15. Русины в круговороте 2-й мировой войны

Венгрия мотивировала аннексию Подкарпатской Руси тем, что возвращает себе якобы исконно венгерские земли, отторгнутые от неё в 1919 году по итогам 1-й мировой войны. Ее парламент 22 июня 1939 года принял закон № 6 «Об объединении Карпатии с Венгрией и ликвидации оккупационной системы». По этому закону коренные жители Подкарпатской Руси – Карпатской Украины оказались гражданами Венгрии. Этот закон, а также распоряжение № 6200/1939 премьер-министра Венгрии П.Телеки «О нынешнем управлении общим делом на возвращенных землях Карпатии» стали правовой базой для перехода от оккупационного к гражданскому управлению в русинском регионе Венгрии под названием Карпатия. Его поделили на три экспозитуры: Ужанскую с центром в Ужгороде, Берегскую с центром в Мукачево и Мараморошскую с центром в Хусте. Экспозитуры состояли из районов.

Под волну репрессий венгерских властей попали не только члены «Карпатской Сечи», т.е. сечевики, но и коммунисты, которые проповедовали бредовые идеи коммунизма. Многие русины им поверили, что якобы в Советском Союзе коммунизм уже строится и его народы живут там в благополучии. После присоединения польской Галичины к Советской Украине, с октября 1939 года советско-венгерская государственная граница проходила вдоль водораздельного хребта Карпат и не была ограждена даже колючей проволокой. Первыми начали неле гально эмигрировать в Советский Союз функционеры Подкарпаторусинской краевой организации компартии Чехословакии: И.Балега, В.Бубряк, П.Варга, С.Габерман, В.Желизняк, Н.Климпотюк, ИЛедней, И.Локота, С.Лейбович, Н.Мацканюк, М.Макарович, М.Можарович, Ю.Млавец, В.Немчук, В.Нямещук, М.Руснак, Д.Тарахонич, И.Чобаль. По ходатайству руководства крайкома КПЧ О.Борканюка, И.Туряницы их (и других), использовали по линии Коминтерна или направили в спецшколы НКВД по подготовке разведчиков. Примеру коммунистов Подкарпатской Руси последовали страдающие от безземелья крестьяне горных регионов Верховины (горцы), а также молодежь. Если коммунисты уходили от преследования со стороны венгерских властей, то вторые надеялись найти в Украине работу или продолжить учёбу, третьи – избежать службы в венгерской армии и т.д. Доктор исторических наук, профессор Е.Довганич в книге «Закарпатські воїни генерала Свободи» по этому поводу пишет, что первых беженцев из Венгрии советские пограничники просто возвращали обратно на венгерскую сторону. Это видно из протоколов допросов тех русинов, которые повторно уходили в Советский Союз: И.Ю.Андрийцё, В.Д. Андрийцё, братья С.М и В.М.Чижмарь, В.Русанюк, И.Молдавчук, Г.Маркусь, М.Лазар, М.Феер и др. Поскольку у них не было иного выбора. Например, интернационалист И.Андрийцё в 1928 году закончил Киевскую советско-партийную школу и являлся штатным функционером крайкома КПЧ, а братья Чижмари в 1937-1938 годах были волонтерами (добровольцами) гражданской войны в Испании на стороне коммунистов.

Возвращение русинов в Венгрию пограничниками Советского Союза происходило по указанию Москвы. Ведь после установления в августе 1939 года дружественных отношений с Германией Венгрия, как союзница Германии, также стала союзницей Советского Союза. Отношения Советского Союза с Венгрией были настолько добрососедскими, что в марте 1941 года он обменял 56 полковых знамен венгерской армии Л.Кошута, ставших в 1849 году трофеями русской армии, на интернационалистов М.Ракоши и Воинберга – руководителей венгерской коммунистической партии, которые отбывали наказание в тюрьме.

Канцелярия премьер-министра Венгрии 25 октября 1939 года сообщала в прессе, что «русины ежедневно исчезают из сёл, даже из городов Мукачево и Ужгород, исчезают группами по 10-40 человек. Все они убегают в направлении советской границы, где очень легко могут перейти в Россию». Поскольку среди вернувшихся домой было немало агентов Советского Союза, то это беспокоило Венгрию. Например, Л.Варга, житель прилегающего к Ужгороду села РадванкаД ноября 1939 года нелегально оказался в Советском Союзе. Там старший лейтенант НКВД СССР Евдокимов завербовал его агентом и научил основам этой профессии, а в январе 1940 года помог Л.Варге вернуться в Венгрию, где был изобличен контрразведкой в шпионаже. Поскольку таких примеров было немало, контрразведка Венгрии организовала утечку «секретной» информации о том, что среди нелегально уходящих в СССР лиц якобы немало агентов спецслужб Венгрии. В результате – беженцев в Советский Союз уже не возвращали в Венгрию, а через «тройки» приговаривали к лишению свободы сроком от двух до пяти лет, о чем венгерские власти сообщали в прессе и по радио. Однако из-за многолетней пропаганды коммунистов о счастливой жизни в Советском Союзе этому не все верили. Прежде всего, учащиеся выпускных классов закрывшихся русинских гимназий и семинарий. В изданном в 1941 году в Ужгороде «Подкарпатском вестнике» были перечислены 2823 гражданина, бежавших в Советский Союз. Сообщалось, что 26 августа 1941 года Венгрия приняла решение о лишении их гражданства.

Регент Венгрии М.Хорти 20 июля 1939 года одобрил и подал в нижнюю палату парламента законопроект «О Карпатском самоуправляемом воеводстве», т.е. об автономии русинов Подкарпаторусинского края. Этим законопроектом предполагалось, что подобно конституционному закону № 10 от 1918 года, русины будут иметь автономную республику со своим парламентом. А до этого регентом Карпатии был назначен Н.Козьма, потому что он родился и провел юность в Подкарпатской Руси среди русинов и знал не только обычаи и менталитет русинов, но и русинскую среду вообще. Чтобы русины были представлены в парламенте Венгрии, до проведения очередных выборов в парламент от Карпатии было кооптировано соответствующее числу ее населения количество депутатов из числа известных и авторитетных русинов. В их числе А.Бродий, Ю.Фелдеши, С.Фенцик (члены парламента бывшей Чехословакии) и другие. Однако политическая ситуация в Европе осложнилась и переросла во Вторую мировую войну, что помешало предоставлению Карпатии автономии.

Коминтерн в конце 1939 года решил подчинить Подкарпаторусинскую краевую организацию компартии Чехословакии компартии Венгрии и таким образом реанимировать последнюю. Дело в том, что после вступления Венгрии в антикоминтерновский пакт руководители и активисты коммунистической партии Венгрии оказались в тюрьме, а рядовые коммунисты отказались от членства в ней. По решению Коминтерна, компартию Венгрии должен был возглавить проживавший в Братиславе Золтан Шенгерц. Он давно порвал с компартией и занимался коммерцией, а потому находился вне подозрения. За ним был послан Н.Климпотюк, русин из Подкарпатской Руси, работавший в Коминтерне. Совместно с Н.Мацканюком, тоже русином из Подкарпатской Руси и окончившим Харьковский коммунистический университет Коминтерна, они обеспечили приезд З.Шенгерца в Москву. В Коминтерне его обучили методам конспирации и деятельности в условиях подполья, познакомили с Олексой Борканюком, руководителем Подкарпаторусинского краевого комитета компартии. Затем под вымышленной фамилией 3.Шенгерц в Будапеште был легализован и начал создавать компартию Венгрии.

Если граждане из оккупированной Подкарпатской Руси уходили в Советский Союз, то граждане из оккупированной Чехии уходили в Польшу и Францию, а затем в Англию. В то же время Э.Гаха, экс-президент Чехословакии, а также ряд оставшихся в Праге министров правительства ЧСР сотрудничали с фашистской Германией. Поэтому эмигрировавшие в Англию министры правительства ЧСР и государственные чиновники высокого ранга образовали в Лондоне Государственный Совет Чехословакии (далее ГСЧ). Его возглавил Э.Бенеш, экс-президент Чехословакии. Членом ГСЧ от Подкарпатской Руси стал русин Павел Цибере, юрист по образованию, одновременно назначенный секретарем Э.Бенеша по делам Подкарпатской Руси. ГСЧ представлял и защищал в международном сообществе интересы Чехословакии, потому его называли правительством Чехословакии в изгнании.

Структура ГСЧ напоминала структуру довоенного правительства Чехословакии. Министерство иностранных дел возглавил Ян Масарик, сын первого президента ЧСР Т.Масарика. Министерство национальной обороны возглавил генерал С.Ингра, министерство экономики и развития – Франтишек Немец и т.д.

В Польшу бежали от фашистской оккупации и чехословацкие офицеры в надежде, что скоро войска Германии под давлением мировой общественности покинут их Родину, а поэтому им следует быть вблизи ее границы. Бежал в Польшу и генерал Л.Прхала, который создавал там чехословацкие воинские формирования. Одно из них возглавил подполковник Людвик Свобода. Забегая вперед, отметим следующее. В 1968 году Людвиг Свобода стал президентом Чехословакии и потому в поселке Рассвет Нежинского района Черниговской области Украины был открыт музей Л.Свободы. Экспонаты этого музея свидетельствовали о боевых заслугах Л. Свободы как командира интернационального отряда, огнем и мечом устанавливавшего в Украине советский режим. Генерал-лейтенант П.Судоплатов, перед началом и во время войны начальник разведывательно-диверсионного управления НКВД СССР, а после войны – заместитель начальника 1-го (разведывательного) Главного управления Министерства госбезопасности Советского Союза, в мемуарах «Разведка и Кремль» написал следующее. Л.Свобода нашел в Варшаве резидента внешней разведки Советского Союза. По его указанию, с начавшимся 1 сентября 1939 года вторжением Германии в Польшу, чехословацкие воины подразделения Л.Свободы переместились в Галичину, которая в конце того же месяца была присоединена к Советскому Союзу. Из Галичины Л.Свободу вызвали в Москву, где «он жил на явочной квартире и на моей даче в пригороде Москвы. С ним регулярную связь поддерживал Маклярский (заместитель П.Судоплатова – авт.). Мы держали Свободу в резерве. В мае и июне, перед самым началом войны, мы начали обсуждать план формирования чешских воинских частей в Советском Союзе, чтобы затем выбросить их в немецкий тыл для ведения партизанских операций в Чехословакии», – утверждает П.Судоплатов. В свою очередь находившийся в Англии Государственный Совет Чехословакии добивался, чтобы Советский Союз отправил чехословацких воинов в Алжир, где формировалась Чехословацкая армейская бригада легионеров в составе французской армии под командованием генерала де Голля. Однако интернационалист JI. Свобода, а также несколько десятков офицеров, в их числе надпоручик (старший прапорщик) Б.Райцин, остались в Советском Союзе.

Тем временем Венгрия, став союзницей Германии и Италии, постепенно становилась профашистской. Однако ее медлительность раздражала национал-фашистов Венгрии во главе с Ф.Салаши, руководителем венгерской национал-социалистской партии. Летом 1940 года они, при поддержке агентуры «Абвера», пытались совершить путч и взять власть в Венгрии в свои руки. Однако народ и армия их не поддержали, и Ф.Салаши оказался в тюрьме. Но вмешался Гитлер, и Ф.Салаши со своими сообщниками вышел на свободу.

При поддержке Советского Союза, коммунисты Югославии во главе с интернационалистом Иосип Броз-Тито вели активную борьбу за взятие власти в свои руки. Поэтому принц Павел II, регент Югославии, в 1940 году подписал соглашение о присоединении к антикоминтерновскому договору. Этим воспользовались коммунисты, начавшие призывать население к свержению власти, чтобы взять ее в свои руки. Увидев, что Гитлер бескровно раздробил и присоединил многонациональную Чехословакию к Германии, Сталин решил аналогично поступить с еще более многонациональной Югославией. Тем более что в этом плане Советский Союз через свою агентуру и коммунистов Югославии активно действовал с 1938 года. В марте 1941 года Москва послала в Белград генерала Малынтейна, заместителя начальника военной разведки, чтобы координировать действия югославских коммунистов и агентуры Советского Союза. В результате 29 марта 1941 года власть в Югославии оказалась в руках коммунистов во главе с И-Б.Тито. Через неделю, 5 апреля, Советский Союз заключил с новым правительством Югославии пакт о взаимопомощи.*

Так в отношениях Германии и Советского Союза возникла атмосфера взаимного недоверия. Уже 6 апреля дислоцированные в Болгарии немецкие войска вторглись в Югославию. Вслед за ними в Югославию вторглась и венгерская армия. Венгрия рассчитывала этими действиями вернуть себе те югославские земли, которые по итогам Первой мировой войны отошли к Югославии. В результате – армия Югославии в течение двух недель была разбита, а принц Павел II был восстановлен у власти. Поскольку Советский Союз давил на Румынию, чтобы она отдала ему не только Бессарабию, но и нефтяные промыслы, обеспечивавшие Германию бензином, в Румынию была введена 11-я немецкая армия численностью 22.430 бойцов. После этого Румыния примкнула к антикоминтерновскому пакту. Генерал-лейтенант П.Судоплатов в мемуарах написал, что 18 апреля 1941 года он «подписал специальную директиву, в которой всем нашим резидентурам в Европе предписывалось всемерно активизировать работу агентурной сети и линий связи, приведя их в соответствие с условиями военного времени. Аналогичную директиву по своей линии направила и военная разведка…Между тем Сталин и Молотов распорядились о передислокации крупных армейских соединений из Сибири к границам с Германией. Они прибывали к западным границам в течение апреля, мая и начала июня». Гитлер не стал ждать вторжения этих крупных соединений Красной армии и 22 июня 1941 года нанес Советскому Союзу превентивный удар.

Сегодня нет сомнений в том, что Советский Союз готовился начать против Германии внезапную войну. К середине 1941 года Красная армия насчитывала 5 млн. человек. Из глубины России к западным границам скрытно были дополнительно переброшены 16, 19, 20, 21 и 22 армии, или 28 дивизий, а пограничные войска были отведены в тыл. В 1941 году промышленность СССР перешла на военные рельсы. Если в 1940 году было выпущено 64 истребителя Як-1 и 20 истребителей МиГ-3, то в первой половине 1941 года их выпустили 1946 единиц, а за год было изготовлено 5500 танков. 21 июня 1941 года состоялось секретное совместное заседание Политического бюро (Президиума) ВКП(б) и секретариата Исполкома Коминтерна с участием их руководителей – И.Сталина и Г.Димитрова, одновременно являвшегося руководителем компартии Болгарии. На этом заседании было утверждено решение по реализации разработанного Генштабом Красной армии плана «Гроза» – вторжения Красной армии в Германию и поднятие коммунистами в странах Европы революций для захвата в них власти в свои руки. Затем, уже без представителей Коминтерна, Политбюро ВКП(б) приняло решение о создании на базе западных приграничных военных округов пяти военных фронтов, а также решение о создании из семи армий второго стратегического резерва, создание Ставки Верховного главнокомандования и др.

Об этих решениях в тот же день стало известно Гитлеру, который отдал вермахту приказ немедленно начать войну против Советского Союза. Уже в 04 часа утра 22 июня 1941 года немецкие войска вторглись на территорию Советского Союза. В этот же день Румыния, на следующий день – Словакия, а 27 июня – Венгрия также вступили в войну против Советского Союза. Если войска Румынии наступали в сторону Одессы, то венгерские войска наступали по территории Украины в сторону Дона, а словацкие войска были задействованы на линии фронта Умань – Кировоград – Днепропетровск, а затем – на Северном Кавказе. Хотя Чехия и была в составе Германии, мобилизовали в немецкую армию только проживающих на ее территории немцев. Чехи шли в немецкую армию добровольно. Из них была сформирована одна дивизия, воевавшая на Восточном фронте.

Весной 1941 года Венгрия провела на присоединенной территории русинов (Подкарпатской Руси) перепись населения. Она установила, что в Карпатии проживает всего 727,4 тыс. человек, из них 509.239 назвали себя русинами по национальности. Однако немало было и евреев, что автоматически увеличивало немалый процент евреев среди населения Венгрии. В конце июня 1941 года Венгрия депортировала в Украину 15 тыс. евреев, переселившихся в Карпатию (Подкарпатскую Русь) из Галичины, чтобы Гитлер перестал называть Венгрию оазисом евреев в Европе. На оккупированной территории Украины немецкие власти свезли этих евреев в город Каменец-Подольский и там их 27 августа 1941 года расстреляли.

Сталин верил обещаниям руководителей коммунистических партий стран Европы, утверждавших на заседаниях Коминтерна, что в случае нападения их государства на Советский Союз, они поднимут в своей стране восстание пролетариата, затем с помощью Советского Союза захватят власть в свои руки. Однако Германия совместно с Венгрией, Словакией, Италией и Румынией успешно наступали по просторам Советского Союза, а намеков на революции в этих странах не было. Поэтому всех русинов Подкарпатской Руси, нелегально бежавших в Украину и отбывавших там наказание за нелегальный переход границы, отправили в концлагеря Сибири и Крайнего Севера как граждан враждебной Советскому Союзу Венгрии. В Северожелезнодорожном лагере (Коми АССР) содержалось более 2 тыс., в Ухта-Ижемском (Коми АССР) – 3 тыс., Норильском – 500, Магаданском – 1 тыс. подкарпатских русинов, а всего около 7.500 человек.

Однако после того как немецкие войска дошли до Москвы, а Коминтерн оказался неспособным поднять восстание даже в оккупированных Германией странах, Сталин обратил свой взор на славян Европы. 29 ноября 1941 года в Москве состоялся митинг военнопленных славян, на котором было принято обращение ко всем славянам выступить единым фронтом против фашизма. Представителями русинской нации на этом митинге были попавшие в плен Ю.Линтур, П.Игнат, И.Токарь и М.Лавер, русины из Подкарпатской Руси, мобилизованные в венгерскую армию как граждане Венгрии. Ибо ситуация для Советского Союза складывалась весьма неприятная. Как пишет в мемуарах «Разведка и Кремль» П.Судоплатов, когда немцы были под Смоленском, он по заданию В.Молотова сообщил своему агенту Стаменову, послу Болгарии в Москве, о возможном заключении Советским Союзом и Германией мирного договора. По этому мирному договору Советский Союз готов был уступить Германии территорию, занимаемую Украиной, Белоруссией, Латвией, Литвой и Эстонией. Эти условия мира Стаменов должен был передать королю Болгарии с расчетом на то, что король сообщит об этом Гитлеру.

По инициативе П.Цибере, председатель ГСЧ Э.Бенеш обратился к послу Советского Союза в Лондоне Л.Майскому с ходатайством об освобождении русинов Подкарпатской Руси из концлагерей, чтобы предоставить им возможность в составе отдельной Чехословацкой армейской бригады вместе с Красной армией бороться с фашистской Германией. В результате – Москва признала ГСЧ правительством Чехословакии в эмиграции, а Э.Бенеша – главой правительства Чехословакии. Затем Э.Бенеш и Л.Майский 18 июля 1941 года подписали в Лондоне соглашение Советского Союза и Чехословакии «О совместных действиях в войне против фашистской Германии». Этим соглашением Чехословакия и Советский Союз обязывались оказывать друг другу помощь в войне против фашистской Германии, а Советский Союз дал согласие на формирование на своей территории чехословацкой воинской бригады численностью 2350 бойцов. Протоколом к этому соглашению предусматривалось, что командира и начальника штаба чехословацкой воинской бригады, а также их заместителей назначал Э.Бенеш, однако с согласия Сталина. Таким образом, Чехословакия официально вступила в антигитлеровскую коалицию. Вскоре США, Англия, Франция, а затем и другие страны антигитлеровской коалиции начали сотрудничать с ГСЧ как с правительством Чехословакии в эмиграции. Э.Бенеш назначил послов Чехословакии в этих странах, в том числе Зденека Фирлингера – послом в Советском Союзе. В свою очередь генерал С.Ингра, министр национальной обороны ЧСР, назначил полковника Г.Пика своим представителем в СССР по делам чехословацких войск.

В целях своей реабилитации в глазах Сталина, Коминтерн решил поднять партизанское движение русинов Подкарпатской Руси против венгерских оккупантов. Для этого была создана специальная группа из числа бежавших в Советский Союз коммунистов во главе с Олексой Борканюком. В эту группу О.Борканюка вошли русины М.Можарович и И.Декань, венгр Д.Кеваго, еврей С.Габерман, бывшие функционеры Подкарпаторусинского крайкома компартии, а также радист «Розовский» -гражданин Советского Союза. Эта группа в ночь с 4 на 5 января 1942 года с самолета была на парашютах заброшена в Подкарпатскую Русь. Но произошёл казус. У села Ясиня, столицы «Гуцульской республики», через Карпаты проходила дорога из Венгрии в оккупированную немцами Украину. На ней располагались пограничные контрольно-пропускные пункты (ПКПП) Венгрии и Германии. В лютую зиму января 1942 года, пограничники грелись у своих костров, которые экипажем самолета были приняты за условный сигнал места десантирования. Пограничники услышали и заметили в освещаемом луной и звездами небе низко пролетающий самолет, из которого выпрыгивали парашютисты прямо на их ПКПП. В результате перестрелки двое десантников были убиты, а трое – взяты в плен. Повезло только О.Борканюку, который десантировался последним. Гуцул О.Борканюк был небольшого роста и веса, десантировался последним и потому оказался вдали от ПКПП. Ещё в воздухе он узнал родное село Ясиня. В целях конспирации он зашел не домой, а в дом давно умершего родного брата Дмитрия, где одиноко проживала жена брата Явдоха. 12 февраля 1942 года она на допросе не выдержала пыток и сказала жандармам, что О.Борканюк скрывается в тайнике под печкой. Имея при себе заряженный пистолет и гранаты, О.Борканюк сдался без сопротивления. Поверив контрразведчикам о смягчении наказания за чистосердечное признание и сотрудничество с ними, он рассказал им все, что знал о коммунистическом подполье в Подкарпатской Руси и Коминтерне в частности. Уже на следующий день, 13 февраля, в Подкарпатской Руси начались массовые аресты даже тех коммунистов, которые давно порвали с компартией и перестали быть таковыми. Было арестовано 453 коммуниста, из них 98 были осуждены военными трибуналами. В том числе – 15 к пожизненной каторге, а 11 – к высшей мере наказания. Шесть из них – Р.Винер, О.Ленько, И.Планчак, М.Симкович, Д.Шенберг и Г .Якубович – 31 июля 1942 года были повешены в Ужгороде на глазах его жителей. Чтобы не возвращаться к вопросу партизанского движения в Подкарпатской Руси, отметим следующее. О.Борканюк лично знал З.Шенгерца, а потому только он мог его опознать и на очной ставке изобличить его в совместной работе в Коминтерне, а также с какой целью он вернулся в Венгрию. Поэтому материалы уголовного дела в отношении О.Борканюка были выделены и вместе с ним отправлены в Будапешт. Вскоре 3.Шенгерц был задержан в Будапеште и по приговору военного трибунала повешен. После этого, 25 сентября 1942 года, в Будапештской тюрьме военный трибунал вынес аналогичный приговор О.Борканюку, который 3 октября 1942 года привели в исполнение. Через десять лет после войны, 8 мая 1965 года, О.Борканюку было присвоено звание «Герой Советского Союза» за то, что якобы под его руководством в Карпатах «развернулось партизанское движение. Отряды партизан Гавриила Логойды, Михаила Сирко, Николая Сокача, Василия Жупана… беспрерывно совершали нападения на вражеские обозы, били оккупантов, где только могли, уничтожали их администрацию», – написано в «Большой советской энциклопедии». Это ложная информация, потому что названных партизанских отрядов не существовало, а упомянутые лица были рядовыми подпольщиками в разведывательной группе венгерского интернационалиста Ф.Патаки. Тем не менее установленный советским режимом в городе Рахов монументальный памятник О.Боканюку стоит и поныне, а гиды у его подножия и ныне рассказывают туристам о мифических подвигах О.Борканюка.

Полковник Г.Пика, представитель министра национальной обороны ЧСР в Советском Союзе, 13 февраля 1942 года написал письмо генералу А.Панфилову, уполномоченному Министерства обороны Советского Союза по вопросу создания в Советском Союзе иностранных воинских частей. В этом письме Г.Пики было сказано о русинах Подкарпатской Руси следующее: «Большинство этих чехословацких граждан бросили свой край потому, что они были против оккупации именно русинской части Чехословакии Венгрией и хотят с оружием в руках выразить свой протест против насильственных оккупантов. Значительная часть из них служила в чехословацкой армии, поэтому они могли бы быть достаточно ценным элементом с военной и моральной точки зрения в Чехословацкой воинской бригаде, которая формируется. По полученным сведениям, на территории СССР находилось несколько тысяч чехословацких граждан Подкарпатской Руси».

Г.Пика получил ответ, что формирование Чехословацкой воинской бригады началось 12 февраля 1942 года на Урале, в городе Бузулук. Её командиром назначен подполковник чехословацкой армии Людвик Свобода. Однако среди сотрудников находившегося в Лондоне министерства национальной обороны Чехословакии никто Л.Свободу не знал и информацией о нем не располагал. Это насторожило генерала С.Ингру и лично Э.Бенеша, верховного главнокомандующего чехословацкой армии. Вскоре стало известно, что еще в декабре 1941 года генерал А.Панфилов и Л.Свобода были в городе Бузулук, где приступили к формированию Чехословацкой армейской бригады. А.Панфилов, заместитель начальник 4-го Управления (разведка) Генерального штаба Красной армии, представил Л.Свободу бойцам формируемой Чехословацкой армейской бригады и местным органам власти как командира этой бригады.

С этим назначением не согласился Э.Бенеш и своим приказом верховного главнокомандующего назначил командиром формируемой в Бузулуке Чехословацкой воинской бригады полковника Яна Кратохвила. По прибытии полковника Я.Кратохвила в расположение своей армейской бригады, Л. Свобода отказался ему подчиняться. Москва предложила компромисс, состоявший в следующем. Из бойцов, которые уже были в Бузулуке, сформировать Отдельный чехословацкий батальон на правах полка, а его командиром назначить Л.Свободу. Одновременно Я.Кратохвила назначить командиром учебного полка Чехословацкой армейской бригады. В нем бойцы будут проходить воинскую подготовку, а затем из них будут сформированы подразделения армейской бригады. Тем временем Отдельный батальон под командованием подполковника JI.Свободы будет на передовой линии фронта приобретать боевой опыт. После того как армейская бригада будет сформирована, бойцы батальона JI.Свободы вольются в подразделения армейской бригады для передачи его бойцам боевого опыта.

В результате перед полковником Г.Пикой возникла проблема укомплектования учебного полка. Он написал в Генеральный штаб Красной армии письмо о том, что многие граждане Подкарпатской Руси, которые бежали от венгерского режима в Советский Союз, пребывают в исправительно-трудовых лагерях. Они прошли воинскую службу в чехословацкой армии и из них следует формировать Чехословацкую армейскую бригаду. Но ответа не последовало, и Андрей Патрус, адъютант полковника Г.Пики, русинский поэт с литературным псевдонимом Патрус-Карпатский, написал за подписью Г.Пики не одно подобное письмо в разные правительственные инстанции Советского Союза. Они основывались на конкретных фактах, которые предоставлял из Лондона П.Цибере. Поэтому Патрус-Карпатский в письмах указывал, в каком именно лагере содержатся русины Подкарпатской Руси, даже их количество, а во многих – их имена и фамилии. Только через год, 19 ноября 1942 года, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об амнистии беженцам из Венгрии, карпатороссам, украинцам и словакам, которые до расчленения Чехословакии имели чехословацкое гражданство». В целях исполнения этого Указа на местах, НКВД (Министерство внутренних дел) СССР 26 ноября 1942 года издало директиву № 523 о порядке освобождения и конвоирования в город Бузулук пригодных к военной службе лиц, подпадающих по этому Указу под амнистию, а остальных – в колхозы Казахстана. Однако при условии, чтобы им на замену прибыла компенсация, т.е. другие заключенные. По утверждению исследователя этой тематики Е.Довганича, доктора исторических наук Ужгородского национального университета, до издания упомянутого Указа в концлагерях ГУЛАГа успели погибнуть 882 и пропасть без вести 178 граждан Подкарпатской Руси.

Первое пополнение в Чехословацкий учебный полк прибыло 6 декабря 1942 года из концлагеря в Воркуте в количестве 185 человек, а 31 декабря 1942 года – из Печорского концлагеря в количестве 195 человек и т.д. Из них формировали взводы, роты и батальоны, а их командирами были назначены сержанты и офицеры из Отдельного батальона под командованием JI.Свободы. Москва настояла, чтобы структура Чехословацкой армейской бригады формировалась по образцу воинской бригады Красной армии. Поэтому у каждого командира роты, батальона, полка и бригады должен быть заместитель по политической части, т.е. политкомиссар. Однако правительство Э.Бенеша было против политкомиссаров по той причине, что Чехословакия – многопартийная страна, а потому армия вне политики и не может служить какой-либо одной партии. Однако Москва настаивала, и был найден компромисс, что политкомиссар будет именоваться помощником соответствующего командира по воспитательной работе.

В апреле 1943 года Чехословацкий учебный полк насчитывал 1438 бойцов, из них 1366, или 95%, являлись жителями Подкарпатской Руси. В их карточках воинского учёта была графа «материнская речь», по которой определялась национальность бойца. Поэтому вместо национальности «русин» в этих карточках в графу «материнская речь» вносилась запись «русинская». По указанию из Москвы, политкомиссары из числа членов подпольно действовавшей в полку коммунистической организации компартии Чехословакии начали требовать, чтобы в этих карточках вместо «русинская речь» записывали «украинская речь». Не добившись своего, политкомиссары Н.Мацканюк, В.Русин и М.Феер, в сопровождении офицеров советской контрразведки при Чехословацком учебном полку, отправились в Куйбышев, где в то время размещался штаб полковника Г.Пики. Как написал по этому поводу В.Русин в своих воспоминаниях «На крутих перевалах. Долі на зустріч», Г.Пика им ответил: «Можем ли мы отойти от Конституции? … в Чехословацкой республике проживают подкарпатские русины. По всем признакам они принадлежат к западной культуре и не имеют ничего общего с украинцами по эту сторону Карпат».

В июле 1942 года немцы сняли с кавказского направления бронетанковые воинские части и направили их на Сталинградский фронт. В итоге словацкая пехотная дивизия осталась без бронетанкового прикрытия и начала нести большие потери в живой силе. Потому ее бойцы, в их числе русины Прешовской Руси, перешли на сторону Красной армии, а наступление немцев на Кавказе захлебнулось. Из-за «генерала Мороза» (50 градусов) под Сталинградом 120-тысячная немецкая армия фельдмаршала Ф.Паулюса оказалась небоеспособной, была окружена и капитулировала. В боях на Сталинградском направлении потерпела поражение 2-я венгерская армия, состоявшая из 3, 4 и 7-го пехотных корпусов и 1-й танковой бригады, общей численностью 160 тысяч бойцов. В их числе было немало русинов Подкарпатской Руси, мобилизованных в венгерскую армию как граждан Венгрии. Следовательно, в русском плену оказалось немало словаков и русинов, из которых можно было формировать Чехословацкую армейскую бригаду.

В январе 1943 года Отдельный Чехословацкий пехотный батальон под командованием подполковника JI.Свободы в количестве 151 бойца, в том числе 121 русинов, из Бузулука был отправлен на фронт и 8 марта 1943 года занял исходные позиции у села Соколово Харьковской области. Об этом заранее узнали немцы. Чтобы деморализовать бойцов чехословацкого батальона, немцы в тот же день, 8 марта, атаковали его большими силами с применением артиллерии и авиации. К этому совершенно не были готовы подразделения Красной армии. В результате батальон Л.Свободы, не получив поддержки танками, артиллерии и авиацией, понес большие потери и 13 марта отступил, а затем был отведен в тыл. Чтобы как-то загладить вину за этот просчет и большие людские потери, Л. Свободе за этот бой у села Соколово было присвоено звание полковника, а командиру роты О.Ярошу присвоили звание «Герой Советского Союза» (посмертно). Были награждены орденами и медалями другие бойцы батальона.

Регент Венгрии М.Хорти, он же верховный главнокомандующий войсками Венгрии, вместе с премьер-министром Венгрии Стояи, из-за больших потерь венгерской армии на Восточном фронте, потребовали от Гитлера вернуть венгерские войска с линии фронта и задействовать их в тылу немецких войск для охранных функций. В результате Берлин разработал план «Маргарет-1» по отстранению М.Хортия и Стояи от власти.* Для этого 14 марта 1943 года в Венгрию были введены 11 немецких дивизий для психологического воздействия на М.Хорти и его правительство. Затем М.Каллаи стал премьер-министром Венгрии, а генерал-полковник Л.Чатан – военным министром.

9 мая 1943 года в городе Новохопёрск Воронежской области началось формирование из военнопленных словаков и русинов Отдельной чехословацкой бригады под командованием полковника Я.Кратохвила, а полковник Л.Свобода был назначен первым его заместителем. По предложению председателя ЦК компартии Чехословакии К.Готвальда, член центрального комитета компартии Чехословакии Я.Прохазка был назначен заместителем по воспитательной работе (политкомиссаром) командира бригады. В ней числилось 3.348 бойцов, в том числе 2.210 граждан Подкарпатской Руси, 563 чехов, 343 словаков и 169 – других национальностей. Из военнопленных чехов, словаков, русинов и евреев Чехословакии в Тамбовской области на базе танковой школы была создана 1-я чехословацкая танковая бригада, под Рязанью – танковый полк, а в городе Иваново – авиадесантный полк. Поэтому Э.Бенеш назначил полковника Я.Кратохвила командующим всеми чехословацкими воинскими частями, дислоцированными на территории Советского Союза в составе Красной армии.

Первый эшелон с бойцами 1-й Чехословацкой армейской бригады под командованием Л.Свободы был отправлен на фронт 30 сентября 1943 года. Чехословацким бойцам предстояло освобождать Киев в направлении Пуща-Водица -Брест-Литовское шоссе -Крещатик – Подол. С вечера 21 и до утра 22 октября чехословацкая бригада под артиллерийским обстрелом и бомбёжкой «юнкерсов» переправилась на правый берег Днепра. 4 ноября она с боями достигла пригородов Киева и вела бои за освобождение столицы Украины. Отличившись в боях за завод «Большевик», вокзал и другие стратегические пункты Киева, подразделения Чехословацкой бригады вышли к Днепру.

В боях за столицу Украины немало ее бойцов погибло, в их числе 63 подкарпатских русинов. На Лукьяновском кладбище установлен памятник с надписью: «Воинам чехословацкой армии, погибшим в боях с фашистскими захватчиками при освобождении Киева 5 ноября 1943 года». На нём высечены имена и русинов Оленича, Боднара, Дурды, Копчи, Пичкаря, Андру ся, У линца, Шуляка и др. За бои при освобождении Киева командиру роты автоматчиков А.Сохору, а также командирам танковых рот Р.Тисаржу и И.Буршину, было присвоено звание «Герой Советского Союза».

30 октября 1943 года под Мариуполем на сторону Красной армии перешла словацкая дивизия в количестве 2731 бойца. Среди них было немало русинов из Прешовской Руси. Из ее бойцов создали 3-ю Чехословацкую пехотную армейскую бригаду, а на базе авиаполка в городе Ефремово Тульской области была создана 2-я Чехословацкая авиадесантная бригада под командованием полковника Пржикрилы. Его заместителем по воспитательной работе (политкомиссаром) был назначен Патрус-Карпатский.

Э.Бенеш прилетел в Москву и 12 ноября 1943 года подписал с Советским Союзом договор «О дружбе, взаимопомощи и послевоенном сотрудничестве». Стороны этим Договором обязывались оказывать друг другу военную и иную помощь, и не вмешиваться во внутренние дела друг друга. В Генштабе Красной армии Э.Бенешу пообещали создать из чехословацких армейских бригад Отдельный чехословацкий корпус. Тем временем, 1-я чехословацкая воинская бригада Я.Кратохвила продолжала бои за освобождение городов и населённых пунктов Украины в направлении Белая Церковь – Жашков – Корсунь-Шевченковский. Только в боях за Белую Церковь она потеряла 750 бойцов.

В феврале 1944 года войска 1-го Украинского фронта освободили города Ровно и Луцк. В штабе фронта был маршал К.Жуков, заместитель Верховного главнокомандующего И. Сталина. К нему на прием приехали Я.Кратохвил и Л.Свобода, которые от имени Президента Э.Бенеша ЧСР просили сформировать из чехословацких бригад и полков 1-й Чехословацкий армейский корпус и передислоцировать его к границе Чехословакии, чтобы он первым принял участие в освобождении своей родины. Эта просьба была удовлетворена, и 10 апреля 1944 года возле города Черновцы началось формирование 1-го Чехословацкого армейского корпуса. В нем на 30 октября 1944 года насчитывалось 3030 бойцов из числа граждан чехословацкой автономной республики Подкарпатская Русь. Командиром корпуса был назначен генерал Я.Кратохвнл, а первым его заместителем был назначен генерал JI. Свобода, одновременно являвшийся командиром 1-й воинской бригады. Помощником по воспитательной работе (полит-комиссаром) во 2-ю воинскую бригаду Чехословацкого корпуса был назначен Туряниця Иван Иванович, агент НКВД СССР с псевдонимом «Туреф». После гибели О.Борканюка, Коминтерн назначил И.Туряницу первым секретарем Подкарпаторусинской краевой организации коммунистической партии Чехословакии. Под влиянием Москвы политкомиссарами рот, батальонов и бригад 1-го Чехословацкого армейского корпуса были назначены коммунисты Подкарпаторусинского крайкома КПЧ: И.Андрийцё, И.Ваш, И.Гарагонич, П.Дерши, И.Желизняк, МЛялько, Н.Мацканюк, Ю.Млавец, В.Русин, М.Феер, Н.Оленич и другие.

14 августа 1944 года вся территория Украины была освобождена. В связи с этим в этот же день Президиум Верховного Совета Украины, правительство и ЦК компартии Украины приняли «Обращение к украинскому народу». В нем ничего не было сказано об «исконно украинских» землях за Карпатами и проживающих там «украинцах», как это имело место в сентябре 1939 года при освобождении исконно украинских земель в Польше.

Правительство Чехословакии ожидало, как и было согласовано с Верховным Главнокомандующим Советского Союза И.Сталиным, передислокации 1-го Чехословацкого армейского корпуса к границам Подкарпатской Руси. Чтобы он в числе первых принял участие в освобождении Чехословакии в направлении Стрый – Завадка – Буковец – Свалява – Мукачево – Ужгород. Однако эту договоренность Сталин нарушил и преднамеренно отдал 1-й Чехословацкий армейский корпус немцам для его уничтожения.