украине с просьбой об удовлетворении этого решения. В результате Верховный Совет (парламент) Украины 4 декабря 1939 года удовлетворил просьбу депутатов Галичины и образовал на присоединенной исконно украинской земле шесть новых областей: Волынскую, Ровенскую, Львовскую, Тернопольскую, Дрогобычскую и Станиславскую. Ныне Дрогобычская область является частью территории Львовской области, а Станиславская переименована в Ив ано-Франков скую область.

В ноябре 1940 года Словакия присоединилась к антикоминтерновскому пакту. За аналогичные действия Венгрии, Советский Союз в феврале 1939 года расторг с ней дипломатические отношения. Однако после установления дружеских отношений с Германией Москва не отреагировала на подобный шаг Словакии и восстановила с Венгрией, союзницей Германии, дипломатические отношения.

Общеизвестно, что Советский Союз зачастую заключал международные договора без намерений их выполнять. Хотя Югославия по пакту Молотова-Риббентропа входила в сферу влияния Германии, Советский Союз не отказался от начатой в 1938 году реализации своего плана по захвату в Югославии власти коммунистами и установления в ней коммунистического режима во главе с И.Тито. Поводом для осуществления этого плана послужило недовольство народов Югославии тем, что правительство, опасаясь нарастающей активности коммунистов и их поддержки Советским Союзом, в целях противодействия присоединилось к антикоминтерновскому пакту.

В условиях быстро меняющихся взаимоотношений между странами Европы, дал о себе знать эмигрировавший в Германию А.Волошин и его окружение: А.Штефан, Ю.Ревай, С.Клочурак Ю.Перевузник, Н.Долинай и др. 30 ноября 1939 года они написали министру иностранных дел Германии Меморандум, в котором отвергалась идея Соборной Украины и предлагалось объединить Карпатскую Украину со Словакией. Их Меморандум сводился к следующему: Карпатская Украина перестала быть объектом экспансии Советского Союза в Центральной Европе; вследствие этого Германия получила гарантию от нежелательных стратегических и политических посягательств Советского Союза в Центральной Европе; однако до окончательного урегулирования статуса Карпатской Украины ее территория должна быть занята немецкой армией.

А.Мельник и «старая гвардия» главного провода ОУН придерживались мнения, что вначале немецкая армия должна оккупировать Украину и только после этого ОУН сможет взять власть в Украине в свои руки. Однако С.Бандера («Серый»), оказавшийся под полным влиянием агента НКВД Н. Лебедя, был другого мнения. С.Бандера и его окружение настаивали, чтобы ОУН и далее проводила диверсии и террористические акты и этим держала в боевой готовности ОУН.

С.Бандера и его единомышленники обвиняли мельниковцев в пассивности и требовали для себя должностей в руководстве ОУН. На этой почве, как и планировалось в Москве, в ОУН наметился раскол. На сторону С.Бандеры перешел ряд видных деятелей ОУН: Ярослав Стецько, Роман Шухевич, В.Охримович, Рихард (Рико) Ярый, С.Ленковский, А.Луцкий и др. Они с помощью 2-го отдела «Абвера» открыли в Кракове филиал ОУН, который возглавил С.Бандера. 10 февраля 1940 года на совещание в Кракове собралось около 40 руководителей местных организаций ОУН из Галичины, Волыни и Буковины. Это совещание было названо всеукраинским съездом ОУН. На этом съезде избрали «Революционный провод» ОУН во главе с С.Бандерой. В его провод вошли: Николай Лебедь, Ярослав Стецько, Рико Ярый, Василий Охримович, Степан Ленковский, Александр Луцкий, Дмитрий Мирон, а также бывшие члены военного штаба «Карпатской Сечи» – Роман Шухевич, Ёвгений Врецёна, Иосиф Карачевский, Юрий Лопатинский. Н.Лебедь был избран заместителем С.Бандеры и возглавил в ОУН бандеровского крыла службу безопасности (СБ), которой были предоставлены широчайшие полномочия. В том числе – проводить по собственному усмотрению аресты и расстрелы без суда даже членов «Революционного провода», кроме С.Бандеры. После этого съезда крыло ОУН под руководством С.Бандеры фактически вышло из подчинения А.Мельнику. Поступающую разведывательную и агентурную информацию обрабатывали в службе безопасности и разведывательном проводе, которые соответственно возглавили Н.Лебедь и Е.Врецёна. Используя компрометирующую информацию на А.Мельника и его сторонников, возглавляемая Н.Лебедем служба безопасности обвинила А.Мельника и его окружение в предательстве и злоупотреблении финансами. Аналогично действовали против бандеровцев А.Мельник и его окружение. Взаимные обвинения привели к расколу ОУН на два враждующих лагеря – сторонников А.Мельника [ОУН(м)] и сторонников С. Банд еры [ОУН(б)]. В результате – даже между рядовыми членами ОУН возникали споры, переходившие в драки, зачастую с применением оружия.

В апреле 1941 года ОУН(б) провела в Кракове 1-й «всеукраинский» съезд украинских националистов, на котором было принято решение об исключении из ОУН А.Мельника и ряд проводников ОУН. В ответ ОУН(м) приняла решение об исключении из рядов ОУН С.Бандеры, Я.Стецько («Белендиса»), Рико Ярого, Н.Лебедя и др., что привело к окончательному расколу ОУН на два враждующих между собой лагеря. Иван Бисага, один из немногих членов ОУН из числа граждан Подкарпатский Руси, был адъютантом у полковника Романа Сушко, возглавлявшего в ОУН(м) отдел разведки. В своих воспоминаниях И.Бисага писал, что бандеровское крыло ОУН физически уничтожило ряд членов главного провода: Романа Сушко, Емельяна Сеника, Николая Сциборского, Ярослава Баранивского, Утё Сокольского, Игоря Шубски, Ивана Мицика, братьев Пришляк, около сотни рангом ниже и более 4 тысяч рядовых членов ОУН. В.Михайлик (литературный псевдоним 3.Книша), один из деятелей ОУН(м), в книге «Бунт Бандеры» также написал, что бандеровцы физически уничтожили около 4-х тысяч мельниковцев. Основные кровавые акции против мель ников ского актива возглавлялись и проводились с участием Николая Лебедя. Он лично определял жертву и добивался её ликвидации. «По личному указанию Лебедя были уничтожены члены ПУН Р.Сушко, Я.Баранивский, У.Соколовский и многие другие», -утверждал И.Бисага. Не оставались в долгу перед бандеровцами и мельниковцы, которые составили план ликвидации С.Бандеры и его ближайших помощников: Н.Лебедя, Р.Ярого, Равлика, Старуха и других. Осуществление этого плана А.Мельник поручил члену провода ПУН Я.Гайвасу, руководителю разведотдела ПУН. Помощниками Я.Гайваса по осуществлению данного плана были Яцура («Крук») и А.Куц. Выполняя этот план, мельниковцы уничтожили десятки руководящих и около двух тысяч рядовых членов бандеровского крыла ОУН. В этой самоуничтожительной борьбе в рядах ОУН основную роль сыграли спецслужбы Москвы через Н.Лебедя и свою сеть агентуры в рядах ОУН.

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. В конце июня немцы взяли Львов, и в качестве гостя во Львов приехал министр иностранных дел Словакии Богуш Хнёупек. Он был очевидцем «профессионализма» батальона «Нахтигаль» и описал его действия в книге «Бандеровцы». Триумфальное вхождение «соловейчиков» во взятый немцами Львов было (цитируем Б.Хнёупека) «назначено на 30 июня 1941 года. То, что произошло в следующих часах, днях и первой неделе душного июня в княжеском городе Львове, сравнивается с варфоломеевской ночью. Город стонал в агонии, кровоточил в муках, содрогался в грозных нероновских сценах и геродотовских убийствах невинных детей. Выделенные группы самых отъявленных убийц, как «бешеные собаки» врывались в дома, с наслаждением выбивали двери квартир и как сумасшедшие, вспотевшие и запыхавшиеся, вытаскивали свои жертвы за волосы и многократно убивали их прямо на месте. Кто попал им в руки – тот лишался жизни. Взятых в плен политруков Красной армии расстреливали, коммунистов и евреев вешали. Не было улицы, на которой не лежали бы в крови изуродованные трупы. На главной улице не было фонаря, на котором не висел бы повешенный. Трамваи были переполнены перепуганными людьми, которых везли на зрелище убийств. Город был отдан на растерзание подонкам, бился в страшных судорогах. Только в их штабе на улице Лацкего было убито более пятисот евреев. На площади Стрельцов днём расстреляли тридцать заложников. На балконе оперного театра повесили двадцать мучеников. … Одичавшие убийцы, возбуждённые выстрелами салютов, криками умирающих, гипнотизируемые кровавыми оргиями, как будто сошли с ума: местному фотографу носили проявлять фотоплёнки, на которых было запечатлено позирование возле убитых, застреленных, повешенных и замученных. Ничего подобного история не видела и не знала со времён Чингизхана. Мир словно перевернулся вверх ногами. Колесо истории человечества вернулось к своему началу… Финал трагедии приближался. По списку, составленному в Краковском филиале абвера, группы украинских националистов врывались в квартиры 36 учёных с мировым именем: педагогов, ректоров, геологов, хирургов, между ними профессора математики, бывшего председателя польского правительства Казимира Бартеля, писателя и академика Тадеуша Бой-Желенского. Их привезли в свой штаб, где зверски мучили, а ночью вывезли за город в Вулецкий парк, заставили выкопать себе общую могилу, а затем их расстреляли». Б.Хнёупек далее пишет: «Особенно запомнился мне один из самых отъявленных громил по кличке «Хрин», по имени Степан Стебельский. Родился возле Самбора… При нападении люди его группировки появлялись в польской или советской униформе. Этот вандал хвастался тем, что раненых добивал как собак, полумёртвым вспарывал животы и вешал их внутренности на ветки деревьев, отрывал им половые органы, заживо вырезал сердца и сжигал их…Хрин».

Эти зверства «соловейчиков» совершались не только во Львове и описаны не одним Б.Хнёупеком. Германский историк В. Брокдорф в книге «Секретные команды Второй мировой войны» (Мюнхен, 1967) об этих же «подвигах» батальона «Нахтигаль» написал так: «Словно бесноватые, громко гикая, с пеной на губах, с выпученными глазами неслись по улицам Львова. Каждый, кто попадался им в руки, был жестоко наказан». Польский писатель К.Сечаль так описал совершённый оуновцами погром евреев в городе Загорье, что возле Сянок: «На второе утро подразделение соловейчиков из дивизии СС «Галичина» вошло в городок для того, чтобы на три дня взять власть в свои руки и отомстить за смерть гетмана (Украины Симона Петлюры – ает.), убитого на одной из улиц в Париже украинским евреем Шварцбартом. Три дня и три ночи продолжалась охота на людей еврейской национальности, крик пытаемых через какое-то мгновение обрывался выстрелом и сменялся на тишину смерти».

Зверства ОУН описали многие польские исследователи. Польский политолог и писатель М.Турлейская в книге «Правда и фикции» (Варшава, 1968) писала, что после нападения Германии на Польшу «вооружённые группы оуновских террористов нападали на безоружных беженцев из-за Вислы – на одиноких и небольшие группы польских солдат, которые шли к румынской границе», спасаясь от фашистского плена. Штабист 27-й дивизии, т.е. подпольной польской «Армии краёвой», капитан М.Фиалка в научно-популярной монографии об этой дивизии о жесткости бандеровского движения в отношении польского населения Волыни и Галичины написал так: «Наиболее трагическим был сам ритуал пыток, обычно начинающийся с благословения и освящения священником орудий убийств: топоров, кос, ломиков и оружия. Тогда не различали мужчин от женщин, взрослых от детей или стариков. Имея количественное и физическое преимущество (в частности, в меныпих сёлах), побеждённых и уже обессиленных, однако ещё живых, людей бросали в колодцы, озёра и реки, сажали на кол, отсекали разные части тела, ноги, руки, головы, женские груди. Ещё живым жертвам распарывали животы, оставляя на съедение мухам и червям. Детей пробивали вилами, сажали на кол или штакеты забора. Перерезали тела пилами для дерева, вырывали глаза, отрезали языки и уши. Отрывали от туловища голову, руки и ноги, привязывали цепями к лошадям. Большими сёлами или селениями прежде всего овладевали с оружием в руках, а взявши, убивали жителей топорами, косами, вилами, ножами, штыками… В этом безумии, озверении убивали также своих земляков, которые не хотели принимать участие в пытках поляков или нарушали дисциплину».

В словаре-справочнике «Українське державотворення» (Київ, “Лебідь”, 1997) в статье «Бандеровцы» написано, что, действуя под лозунгом «Украина – для украинцев», а «Цель оправдывает средства», бандеровцы на первый план выдвинули «жестокости, насилия, убийства, террор, в том числе против мирного населения… и собственных земляков, которые думали иначе, чем С.Бандера».

Все эти военные преступления против человечества совершали «соловейчики» из «Нахтигаля», которые в ночь с 13 на 14 марта 1939 года пытались взять в свои руки власть в автономной республики Подкарпатская Русь федеративной Чехословакии. После взятия немцами Львова начальником украинской полиции Львова был назначен Ё.Врецёна («Волянский»), бывший руководитель одного из отделов военного штаба «Карпатской Сечи». Нетрудно себе представить, что подобные «варфоломеевские ночи» галичане из «Карпатской Сечи» устроили бы в Подкарпатской Руси не только в отношении евреев и венгров, но и в отношении русинов. Ведь по популярному среди галичан выражению их идеолога В.Бирчака, галичанам предстояла задача: «всех русинов скушать, переварить и выс…ать».

По инициативе Н.Лебедя, ОУН(б) в первый же день захвата немцами Львова, 30 июня 1941 года, провела в доме «Просвіти» собрание (около 100 человек), на котором было избрано временное правительство под названием «Украинское государственное управление» во главе с Я.Стецько, так как С.Банд еру предполагалось избрать вождем Украины. В.Стахив был утвержден министром иностранных дел, Н.Лебедь – министром безопасности, генерал В.Петрив – министром обороны, а Р.Шухевич – его заместителем и т.д. На этом же собрании было принято решение, которое в начале июля было опубликовано в передовице газеты «Самостійна Україна». В нем было сказано: «Обновленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с НационалСоциалистической Великой Германией, которая под проводом своего вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и всем мире и поможет украинскому народу освободиться от московской оккупации». В следующем пункте этого решения написано: «Украинская Национальная революционная армия, которая создается на украинской земле, будет и далее бороться с союзной немецкой армией за суверенную Соборную Украину и новый порядок во всем мире».

Провозглашение по подсказке Н.Лебедя новой Украины и ее правительства вызвало гнев у Гитлера. Поэтому 5 июля в Кракове был арестован С.Бандера, а 9 июля 1941 года во Львове арестовали Я.Стецько и наиболее активных членов его «правительство». Тем не менее, Отто Вихтер, немецкий губернатор в Галичине, продолжал считать, что в Галичине следует возобновить немецкое влияние, прерванное с падением Австро-Венгерской монархии. Он хотел перевоспитывать украинскую молодежь Галичины, взлелеять в ней «галнцкое региональное сознание», чтобы в будущем «влить это сознание в общее немецкое». О.Вихтер считал Галичину отдельной территориальной единицей, на которой проживает население, имеющее «свое специфическое сознание», которое сформировалось за 150 лет пребывания в составе Австрии. Это специфическое сознание и было учтено в упоминавшемся договоре о присоединении Западноукраинской Народной Республики к Поднепровской Украине на правах автономной области.

По распоряжению арестованного С.Бандеры, оставшийся на свободе Н.Лебедь стал исполняющим обязанности главного проводника ОУН(б). По заданию Москвы, Н.Лебедю предстояло вовлечь ОУН(б) в борьбу с подпольем местных поляков, враждебно настроенного против свершившегося в 1939 году присоединения Галичины и Волыни к Украине. Чтобы освободить от этой миссии внутренние войска Советского Союза. На состоявшейся в апреле 1942 года 2-й конференции ОУН(б) под председательством Н.Лебедя констатировалось, что борьбу за Соборную Украину следует начать борьбой с ее оккупантами. Поскольку этнические поляки Волыни и Галичины «захватили» власть в свои руки, то они якобы и являются оккупантами. Дело в том, что после присоединения в 1772 году Галичины к Австрии проживавшие в Галичине поляки составляли большинство и оставались при власти. Тем более они оказались во власти после возвращения Галичины в 1918 году Польше. Однако и после того, как в 1941 году Германия захватила находившуюся в составе Советского Союза Галичину, этнические поляки по своему менталитету оказались более проворными в сотрудничестве с немцами. Они поступали на службу в местную полицию и органы местной власти, занимали «руководящие» должности и рабочие места в учреждениях, конторах и т.д.

Н. Лебедь в книжечке «Українська повстанська армія» (1946, с. 74-75) написал, что как руководитель ОУН(б) он приказал поскорее закончить акцию тотального очищения украинской территории от польского населения с последующим уничтожением внутренних врагов Украины; что к врагам относятся все те, которые боролись против оккупации не под флагом ОУН(б). Поэтому ОУН(б) вела «борьбу с шовинистически настроенными поляками, против попыток поляков завладеть важными участками хозяйственно-административного аппарата западноукраинских земель путем отстранения украинцев».

На упомянутой конференции все это было расценено как незаконный захват власти поляками на исконно украинских землях. Следовательно, поляки являются оккупантами на исконно украинской земле. Конференция приняла решение предложить полякам уступить украинцам свои должности и рабочие места, а в случае отказа – уничтожать их как оккупантов. Поскольку поляки отказались выполнять такое предложение ОУН(б), то их стали убивать, а между украинцами и поляками Волыни и Галичины возникла межнациональная вражда. Местных поляков защищала подпольно действовавшая польская «Армия краёва», которая вела партизанскую борьбу с немецкими оккупантами. В свою очередь украинцы Волыни создали «Полесскую Сечь», которую возглавил Т.Боровец («Бульба»), ОУН(б) 14 октября 1942 года создала «Украинскую повстанческую армию» (УПА) и потребовала от Т.Боровца, чтобы «Полесская Сечь» влилась в УПА, которую возглавлял Р-Д. Клячковский. Однако ни Т.Боровец, ни «Полесская Сечь» не разделяли идеологию ОУН(б), а потому отказались от объединения с УПА. Поэтому ОУН(б) приняла решение разгромить штаб «Полесской Сечи», а затем подчинить себе разрозненные группы бойцов «Полесской Сечи». 18 сентября 1943 года УПА неожиданно напала на штаб «Полесской Сечи» и разгромила его, однако Т.Боровцу удалось бежать. По решению ОУН(б), те отряды «Полесской Сечи», которые отказывались подчиниться УПА, подлежали уничтожению. Чтобы спасти жизнь своих бойцов, Т.Боровец отдал приказ о роспуске «Полесской Сечи».

Таким образом, спецслужбы Советского Союза в этом плане переиграли «Абвер», который создавал ОУН для борьбы с Советским Союзом. Ибо для защиты ОУН(б) и ее УПА от «Армии краевой» и польского населения Волыни и Галичины приходилось вмешиваться немцам, отвлекая на «успокоение» этого противостояния даже регулярные части своей армии. Командование УПА, как и командование «Армии краёвой» догадывалось о том, «чья рука» разжигает это кровопролитное противостояние украинцев с поляками. Подполковник Влодаркевич («Дамян»), командир одного из подразделений «Армии краёвой», на свой страх и риск, летом 1942 года поехал во Львов с намерением установить контакт с руководством ОУН(б), чтобы договориться о прекращении борьбы, но во время переговоров скоропостижно скончался. Капитан М. Фиалка в воспоминаниях написал, что летом 1943 года недалеко от города Ковеля были зверски убиты (разорваны лошадьми) оба делегата «Армии краёвой», направлявшиеся на переговоры с командованием УПА. Кто мешал полякам и украинцам Волыни и Галичины примириться – могли бы поведать секретные архивы КГБ СССР. Однако и так ясно: Н.Лебедь и его служба безопасности знали о примиренческих настроениях командования среднего и низшего звена УПА. Потому как спецслужбы Советского Союза, так и его агентура в ОУН(б), в том числе подчиненная Н.Лебедю служба безопасности ОУН(б), мешали развитию примиренческих настроений. М.Добрянский в журнале «Віднова» (1985, №3, с. 50) по этому вопросу написал: «Никто не мог объяснить: кто отдавал приказы, кто отвечал за кампанию, которая на десятилетия, а возможно и на столетия отравила отношения между двумя народами – поляками и украинцами». Историки подсчитали, что кровопролитное противостояние польского и украинского населения Волыни и Галичины унесло более 200 тысяч человеческих жизней в споре за то, кто «властелин» на «исконно» своей земле.

В селе Валуйки Львовской области 17-23 февраля 1943 года состоялась 3-я конференция ОУН(б) под председательством Н.Лебедя. Присутствовали Р.Шухевич (“Чупринка»), В.Гармаш, З.Матла («Тарас»), Р.Кравчук («Петро») и др. Они критиковали Н.Лебедя и требовали его отставки. Однако Н.Лебедь не мог без разрешения Москвы самостоятельно принять такое решение. В Москве решили, что Н.Лебедю лучше подать в отставку и сохранить за собой службу безопасности, чем оказаться вообще не у дел и он вскоре после этой конференции сам подал в отставку. Исполняющим обязанности главного проводника ОУН стал З.Матла, а 27 января 1944 года командующим УПА был назначен Роман Шухевич. Под городом Броды Львовской области была окружена и разгромлена 14-я дивизия СС «Галичина» (18 тыс. бойцов). Вырвалось примерно три тысячи ее бойцов, из которых около двух тысяч влились в УПА. В итоге УПА в тылу Красной армии стала серьезной угрозой, и Москва приняла решение приступить к ее уничтожению. По совету Н.Лебедя, Р.Шухевич в апреле 1944 года сконцентрировал соединение «УПА – Север» под командованием П.Олийника («Энея») и соединение «Холодный Яр» (УПА – Юг) под командованием Н. Свистуна («Ясеня») (около 5 тыс. бойцов УПА) в урочище Гурбы, что в лесном массиве возле села Антонивцы Здолбуновского района Ровенской области. Якобы для нанесения общими силами ощутимого удара Красной армии с тыла. Об этом Н.Лебедь своевременно сообщил в Москву, и внутренние войска НКВД (около 10 тыс.) под командованием генерала Марченко окружила эту группировку УПА. Наиболее ожесточенные бои между УПА и войсками НКВД были 21-25 апреля 1944 года. В результате УПА понесла непоправимые потери – было убито и взято в плен 3588 бойцов. Остальным у села Буща удалось вырваться из этого окружения.

Генерал СС Бергер, шеф главного в Украине бюро гестапо, провел с С.Бандерой беседу, после которой он и другие руководители ОУН были выпущены из мест лишения свободы для продолжения борьбы с Советским Союзом. Одновременно немцы оказали помощь УПА оружием, боеприпасами и амуницией. После окончания Второй мировой войны УПА насчитывала около 10 тыс. бойцов. Н.Лебедь сумел убедить С.Бандеру в том, что сведенные крупные подразделения УПА трудно маскировать и места их дислокации вскоре становятся известны внутренним войскам Советского Союза. Потому УПА следует рассредоточить. Однако с помощью Н.Лебедя и других агентов МГБ места дислокации разрозненных подразделений УПА все равно становились известны органам и внутренним войскам НКВД. Не имея связи для вызова поддержки, разрозненные подразделения УПА быстро одно за другим уничтожались внутренними войсками НКВД. Затем Н.Лебедь убедил С.Бандеру спасать уцелевшие подразделения УПА путем их передислокации в американскую зону Германии. Для этого им следовало скрытно и небольшими группами перебираться туда через Чехословакию и Австрию в Западную Германию, чтобы оттуда группами, под вымышленными именами рассредоточиться по всему миру. Поэтому С.Бандера жил в Мюнхене под именем Отто Папп. Только после того как С.Бандера по заданию Кремля в 1959 году был убит Б.Сташинским, его дети узнали истинное имя и фамилию своего отца.

Начиная с осени 1945 года, началась передислокация подразделений УПА в Германию. Однако командование внутренних войск НКВД от Н.Лебедя точно знало о времени и маршрутах этой передислокации. На их пути в ущельях Карпат устраивали засады, и УПА по частям уничтожалась. Потому передислокация УПА в Германию была приостановлена и возобновлена весной 1946 года. Первую группу УПА под командованием «Громенко» беспрепятственно пропустили в Австрию, чтобы за ней последовали другие. Во второй группе были два отряда УПА под общим командованием Буллаки, которая на территории Словакии попала в засаду и сдалась в плен. Те плененные, что проживали в Польше, были выданы польским властям, а остальные – властям Советской Украины. Аналогичная участь постигла остальные группы УПА и потому немногим сечевикам-бандеровцам удалось добраться до Западной Германии.