17. Подкарпатская Русь под оккупацией Советской Украины

В преамбуле советско-чехословацкого договора «О дружбе, взаимопомощи и послевоенном сотрудничестве» от 12 ноября 1943 года написан ряд основоположений международного права. В нем сказано, что договор заключается «на основе взаимного уважения независимости, суверенитета и невмешательства во внутренние дела» друг друга. В развитие этого договора, Э.Бенеш и верховный главнокомандующий И.Сталин 8 мая 1944 года подписали Соглашение «Об отношениях между Советским Главнокомандующим и Чехословацкой Администрацией после вступления Советских войск на территорию Чехословакии». Первая статья этого Соглашения предусматривала, что на территории Чехословакии только «в зоне военных действий Красной армии верховная власть и ответственность во всех делах, относящихся к ведению войны», будет в компетенции И.Сталина. Статья 2 изложена так: «Для освобожденной территории будет назначен Чехословацкий правительственный Уполномоченный, обязанностью которого будут: а) создавать и руководить согласно чехословацким законам Администрацией на территории, очищенной от неприятеля; б) воссоздать Чехословацкие военные силы». А статья 7 гласила: «Все лица, принадлежащие к Чехословацким военным силам, будут подчиняться Чехословацкой юрисдикции. Этой юрисдикции будет подчиняться и гражданское население на Чехословацкой территории даже в тех случаях, когда это касается преступлений, совершенных против Союзнических войск, за исключением случаев, совершенных в зоне военных операций».

Эту правительственную администрацию на освобожденной территории Чехословакии возглавил правительственный специальный Уполномоченный Ф.Немец, министр экономики и развития Чехословакии в правительстве Э.Бенеша. В администрации было 14 отделов – по количеству министерств Чехословакии. Военное ведомство в этой администрации Ф.Немэца под названием «Командование на освобожденной территории» возглавил бригадный генерал А.Гасал-Нижборский. По предложению председателя ЦК коммунистической партии Чехословакии К.Готвальда, политкомиссар 2-й армейской бригады 1-го Чехословацкого армейского корпуса И.Туряниця, русин из Подкарпатской Руси, был назначен советником Ф.Немеца по вопросам Подкарпатской Руси. Это именно тот И.Туряниця, который по линии Коминтерна обучался в Харьковском коммунистическом университете имени Артема и во время учебы стал там гражданином Советского Союза, членом ВКП(б) и агентом НКВД под псевдонимом «Туреф». После того как секретарь Подкарпаторусинского крайкома компартии Чехословакии О.Борканюк был по приговору венгерского военного трибунала казнен, на эту должность Коминтерн назначил И.Туряницу.

По водораздельному хребту Карпат, с октября 1939 года являвшемуся государственной границей Советского Союза и Венгрии, последняя построила линию обороны «Арпад» длиной 133 км. Ее занимала 1-я венгерская армия под командованием генерал-полковника Бейлы-Миклоша Данаи общей численностью 106 тыс. бойцов. В то время начальником оперативного управления генерального штаба Красной армии был генерал-полковник С.Штеменко, который в мемуарах написал: «В Генеральном штабе задумались: а нужно ли ломиться в Венгрию через горные хребты лобовым ударом? Такой удар всегда связан с большими потерями -ив людях и в материальных средствах». Поэтому было принято решение, чтобы войска 1-го и 2-го Украинских фронтов обошли оборонительную линию «Арпад». На образовавшейся в связи с этим разрыве линии фронта 30 июля 1940 года был создан 4-й Украинский фронт под командованием генерал-полковника И.Петрова. В него вошли 1-я гвардейская армия под командованием генерал-полковника А.Гречко, 18-я армия под командованием генерал-лейтенанта Е.Журавлева, 17-й гвардейский корпус под командованием генерал-майора А.Гастиловича и 8-я воздушная армия под командованием генерал-лейтенанта авиации В.Жданова. Перед 4-м Украинским фронтом стояла задача удержать на линии обороны «Арпад» как можно больше сил противника и этим ослабить его сопротивление войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов.

Начатое 9 сентября 1944 года наступление войск 4-го Украинского фронта до конца сентября (за 20 дней) продвинулось на 20 – 40 км и надолго остановилось у линии обороны «Арпад». Передовые части 8-й дивизии 17-го гвардейского корпуса 28 сентября 1944 года у линии обороны «Арпад» заняли первое на территории Подкарпатской Руси село Лазещина. Однако дальнейшее наступление войск этого корпуса, как и 4-го Украинского фронта в целом, у линии обороны «Арпад» захлебнулось. Так, расстояние между селами Подполозье и Нижние Ворота всего несколько километров, однако преодолевалось в течение двух недель. Директива Сталина от 26 августа 1944 года 4-му Украинскому фронту перейти к обороне объяснялась еще и тем, что 23 августа 1944 года в Румынии был совершен государственный переворот с участием несовершеннолетнего короля Румынии Михая. В результате полновластный премьер-министр Румынии И.Антонеску, он же верховный главнокомандующий румынской армией, был смещен. На его место был назначен генерал Санатеску, который немедля отдал приказ румынским войскам перейти на сторону Красной армии и повернуть оружие против немцев. Пятнадцать румынских дивизий были сведены в четыре общевойсковые армии, которые вошли в состав войск 2-го Украинского фронта под командованием маршала Р.Малиновского. В результате Венгрия со стороны Румынии оказалась незащищенной от стремительно наступавших войск 2-го Украинского фронта в двух направлениях – на Будапешт и Дебрецен. Окружая при этом оборонявшую Подкарпатскую Русь 1-ю венгерскую армию.

Вслед за Румынией в начале сентября Болгария и Югославия, а 15 сентября 1944 года и Финляндия вышли из гитлеровской коалиции и объявили войну Германии. По предложению регента М.Хорти, Королевский совет Венгрии принял решение: с целью сохранения населения от бессмысленных жертв, а страну от разрушений, – тоже выйти из гитлеровской коалиции и объявить Германии войну. По поручению М.Хорти генерал-полковник Б.-М.Данаи 22 сентября тайно вылетел в Италию, где находился штаб союзных армий США, Англии и Франции под командованием генерала Д. Эйзенхауэра. Ему было поручено заключить там договор о перемирии с целью последующего заключения договора о мире и переходе венгерской армии на сторону антигитлеровской коалиции. Однако ему там сказали, что по совместной с Советским Союзом договоренности разгрома гитлеровской коалиции наступление на территории Румынии, Венгрии и Чехословакии отведено войскам Советского Союза. Поэтому Венгрии вопросы о перемирии следует решать с Москвой.

Заключение подобного договора с Венгрией не входило в планы Сталина, который намеревался стать освободителем Европы без помощи Европы. Однако получалось так, что Финляндия, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария и Югославия уже выступили с оружием в руках против гитлеровской коалиции и совместно с союзными войсками США, Англии и Советского Союза освобождали себя от фашистского режима. При этом они сохраняли у себя прежний, капиталистический режим, не желающий допускать к власти коммунистов. К этому времени в Москве уже были созданы правительства коммунистической ориентации Польши, Финляндии, Венгрии, Чехословакии и Болгарии, которым с помощью освободительной Красной армии предстояло прийти к власти. Поэтому Сталин не хотел допустить, чтобы и Венгрия принимала участие в своем освобождении от Германии.

Войска 4-го Украинского фронта безуспешно штурмовали линию обороны «Арпад». Передовые части 18-й армии 7 октября были остановлены на подступах к селу Нижние Ворота, а 9 октября 1944 года – у соседнего села Воловец, где линию обороны держала 16-я венгерская пехотная дивизия. Войска 17-го армейского корпуса 14 октября 1944 года подошли к линии обороны «Арпад» у села Ясиня, где были остановлены 10-й венгерской пехотной дивизией. Поэтому Советский Союз охотно вступил в переговоры с прибывшей в начале октября 1944 года в Москву правительственной делегацией Венгрии, которую возглавлял генерал Г.Фараго, бывший военный атташе в Советском Союзе.* Было подписано соглашение о перемирии, которым предусматривалось, что Венгрия разрывает все отношения с гитлеровской Германией, а её армия поворачивает оружие против Германии. При этом Венгрия отказывается от претензий на Подкарпатскую Русь, которую она оккупировала в марте 1939 года. Генерал Г.Фараго остался в Москве в качестве главы военной миссии Венгрии, а М.Горти 10 октября 1944 года направил полковника генштаба У.Лоуренда в штаб 2-го Украинского фронта для установления прямой связи с маршалом Р.Малиновским. Через У.Лоуренда Р.Малиновский передал регенту М.Хорти следующие требования Сталина:

«1. Приступить к немедленному отводу венгерских войск с реки Тиса к Будапешту, а частью сил нанести удар по немецким войскам, противостоящим фронту в районе Сольнока.

2. Немедленно отдать приказ венгерским войскам вступить в боевые действия против немецких войск, установив контакт с Красной армией».*

Уже 13 октября венгерские войска получили приказ М.Хорти перейти на сторону Красной армии. Поэтому Гитлер принял решение о немедленном отстранении М.Хорти от власти. Узнав об этом, М.Хорти 16 октября 1944 года по радио и через прессу обратился с «Воззванием к народу Венгрии». В нем было сказано: «Я получил достоверные сведения о том, что немецкие отряды особого назначения намерены путем насильственного переворота поставить у власти своих людей, а территорию страны превратить в театр арьергардных боёв Германской империи. В связи с этим я сообщил представителю Германской империи в Венгрии о заключении предварительного Соглашения о перемирии с нашими противниками, о прекращении с нашей стороны всяких военных действий против них и объявлении войны Германской империи. Я отдал соответствующее указание военному командованию (…) Эти указания войскам датированы 15 октября 1944 года», – цитирует этот приказ в своих мемуарах генерал армии С.Штеменко.

Генерал Б-М.Данаи 15 октября 1944 года приступил к выполнению этого приказа Н.Гортия о переходе 1-й венгерской армии на сторону Красной армии. Вместе со штабом 1-й венгерской армии перешёл линию фронта и в тот же день беседовал с командующим войсками 4-го Украинского фронта генерал-полковником И.Петровым и членом Военного совета этого фронта генерал-полковником Л.Мехлисом.

Тем временем в Будапешт прибыли немецкие отряды специального назначения под командованием О.Скорцени и Бах-Зелевского. При поддержке 24-й немецкой танковой дивизии они 16 октября помогли возглавляемой Ф.Салаши национал-социалисткой партии Венгрии захватить власть в свои руки. Ф.Салаши стал главой правительства, верховным главнокомандующим и министром обороны Венгрии. Первым делом он отменил приказ М.Хорти о переходе венгерской армии на сторону Красной армии. Поэтому Сталин велел генералу И.Петрову предложить Б-М.Данаи издать свой приказ для войск 1-й венгерской армии, в котором изложить приказ М.Хорти и указать, каким образом его выполнить войскам 1-й венгерской армии. В результате Б-М.Данаи 16 октября подписал такой приказ, который в тот же день был доставлен во все дивизии и армейские бригады 1-й венгерской армии. В нем было сказано, чтобы «самое позднее 18 октября в 6 часов утра прекратить военные действия против советских войск и с этого времени совместно с ними начать войну против гитлеровцев». Войскам, находившимся на линии обороны «Арпад», приказывалось с 10 часов 17 октября начать отход со своих позиций в определенные командованием 4-го Украинского фронта пункты сбора. Приказ Б-М.Данаи заканчивался словами: «Все встречаемые в пути немецкие части должны быть уничтожены. В этом нам поможет русская армия. В этот момент, когда решается вопрос – быть или не быть нашей любимой Родине, – историческую ответственность за исполнение настоящего приказа возложено лично на получивших этот мой приказ», -засвидетельствовал в мемуарах С.Штеменко.

Выполняя приказ М.Хорти и Б.-М.Данаи, находившиеся непосредственно на линии обороны «Арпад» воинские части 1-й венгерской армии 16 октября 1944 года сдали Красной армии линию обороны «Арпад». На следующий день, 17 октября, все воинские части 1-й венгерской армии, рассредоточенные по всей территории Подкарпатской Руси, начали собираться на указанных им командованием 4-го Украинского фронта пунктах, чтобы совместно с Красной армией выступить против немцев. Таким образом, войска 4-го Украинского фронта 16 октября 1944 года овладели не только считавшейся непреодолимой линией обороны «Арпад», но и получили возможность беспрепятственно занимать всю территорию Подкарпатской Руси – Карпатской Украины, которая находилась в зоне боевых действий 1-й венгерской армии. Войска 4-го Украинского фронта двинулись в Подкарпатскую Русь по двум направлениям: войска 18-й армии шли вдоль железной и автомобильной дорог Львов – Ужгород, а войска 17-го стрелкового корпуса – вдоль железной и автомобильной дорог Черновцы -Ужгород. Передовые части 17-го корпуса уже 16 октября пешим маршем преодолели 32 км высокогорной дороги и вошли в село Рахов – административный центр Раховского округа. На следующий день, 17 октября, они маршем преодолели 35 км и вошли в село Великий Бычков, а 18 октября прошагали только 13 км и вошли в село Солотвино. По причине физической усталости, войска 17-го корпуса вошли в Тячево, административный центр Тячевского округа, что в 25 км от села Солотвино, только через три дня – 21 октября. Аналогично и также без боя овладевали населенными пунктами Подкарпатской Руси войска 18-й армии. В первое за линией обороны «Арпад» село Пидполозье они вошли 16 октября, однако только 26 октября вошли в города Мукачево.

Это объясняется тем, что в Подкарпатской Руси немало сел с этническими австрийцами («швабами»). Во многих находились отведенные с линии фронта потрепанные немецкие воинские части для отдыха и пополнения личным составом. После перехода 1-й венгерской армии на сторону Красной армии немецкие воинские части спешно покидали Подкарпатскую Русь. Во избежание пленения, создавались и направлялись в горные ущелья заградительные отряды, задерживавших продвижение бойцов 4-го Украинского фронта до полной эвакуации из Подкарпатской Руси немецких воинских частей.

Газета «Сталинское знамя», издаваемая политуправлением 4-го Украинского фронта, 28 октября 1944 года опубликовала под рубрикой «Ликует народ братской Чехословакии» статью «В освобожденном Мукачево». В ней майор Д.Раздольский и капитан А.Боженко написали, что «ещё до того, как 27 октября передовой отряд Красной армии подошёл к городу Мукачево», на его окраине уже стояла украшенная гирляндами арка. На ней было выведено: «Мы вас ждём, дорогие». У арки красноармейцев встречала собравшаяся толпа горожан и духовой оркестр, а когда в город вступили машины и пехотинцы генерала Дударева, горожане «стали забрасывать их цветами. Радости не было границ». Вся 2-я страница этого номера газеты «Сталинское знамя» занята статьей «Мукачево-Ужгород», написанной ее военными корреспондентами З.Кацом и М.Талалаевским. В статье «Мукачево – Ужгород» они написали «о единодушном восторге, с которым жители сёл и городов (Подкарпатской Руси – Карпатской Украины – авт.) встречают наших воинов. Через улицы мукачевских предместий протянуты транспаранты, украшенные бархатными кистями. Достаточно взглянуть на них, чтобы понять, что это делалось не в последнюю минуту, что люди долго и любовно вышивали эти красивые полотнища. (…) Люди, истомленные долгими месяцами ожидания освобождения, дали волю своим чувствам. Бойцов обнимали, целовали, засыпали цветами, широко распахивали перед ними двери – звали в гости (…) желая их чем-нибудь отблагодарить». Следовательно, бойцы 4-го Украинского фронта под музыку городского оркестра вошли в город Мукачево, улицы которого для освободительной Красной армии горожане усыпали цветами.

С приходом к власти Ф.Салаши, войска Венгрии, за исключением 1-й армии, возобновили сопротивление войскам 2-го Украинского фронта. Поэтому Сталин 24 октября подписал директиву Ставки 2-му и 4-му Украинским фронтам, в которой было сказано: «В связи с тем, что венгерские войска не прекращают боевых действий против наших войск и продолжают держать единый фронт с немцами, Ставка Верховного Главнокомандующего приказывает действовать против венгерских войск так, как против немцев». Поэтому перед 4-м Украинским фронтом стояла задача – немедленно овладеть последним в Подкарпатской Руси городом Ужгород, в котором 6-я венгерская пехотная дивизия ожидала прихода Красной армии в своих казармах. Чтобы у ее командования не было времени одуматься и отказаться от перехода на сторону Красной армии, в Мукачево была спешно сформирована мобильная группа во главе с командиром дивизии полковником И.Хомичем. Ей предстояло совершить 50-километровый марш-бросок для пленения 6-й венгерской дивизии в Ужгород. Мобильная группа И.Хомича в тот же день, 26 октября, двинулась в Ужгород. В своих воспоминаниях, опубликованных в сборнике рассказов «Они освобождали Закарпатье» (Ужгород, «Карпаты», 1965, с. 105) И.Хомич утверждает следующее. На пути следования в Ужгород его мобильная группа проезжала через село Среднее по «центральной улице, на обочине которой стоял венгерский обоз, орудия, ящики с боеприпасами. Солдатские кухни производили выдачу пищи. Возле кухонь растянулись большие очереди солдат с котелками. Советские автоматчики лишили аппетита венгерских артиллеристов и пехотинцев. Так и шли они с пустыми котелками в руках», – в спешно созданный для них в Сваляве полевой лагерь для военнопленных.

Однако при подходе к Ужгороду уже сильно стемнело, и мобильной группе И.Хомича пришлось переждать ночь в пригородном селе Доманинцы. Утром 27 октября 1944 года мобильная группа И.Хомича вошла в Ужгород и пленила ожидавшую в казармах 6-ю венгерскую дивизию. Военные корреспонденты З.Кац и М.Талалаевский в газете «Сталинское знамя» от 30 октября 1944 года так описывали освобождение Ужгорода: «Украинцы, русины, чехи, от мала до велика, вышли на улицы встречать наших солдат и офицеров. Две женщины встретили и нас с цветами в руках. Прикалывая астры к нашим шинелям, одна из них сказала: «Вы пришли в счастливый день, в канун большого праздника. Я с детства помню: 28 октября Чехословакия праздновала торжество своей независимости» (…) Когда мы уходили из магистрата, к нам подошел седой старичок. Он молча и бережно протянул нам листок с гербовой маркой и большой синей печатью. Это была присяга на верность Чехословацкой республике. Василь Игнатко дал её ещё 5 октября 1923 года. «Я хочу, чтобы все знали, – сказал старик, – что мы всегда были верны нашей Чехословацкой республике. Мы страдали, но не покорялись. Многие шли на костёр, как наш великий Ян Гус, но никто в этом не раскаивался, и те, что оставались в живых, были верны своей Родине». Он благоговейно сложил листок и спрятал в боковой карман», – написали З.Кац и М.Талалаевский. В отношении бойцов 6-й венгерской дивизии они написали, что после взятия воинов этой дивизии в плен, их по взорванному на реке Уж мосту в тот же день, 27 октября 1944 года, отконвоированы в тыл 4-го Украинского фронта. Наблюдая эту картину у моста, З.Кац и М.Талалаевский в той же статье так написали об этом: «По рухнувшим фермам, по обломкам бетонных плит и доскам, карабкаясь и падая, теряя амуницию, перебирается Ужгородская 6-я пехотная венгерская дивизия, полностью попавшая в плен».

В упомянутой газете «Сталинское знамя» от 28 октября опубликован приказ верховного главнокомандующего И. Сталина от 26 октября, начинающийся словами: «Войска 4-го Украинского фронта сегодня, 26 октября, овладели на территории Чехословацкой республики промышленным центром Закарпатской Украины городом МУКАЧЕВО…В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом МУКАЧЕВО, представить к присвоению наименования «МУКАЧЕВСКИХ» и к награждению орденами». Под ним помещен текст второго приказа И.Сталина, который начинается словами: «Войска 4-го Украинского фронта, в результате стремительного наступления, сегодня, 27 октября, овладели на территории Чехословацкой республики, главным городом Закарпатской Украины – УЖГОРОД… В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение УЖГОРОДОМ, представить к присвоению наименования «УЖГОРОДСКИХ» и к награждению орденами».

Однако административно-территориальной единицы под названием «Закарпатская Украина» в составе Чехословацкой республики никогда не существовало. Республику с названием Закарпатская Украина по планам Москвы еще предстояло создать на базе Подкарпатской Руси – Карпатской Украины. До этого приказа созданный в Москве костяк правительства будущей республики Закарпатская Украина во главе с И.Туряницей являлось тайной даже для первого секретаря ЦК коммунистической партии Чехословакии К.Готвальда. Следовательно, упоминание Закарпатской Украины в опубликованных в прессе приказах Сталина было секретным сигналом для командования войсками 4-го Украинского фронта и правительства Советской Украины: приступить к созданию на территории дружественной Чехословакии независимого от Чехословакии государства под названием Закарпатская Украина.

В то время председателем правительства и первым секретарем ЦК ВКП(б) Украины был Н.Хрущев. В своих воспоминаниях он указал, что в день освобождения города Мукачева, 26 октября, он уже был в этом городе, так как там находился штаб 4-го Украинского фронта. В этот же день он имел беседу с командующим 4-м Украинским фронтом И.Петровым и членом военного совета фронта Л.Мехлисом. Утром 27 октября Н.Хрущев с Л.Мехлисом поехали в Ужгород, где «познакомился с Иваном Ивановичем Туряницей (…) Тогда он был местным лидером и проводил линию на вхождение Закарпатской Украины в состав Советской Украины, создавал там новые партийные и административные органы», – сказано в воспоминаниях Н.Хрущева.

На основании официальных документов, уточняем воспоминания попавшего в опалу Н.Хрущева, лишенного доступа к этим документам. После того как Красная Армия овладела территорией Подкарпатской Руси – Карпатской Украины, возглавляемая Ф.Немецом администрация правительства Чехословакии обосновалась со своим офисом в городе Хуст, столице республики Карпатская Украина, что в 60 км от города Мукачева и 110 км от Ужгорода. На следующий день, 28 октября 1944 года, в город Хуст приехал надпоручик (старший прапорщик) чехословацкой армии И.Туряниця в качестве советника Ф.Немеца. Там его встретил офицер контрразведки Красной армии под названием «Смерш» (от слов «смерть шпионам»). Сразу после этой встречи И.Туряница попросил Ф.Немэца разрешения навестить якобы больную мать. Фактически он в сопровождении этого офицера из «Смерша поехал в штаб 4-го Украинского фронта, находившегося в городе Мукачево. Оттуда И.Туряницю доставили в город Ужгород, где он и встретился с Н.Хрущевым и генералом Л.Мехлисом, чтобы обсудить и уточнить, каким образом лучше исполнить разработанный в Москве план взятия в Подкарпатской Руси власти коммунистами в свои руки и «проведения линии на вхождение Закарпатской Украины в состав Советской Украины».

В свою очередь Ф.Немец 28 октября 1944 года издал Манифест. В нем было сказано, что по Декрету Э.Бенеша в функции правительственного уполномоченного Чехословакии на освобожденной территории Чехословакии входит: «восстановление местных органов государственной власти и руководство ими, мобилизация в армию, обеспечение общественного порядка и взаимодействие с советским военным командованием».

Чтобы дезориентировать и успокоить правительство Чехословакии, начальник штаба 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Ф.Корженевич 28 октября 1944 года подписал «Инструкцию военным комендантам на освобожденнной от немецких оккупантов территории Чехословакии». В этой Инструкции военным комендантам 4-го Украинского фронта предписывалось: «1. Не вмешиваясь в административные функции местной администрации и дела гражданского управления, поддерживать самые тесные контакты с местной администрацией, созданной правительственным Уполномоченным (…) 2. Кроме чехословацкого правительственного Уполномоченного и созданной им Администрации, никаких других властей, лиц и организаций, претендующих на власть, не признавать, ни в какие переговоры с ними не вступать и рассматривать их как самозванцев…».

Однако военные коменданты 4-го Украинского фронта руководствовались не этой инструкцией, а указаниями командования 4-го Украинского фронта, направленными на блокирование деятельности администрации правительства Чехословакии по восстановлению в Подкарпатской Руси местных органов власти Чехословакии. Для этого командование 4-го Украинского фронта более половины территории Подкарпатской Руси объявило зоной военных действий, в которую запрещалось входить даже Ф.Немецу. В эту зону вошли округа: Велико-Березнянский, Перечинский, Ужгородский, Мукачевский, Свалявский, Воловецкий, Иршавский и Береговский. Следовательно, эти округа находились вне поля зрения и действий правительства Чехословакии. Чтобы в этой «зоне боевых действий» возглавляемые И.Туряницей дезертиры и немногие коммунисты могли создавать независимую от Чехословакии республику под названием Закарпатская Украина.

В Москве понимали, что осуществить отторжение от Чехословакии Подкарпатской Руси – Карпатской Украины и образовать независимую Закарпатскую Украину немногочисленным и не готовым к этому местным коммунистам не под силу. Поэтому на встречу с И.Туряницей и приехал Н.Хрущев, чтобы на месте с Л.Мехлисом, ответственным за присоединение Подкарпатской Руси к Советской Украине, обсудить, какую помощь в этом деле может оказать Советская Украина. Для выполнения этой же задачи в помощники Л.Мехлису был назначен заместитель начальника главного управления военной контрразведки («Смерша») генерал-майор Н.Селивановский. Его должность называлась так: «Главный уполномоченный Советского Союза по присоединению Закарпатской Украины к Советской Украине». При правительстве Советской Украины был создан специальный штаб по присоединению чехословацкой Подкарпатской Руси – Карпатской Украины к Советской Украине, который формировался управлением кадров Центрального комитета компартии Украины из числа ответственных работников партийных органов и правительства Советской Украины. При правительстве Советской Украины была введена должность под названием «Главный уполномоченный правительства Советской Украины по присоединению Закарпатской Украины к Советской Украине», на которую был назначен полковник «Смерша» И.Гребченко. Он одновременно являлся заместителем генерала Н.Селивановского и возглавлял украинский аппарат уполномоченных по присоединению Подкарпатской Руси к Советской Украине.

Как у Л.Мехлиса партийный, так и у Н.Селивановского агентурный «золотой фонд» в основном находился в составе 1-го Чехословацкого армейского корпуса и Коминтерне. Поэтому его следовало передислоцировать в Подкарпатскую Русь. Первыми прибыли домой находившиеся в Советском Союзе функционеры Подкарпаторусинского краевого комитета коммунистической партии Чехословакии Самуил Вайс, Серена (Сара) Борканюк, Н.Климпотюк, В.Нямещук, П.Варга, Д.Тарахонич и другие. В ходе передислокации 1-го Чехословацкого корпуса из-под украинского города Черновцы в Польшу для участия в боях за польский город Дукля бесследно исчезали «золотофондисты» и объявлялись в Политуправлении 4-го Украинского фронта, которое возглавлял генерал-лейтенант Н.Пронин.

Генералу JI.Свободе предстояло укомплектовать 1-й Чехословацкий армейский корпус мобилизованными в Подкарпатской Руси русинами. С этой целью он лично отобрал и направил на помощь генералу А.Гасал-Нижборскому в проведении этой мобилизации 38 офицеров из числа граждан Подкарпатской Руси: И.Андрийцё, С.Бундзяк, Быстрянин, В.Вале, И.Ваш, П.Герц, И.Дзямко, И.Дубанич, И.Иванчулинец, И.Костович, М.Кричфалуший, В.Кучерявый, И.Ледней, М.Мацканюк, И.Медулич, Ю.Млавец и другие. Возглавил эту группу начальник разведки и контрразведки 1-го Чехословацкого армейского корпуса надпоручик Р.Райцин, который беспрекословно выполнял указания полковника Н.Мишина, возглавлявшего группу контрразведчиков «Смерша» при 1-м Чехословацком армейском корпусе. Среди этой группы чехословацких офицеров было немало людей из «золотого фонда» как Л.Мехлиса, так Н.Селивановского. По утверждению С.Штеменко, откомандированным в Подкарпатскую Русь чехословацким офицерам поручалось помогать И.Турянице в создании органов местной власти под названием «Народные комитеты».

После прибытия этой группы чехословацких офицеров в Хуст более половины из них последовали примеру И.Туряницы -дезертировали и явились в штаб 4-го Украинского фронта. В их числе И.Андрийцё, И.Ваш, ИЛедней, М.Мацканюк, Ю.Млавец и другие. Многие из них были выпускниками Харьковского коммунистического университета имени Артёма и функционерами Подкарпаторусинского краевого комитета компартии Чехословакии. Другие становились агентами НКВД в концлагерях ГУЛАГа. При содействии генералов Л.Мехлиса и Н.Пронина дезертир И.Туряниця уже 31 октября 1944 года провел в городе Мукачево партийное собрание коммунистов, учредившее Мукачевскую городскую организацию коммунистической партии. На этом же собрании И.Туряница был избран ее секретарем.

Не бездействовала и администрация правительства Чехословакии. В первых числах ноября 1944 года в городе Ужгороде она создала временный орган городского самоуправления под названием «Ужгородский Народный комитет». Однако на следующий день приехавшие с Н.Хрущевым и одетые под партизан функционеры партийных и советских органов Советской Украины разогнали «Ужгородский народный комитет». Для его восстановления Ф.Немец 4 ноября 1944 года направил в Ужгород группу сотрудников своей администрации и солдат учебного полка 1-го Чехословацкого корпуса во главе с его командиром полковником К.Стржелка. Этот учебный полк дислоцировался в городе Севлюш (ныне Виноградов), что в 110 км от Ужгорода, а К.Стржелка в 1939 году командовал 45-м чехословацким полком в Хусте, который подавил путч «Карпатской Сечи». Однако командование 4-го Украинского фронта потребовало чтобы прибывшая в «зону боевых действий» группа представителей администрации Ф.Немеца и чехословацкие военнослужащие покинули ее, так как Ужгород находится в этой зоне. Затем Политуправление 4-го Украинского фронта организовало создание Ужгородского Народного комитета в ином составе, который возглавил интернационалист Петр Сова, юрист по образованию.

При содействии генералов Л.Мехлиса и Н.Пронина, дезертиры во главе с И.Туряницей 12 ноября 1944 года провели в городе Мукачево собрание коммунистов Мукачевского округа, на котором дезертир Ю.Млавец из Волового был избран секретарем Мукачевской окружной организации коммунистов. В этот же день, 12 ноября 1944 года, И.Туряниця и Ю.Млавец провели совместную конференцию коммунистов города Мукачева и Мукачевского округа, на которой генерал Л.Мехлис впервые сказал, что «ближайшим и неотложным заданием парторганизации и каждого коммуниста является борьба за осуществление стремлений трудящихся Закарпатья воссоединиться с Советской Украиной». Чтобы другие партии не воспрепятствовали выполнению этого задания, на этой же конференции было принято решение: все партии и даже общественные организации в Подкарпатской Руси – Карпатской Украине распустить, их руководителей арестовать, а принадлежащее им имущество конфисковать в пользу коммунистической партии. С помощью «ребят» генерала Н.Селивановского это решение в считанные дни было выполнено. На следующий день, 13 ноября, в городе Мукачево состоялось совещание активистов городских и окружных партийный организаций Подкарпаторусинского крайкома КПЧ. В присутствии генералов Л.Мехлиса и Н.Пронина они приняли решение провести 19 ноября 1944 года в городе Мукачево конференцию по созданию коммунистической партии еще не существующей республики Закарпатская Украина. Для выполнения этого решения Советская Украина направила на помощь более сотни «партизан» из числа штатных инструкторов и агитаторов городских, районных и областных организаций коммунистической партии Советской Украины. Они сами называли себя «партизанами» потому, что экипировались под партизан и были вооружены автоматами и винтовками, а их командиры – пистолетами. «Партизаны» заявляли, что якобы принимали участие в освобождении Подкарпатской Руси и как освободители имеют право принимать участие в создании местных органов власти и наведении порядка в освобожденной с их помощью Подкарпатской Руси. При содействии Л.Мехлиса и Н.Пронина окружные собрания коммунистов были проведены в Иршаве, Севлюше (ныне – Виноградов), Рахове и Ужгороде. Они избрали секретарями коммунистических организаций этих округов (в Ужгороде – городского) соответственно: В.Фущича, М.Гандеру, И.Железняка и В.Нямещука. Оказавшегося неблагонадежным М.Гандеру вскоре заменили А.Зеленяком.

Администрации правительства Чехословакии во главе с Ф.Немецом все же удалось создать Народные комитеты в той части Подкарпатской Руси, которая не входили в зону боевых действий 4-го Украинского фронта: в Раховском, Тячевском, Хустском, Севлюшском и Воливском округах. При содействии окружных военных комендатур 4-го Украинского фронта, окружные комитеты коммунистических организаций создавали у себя окружные Народные комитеты. В тех округах, где не было окружных партийных организаций коммунистов, Народные комитеты создавались окружнымы военнымы комендатурами 4-го Украинского фронта. За каждым городским и окружным Народным комитетом, созданным коммунистами или комендатурами 4-го Украинского фронта, закреплялись советники из числа «партизан». С помощью Народных комитетов, созданных коммунистами или военными комендатурами 4 -го Украинского фронта, началась мобилизация граждан Подкарпатской Руси в Красную армию. Одновременно чинились препятствия военным комендан там 1-го Чехословацкого армейского корпуса в проведении мобилизации граждан Чехословакии в 1-й Чехословацкий армейский корпус. Невзирая на эти и другие противодействия, администрация Ф.Немеца приступила к организации и проведения 22 ноября 1944 года в городе Хусте съезда делегатов Народных комитетов чехословацкой ориентации. На повестке дня этого съезда был один вопрос – избрать для автономной республики Подкарпатская Русь временный орган самоуправления под названием Народная Рада Подкарпатской Руси.

Прикомандированные Н.Хрущевым «партизаны» не пользовались доверием и авторитетом у местного населения. Будучи религиозным, местное население Подкарпатской Руси верило священникам больше, нежели местным коммунистам и дезертирам. Поэтому Л.Мехлис и Н.Селивановский решили задействовать в акции присоединения Подкарпатской Руси к Советской Украине русинских православных священников, канонически подчинявшихся поместной Сербской православной церкви. Для этого политуправление 4-го Украинского фронта 18 ноября доставило в город Мукачево на собрание всех 32 православных священников и нескольких учителей русинских гимназий русской ориентации. Поскольку 19 ноября 1944 года в городе Мукачево предстояло провести конференцию Подкарпаторусинского крайкома компартии Чехословакии, то отвечавшие за ее проведение Л.Мехлис и Н.Пронин не смогли 18 ноября принять участие в собрании священников и дирижировать им. Поэтому выступления и предложения священников на этом собрании сводились к следующему. Если присоединять автономную республику Подкарпатская Русь, уже провозгласившую себя суверенной республикой под названием Карпатская Украина, то присоединять ее следует к Советскому Союзу на правах отдельной суверенной республики под названием «Карпаторуська Советская Республика», а не к Украине. Поэтому и была принята соответствующая резолюция, а также утвержден соответствующий текст письма на имя И. Сталина. Затем был утвержден состав делегации в Москву, которой поручалось вручить эту резолюцию и письмо Сталину и убедить его принять именно такое решение в отношении Подкарпатской Руси. В состав этой делегации вошли священники Ф.Сабов, А.Кабалюк, И.Кополович и Д.Беляков (белоэмигрант).

В письме на имя Сталина было сказано (цитируем с сокращениями и напоминаем, что слово «руського» следует читать «русинского»): «Мы, нижеподписавшиеся представители Православных общин в Подкарпатской Руси, выражая волю всего нашего руського православного народа, просим включить Подкарпатскую Русь в состав СССР в форме: Карпаторуська Советская Республика (…) С названиями «Украина», «украинский» – наш народ был впервые познакомлен только под чешским владычеством, после Первой мировой войны и то интеллигенцией, пришедшей из Галичины (…) Против зверского насилия Германофилов – галицких сепаратистов, местное население Подкарпатской Руси, как и чешские власти, оказались бессильными (…) Почему наш народ не бежал раньше за Карпаты к галичанам в Польше? А именно потому, что наш народ не разделял и не соглашался с идеологией галицких украинствующих националистов. (Однако радость освобождения – авт.) молниеносно была убита в нашем народе вестью, что наша Подкарпатская Русь войдет в состав Советской Украины. Оказывается, что мечты наших предков остались только мечтами и для нас».

На состоявшуюся 19 ноября 1944 года в театре города Мукачево конференцию Подкарпаторусинского крайкома КПЧ приехало или было доставлено автомашинами 4-го Украинского фронта 294 делегата и много гостей от Красной армии и партизан. Среди делегатов конференции было немало членов компартии Чехословакии, которые дезертировали из 1-го Чехословацкого армейского корпуса или до войны учились в Советском Союзе в коммунистических школах или Харьковском коммунистическом университете имени Артема: М.Волощук, М.Питра, В.Маркович, И.Андрейцё, И.Ваш, М.Величко, А.Гудь, Ю.Данч, М.Жупник, М.Жеребак, И.Желизняк, А.Зейкань, М.Затварницкий, Н.Климпотюк, И.Кормош, Б.Кошеляк, И.Ледней, И.Леган, Н.Мацканюк, И.Петрущак, Д.Попович, В.Половка, А.Тимко, И.Туряниця, Н.Сидоряк, В.Фущич и другие. Конференция прошла как «Учредительная конференция коммунистической партии Закарпатской Украины», независимой от компартии Чехословакии.

Учредив новую и независимую коммунистическую партию еще не существующего государства, конференция избрала Центральный комитет коммунистической партии Закарпатской Украины (ЦК КПЗУ), состоящий из 24 человек. В их числе Михаил Волощук, Иван Ледней, Василий Маркович, Николай Клипмотюк, И.Туряница и другие. В их числе вернувшиеся из Советского Союза функционеры Подкарпаторусинского крайкома КПЧ – Сара Борканюк, Самуил Вайс, Н.Климпотюк, П.Варга, Д.Тарахонич. Вошли в состав ЦК КПЗУ и дезертировавшие из 1-го Чехословацкого армейского корпуса изменники Родины: И.Ваш, ИЛедней, Н.Мацканюк, И.Туряница и другие. Кроме названых лиц, членами ЦК КПЗУ были избраны: А.Зеленяк, А.Ковач, И.Лакатош, Ю.Маняк, М.Панько, В.Попович, П.Самулик, В.Фущич, И Федорик, М.Гандера, М.Терпай, И.Керча, И.Раточка, Ю.Вакула, В.Теслович, А.Тимко, И.Желизко, И.Шимон, М.Пупчак, И.Ловга, М.Черничко, Ю.Горкавец.

Учредительная конференция КПЗУ приняла ряд решений. В том числе решение о том, чтобы 26 ноября 1944 года провести съезд делегатов Народных комитетов, на котором принять решение об образовании независимой республики Закарпатская Украина и ее присоединении к Советской Украине. В этом решении было записано, что «выражая волю народа и национальное стремление всего народа (…) воссоединить Закарпатскую Украину с Советской Украиной».

На состоявшемся в тот же день заседании членов ЦК КПЗУ И.Туряница был избран первым, Д.Тарахонич – вторым, а С.Вайс -просто секретарем ЦК КПЗУ. Позже на должность второго секретаря ЦК КПЗУ, ведавшего идеологической работой, был кооптирован прикомандированный из Киева Андриенко (настоящее имя – Андрей Чеканюк), а Д.Тарахонич стал просто секретарем.

Создание суверенного государства под названием Закарпатская Украина, а также его высших и местных органов власти происходило при активном участии офицеров Политического управления 4-го Украинского фронта и «Смарша». Об этом достаточно подробно написано в ныне рассекреченной докладной начальника политического управления 4-го Украинского фронта генерал-лейтенанта Н.Пронина. Она состоит из 124 машинописных страниц и называется «Борьба народа Закарпатской Украины за воссоединение с Советской Украиной». Эта Докладная подписана Н.Прониным 10 июля 1945 года и адресована на имя начальника Главного Политического управления Красной армии Советского Союза А.Щербачева. Генерал Н.Пронин в Докладной утверждает, что в освобождаемой Красной армией Подкарпатской Руси «первые Народные комитеты не столько избирались, сколько назначались командирами воинских частей, которые овладевали тем или иным населенным пунктом (…) После краткой беседы командиры дивизий и полков, а иногда и батальонов назначали 5-7 человек во временный Народный комитет, однако назначение проходило без учета мнения народа».

Напомним, что администрация правительства Чехословакии намеревалась 22 ноября 1944 года провести в городе Хуст съезд делегатов созданных с ее участием Народных комитетов. Этому съезду предстояло учредить временный орган власти автономной республики Подкарпатская Русь и избрать его руководство. Этими решениями съезда Народных комитетов администрация Ф.Немеца намеревалась свести на нет решения съезда делегатов Народных комитетов советской ориентации, который по решению КПЗУ должен был состояться 26 ноября 1944 года. Чтобы этого не допустить, Политуправление 4-го Украинского фронта провело специальную акцию. О ней в Докладной Н.Пронина генерал-полковнику А.Щербачеву написано, что «партизаны» заранее побывали во всех округах Подкарпатской Руси, где в порядке подготовки к съезду «проводили окружные конференции, на которых избирались делегаты на съезд, помогали готовить им выступления, обеспечивали доставку к месту съезда на автомашинах (…) Другая группа «партизан», при активной помощи работников редакций газет «Закарпатская правда» и «Закарпатська Україна», готовили основные документы к съезду или конференции: доклады, резолюции, обращения к товарищу Сталину и т.д.». Сотрудниками этих редакций в основном были офицеры Красной армии в звании майор и выше, а также местные коммунисты из числа подготовленных в Харьковском коммунистическом университете имени Артема журналистов. Параллельно с деятельностью «партизан», Политуправление 4-го Украинского фронта задумало и провело такую акцию по срыву намеченного на 22 ноября съезда Народных комитетов чехословацкой ориентации.

По приговору венгерского военного трибунала в апреле 1944 года в городе Мараморош-Сигот были расстреляны и там погребены русины-подпольщики из разведывательной группы венгерского интернационалиста Ф.Патаки, работавшего при Ф.Дзержинском в аппарате ВЧК: Василий Жупан, Гавриил Логойда, Михаил Сирко, Николай Сокач и Василий Чижмарь. Политуправление 4-го Украинского фронта решило перезахоронить их тела в городе Мукачево именно 22 ноября 1944 года. В связи с этим перезахоронением 22 ноября было объявлено траурным днем на всей территории Подкарпатской Руси. Чтобы запретить проведение в этот день собраний и иных мероприятий не связанных с этим трауром. В этот день, 22 ноября, глава администрации правительства Чехословакии Ф.Немец был вызван по «неотложным» военно-политическим вопросам в штаб 4-го Украинского фронта на заседание Военного совета фронта. «А в город Хуст были командированы опытные «партизаны» с заданием разоблачать попытку со стороны чехов созвать Национальное собрание «русинов», – сказано в Докладной Н.Пронина А.Щербачеву. Поэтому 22 ноября на съезд в Хусте собралось недостаточное количество делегатов, чтобы съезд был легитимным.

Москва перестала церемониться с возглавляемой Ф.Немецем администрацией правительства Чехословакии. Поэтому военные комендатуры 4-го Украинского фронта начали разгонять Народные комитеты, созданные с участием администрации Ф.Немеца. Кроме того, военные комендатуры 4-го Украинского фронта всячески препятствовали работе чехословацких военных комендатур по мобилизации чехословацких граждан в 1-й Чехословацкий армейский корпус. И даже препятствовали отправке в 1-й Чехословацкий армейский корпус генерала Л.Свободы уже мобилизованных русинов. В то же время активизировали «мобилизацию» чехословацких граждан Подкарпатской Руси в Красную армию под видом вербовки добровольцев. Как сказано в Докладной генерала Н.Пронина, майор Красной армии Выродов 9 ноября 1944 года написал генералу Л.Мехлису докладную, что в селе Вилок Севлюшского округа в Красную армию завербовано 70 добровольцев.

В связи с повсеместной «вербовкой» граждан Подкарпатской Руси в Красную армию Э.Бенеш дал указание генералу Л.Свободе и Ф.Немецу провести по этому вопросу переговоры с командованием 4-го Украинского фронта. С этой же целью в начале ноября 1944 года в Подкарпатскую Русь приехал генерал Л. Свобода со своим заместителем по воспитательной работе подполковником Я.Кроснаржем. В этих переговорах с чехословацкой стороны были Ф.Немец и генералы Л.Свобода и Гасал-Нижборскиий. Со стороны командования 4-го Украинского фронта в переговорах участвовали командующий фронтом генерал армии И.Петров, член военного совета фронта генерал-полковник Л.Мехлис и генерал-майор «Смерша» Н.Селивановский (в целях конспирации под именем майор Камбулов). На этих переговорах Ф.Немец сказал, что действия командиров воинских частей 4-го Украинского фронта нарушают право Чехословакии самостоятельно решать вопросы своей внутренней политики, что является нарушением ее суверенитета и действующих договоров СССР с Чехословакией. Что по международному праву суверенное государство, каковым является Советский Союз, не имеет права по своему усмотрению устанавливать компетенцию других государств, в том числе Чехословакии. Генерал Гасал-Нижборский заявил, что ни он лично, ни уполномоченный правительства ЧСР Ф.Немец не имеют права «дать согласие на мобилизацию в ряды советской армии граждан Чехословакии», каковыми являются граждане Подкарпатской Руси. В ответ генерал И.Петров заявил, что Красная армия руководствуется не международным правом, а законодательством Советского Союза, а поэтому на той территории, где находится Красная армия, действует законодательство Советского Союза.

Зная о предстоящей поездке члена ЦК КПЧ Ярослава Кроснаржа в Подкарпатскую Русь, председатель ЦК КПЧ К.Готвальд поручил ему встретиться с И.Туряницей и убедить его вернуться к исполнению своего партийного и воинского долга перед своей страной. Вернуться в расположение 1-го Чехословацкого армейский корпуса для продолжения службы в должности полит комиссара 2-й армейской бригады. Поэтому Я.Кроснарж имел встречу с И.Туряницей и пытался провести с ним такую беседу. Но в ответ услышал ответ Туряницы: «Прекратите, иначе я прикажу вас арестовать!». Потому Я.Кроснарж ретировался в Хуст, а оттуда вместе с Л. Свободой выехал в расположение своего армейского корпуса в Словакию.

Поскольку 1-й Чехословацкий армейский корпус сражался против немцев в составе 1-го Украинского фронта, генерал И.Петров все же разрешил отправить в качестве пополнения 1-го Чехословацкого армейского корпуса уже мобилизованных в Подкарпатской Руси 2574 граждан Чехословакии. Чтобы они не рассказали в Словакии русинам Прешовской Руси о творимых Красной армией делах, И.Петров приказал отправить мобилизованных русинов в 1-й Чехословацкий корпус, который дислоцировался в соседней Словакии, окружным путем – через Ивано-Франковскую область Украины и Польшу. Вместе с этими новобранцами в 1-й Чехословацкий корпус вернулись многие офицеры-русины, которых JI. Свобода посылал за этим пополнением: Вале Василий, дослужившийся до генерал-полковника и первого заместителя министра обороны Чехословакии; Кучерявый Василий и Бабец Петр, дослужившиеся до генерал-майоров чехословацкой армии; Кодриш Михаил, Костёвич Юлий, Медулич Иван, Иванчулинец Иван и другие, дослужившиеся до полковников чехословацкой армии. В то же время дезертиры Андрийцё Василий, Русин Василий, Ваш Пван, Ледней Пван, Млавец Юрий и другие продолжили карьеру в подчинении Ивана Туряницы, первого секретаря ЦК коммунистической партии еще не существующей суверенной республики Закарпатская Украина. Хотя за ними генерал JI. Свобода посылал своего адъютанта в звании капитана, однако они, как пишет в воспоминаниях В.Русин, категорически отказались вернуться для продолжения воинской службы.

Украинские исследователи (академик В.Кульчицкий, кандидат наук В.Керечанин и др.) в своих работах, как и полковник милиции П.Бронтерюк в воспоминаниях, однозначно утверждают, что созданные военными комендатурами 4-го Украинского фронта Народные комитеты по заданию этих же комендатур «составляли списки кандидатов в добровольцы Красной армии, потом активисты делали подворовой обход, разговаривали с ними, предлагая вступить в Красную армию». Если эти кандидаты в добровольцы не вступали в Красную армию, за ними приходили вооруженные красноармейцы и под конвоем уводили на сборные пункты, а оттуда отправляли на фронт. Если в 1-м Чехословацком армейском корпусе воевало 6.735 бойцов из Подкарпатской Руси, то «добровольцев» в подразделениях 4-го Украинского фронта было 23 тысячи.

Проходившие службу в Политуправлении 4-го Украинского фронта подполковник Зозуля и майор Лопатин в докладных генералу М. Пронину написали о состоянии дел с добровольцами-русинами, оказавшимися в 178-м запасном полку 4-го Украинского фронта, следующее: «25 ноября 1944 года из 1-го батальона бежало 11 человек, жителей села Имстичево Иршавского округа. Все они потом были возвращены и заявили, что ходили домой для того, чтобы заменить бельё, так как им, вопреки обещаниям, целых две недели не выдают обмундирование, а одетое на них платье -грязное и со вшами. Почти все они заявили, что они – не добровольцы. Бошук Михаил, 1922 года рождения, житель этого села, рассказывает: «Нас мобилизовали насильно. Всего из села взяли 18 человек. Приходили солдаты и забирали всех мужиков. Нам было объявлено, что все должны служить в Красной армии, а на сборы дали 1 час. В это время молодые и здоровые хлопцы убежали в лес, а нам пришлось идти в Красную армию».

Подполковник Панов в докладной Н.Пронину написал, что с 6 по 16 ноября 1944 года 8-я Ямпольская стрелковая дивизия получила из Подкарпатской Руси «127 человек гуцулов», а из Галичины – 220 человек, которые без прохождения в 178-м учебном полку (дислоцировавшемуся в Сваляве – авт.) должной военной и боевой подготовки были брошены на передовую. В результате из этих 347 человек «за два дня боёв в медсанбат поступило ранеными 300 человек, а остальные 47 погибли».

Лектор Политуправления 4-го Украинского фронта полковник Анчишкин в докладной Н.Пронину написал, что добровольцы из числа граждан Закарпатской Украины проходили в 178-м учебном полку всего шесть дней боевой подготовки и были научены копать окопы, но не были обучены, как вести себя в бою и пользоваться гранатами. Влившись после такой «подготовки» в боевые порядки, они в первом же бою погибали. Кроме того, добровольцы-русины не понимали русского языка, на котором проводилась боевая подготовка и отдавались команды во время боя. В Докладной генерала Н.Пронина сказано, что до 4 декабря 1944 года через 178-й учебный полк 4-го Украинского фронта прошло 9025 добровольцев из числа граждан Закарпатской Украины, т.е. бывшей Подкарпатской Руси – Карпатской Украины. Из них 3% называли себя украинцами по национальности, а 95% назвали себя русскими, хотя «русского языка не изучали и не знали, и потому плохо понимали прочитанные газеты на русском языке». Поэтому всех русинов, называвших себя «русский» (фактически называли себя «руськый», т.е. «русинскый») учитывали как неграмотных, хотя многие из них имели неполное среднее или среднее образование, полученное ими в русинскых школах, гимназиях и семинариях Подкарпатской Руси.

Докладная генерала Н.Пронина является одним из многих доказательств того, что сталинским планом присоединения Подкарпатской Руси к Советской Украине предусматривалось физическое уничтожение русинов не только в Дуклянской операции. Чтобы скрыть этот геноцид в отношении русинов от истории, 30 января 1945 года из Генерального штаба Красной армии в штаб 4-го Украинского фронта поступило указание передавать списки учёта добровольцев Подкарпатской Руси -Закарпатской Украины, погибших в подразделениях 4-го Украинского фронта, в штаб 1-го Чехословацкого армейского корпуса для учета как погибших в числе бойцов этого корпуса.

Население Галичины, пребывавшее в составе Советской Украины с октября 1939 года, встретило освободительную Красную армию с оружием в руках. Поэтому Москва предполагала, что после того как граждане Подкарпатской Руси узнают об их присоединении к Советской Украине, а затем под конвоем начнут отправлять их на фронт в ряды чужой для них Красной армии, нервы в русинов не выдержат и они тоже возьмутся за оружие. Чтобы этого не допустить, Военный совет 4-го Украинского фронта 13 ноября 1944 года принял совершенно секретное постановление за № 0036 о проведении на территории Подкарпатской Руси военной операции по отлову и изоляции взрослого мужского населения. Это постановление начинается словами о том, что в тылу 4-го Украинского «фронта осело большое количество бывших солдат и офицеров немецкой и венгерской армии, проживающих в настоящее время в населенных пунктах освобожденной территории Закарпатской Украины». Поэтому необходимо силами войск 4-го Украинского фронта и тыловых войск НКВД провести операцию по изъятию местного мужского населения. В другой секретной докладной о первых результатах этой операции по изъятию местного населения Подкарпатской Руси написано, что было «изъято и направлено на сборные пункты для военнопленных и в лагерь 7729 солдат, 154 офицера, 7201 военнообязанных от 18 до 50 лет, 176 жандармов при венгерском правительстве, а всего по состоянию на 4 декабря с.г. – 15260 чел. По национальности: немцев – 137 (…), словаков – 362, русинов – 2243, украинцев – 1201, евреев – 43, сербов – 100, чехов – 156 (…). По учётным данным проведенной регистрации было учтено 20.240 человек, из них уже находится на сборных пунктах и в лагере 16240 чел.».* Операция по отлову взрослого мужского населения Подкарпатской Руси началась именно в тот день, 18 ноября 1944 года, когда православные священники Подкарпатской Руси на своем собрании в городе Мукачево выступили за присоединения Подкарпатской Руси к Советскому Союзу на правах союзной республики. Отловленных в пешем порядке доставляли в спешно созданные под открытым небом пять полевых и один концентрационный (в городе Свалява) лагеря для военнопленных. С 18 ноября по 16 декабря 1944 года были безвинно задержаны у себя дома и лишены свободы в качестве военнопленных 22.951 граждан Подкарпатской Руси – Карпатской Украины, входившей в состав дружественной Советскому Союзу федеративной Чехословакии. Со дня татаро-монгольского нашествия в 1241 году народ Подкарпатской Руси не видел подобной облавы на людей. Русины не могли даже подумать, что братья-славяне и их освободительная Красная армия уподобятся татаро-монголам. Вероятно, Сталин и в данном случае руководствовался не международным правом, а правилом Чингизхана: «Побежденные не могут быть друзьями победителей, смерть первых нужна для безопасности вторых».