18. Сталинский план присоединения Подкарпатской Руси к Украине

На состоявшейся в феврале 1945 года Крымской конференции главы великих держав, Англии, США и СССР, приняли решение о создании Организации Объединенных Наций и утвердили проект ее Устава. Это для Советского Союза стало серьезным препятствием в осуществлении планов наращивания своей территории за счет стран Центральной Европы. В том числе за счет территории, исторически сложившейся национальной территории русинов Подкарпатской Руси в составе суверенной и дружественной Чехословакии. Проект Устава ООН узаконивал предложение бывшего президента США Вильсона о равенство больших и малых наций. Статья 6 проекта Устава ООН узаконивал право наций, имеющих свою национальную территорию, на самоопределение и рассматривала исторически сложившуюся национальную территорию неотъемлемым признаком термина «нация». Таким образом, как и предусмотрено Сен-Жерменским мирным договором, за русинской нацией сохранялось право образовать на своей исторически сложившейся национальной территории автономное или суверенное государство. Сталин решил воспользоваться статьей 6 Устава ООН в своих планах по присоединению Подкарпатской Руси – Карпатской Украины к Советской Украине путем «волеизъявления» ее граждан. При активной помощи со стороны Советской Украины, это «волеизъявление» предстояло организовать местным коммунистам во главе с И.Туряницей.

Бригадный генерал чехословацкой армии А.Гасал-Нижборский, который на освобождаемой территории Чехословакии являлся главнокомандующим чехословацких войск, вел дневник. В нем он излагал и действия командования 4-го Украинского фронта, препятствовавшего администрации правительства Чехословакии восстанавливать власть на освобожденной территории Чехословакии. Так, 5 ноября 1944 года он написал, что военный комендант 4-го Украинского фронта в Ху стеком округе майор Круцких потребовал от Ф.Немеца передавать ему на цензуру материалы, подготовленные к публикации. 9 ноября А.Гасал-Нижборский записал: «На всей территории Подкарпатской Руси отдано распоряжение о наборе добровольцев в советскую армию, что вызывает хаос и препятствует деятельности чехословацких органов». В том числе по мобилизации граждан Чехословакии в чехословацкую армию. Поэтому Э.Бенеш распорядился, чтобы генерал JI.Свобода поехал в Подкарпатскую Русь и совместно с Ф.Немецем провел переговоры с командованием 4-го Украинского фронта. Эти переговоры состоялись 12 ноября 1944 года. Гасал-Нижборский в дневнике об этом записал, что генерал И.Петров просил разрешить мобилизацию в Красную армию граждан Подкарпатской Руси. Гасал-Нижборский ответил, что ни он, ни Ф.Немец, «не могут дать своего согласия на мобилизацию в ряды советской армии» граждан Чехословакии. Конституция Чехословакии предоставляет такое право только президенту, однако в отношении каждого отдельно взятого гражданина Чехословакии. Разочаровавшись этими переговорами, Гасал-Нижборский далее в дневнике 12 ноября написал: «Нет никакого порядка. Везде грабят, на местную милицию надеяться нельзя, так как она сама принимает участие в грабежах».

В расположение учебного полка 1-го Чехословацкого армейского корпуса, который дислоцировался в городе Севлюше (ныне – Виноградов), 15 ноября 1944 года пришли офицеры Красной армии забирать воинов этого чехословацкого полка в качестве «добровольцев» в Красную армию. В результате между командиром чехословацкого учебного полка полковником К.Стржелкой и прибывшими в расположение этого полка офицерами Красной армии возник конфликт, который закончился следующим образом. Все воины чехословацкого учебного полка из числа граждан Подкарпатской Руси были отправлены на передовую 4-го Украинского фронта в качестве «добровольцев», а остальные, в том числе полковник К.Стржелка, были выдворены в распоряжение штаба 1-го Чехословацкого армейского корпуса. В газете ЦК КПЗУ «Закарпатская правда» об этом инциденте сообщалось, что чехословацкие офицеры якобы выступили против воинов Красной армии с оружием в руках, а потому их выдворили из Закарпатской Украины в Словакию.

В связи с этими событиями генерал Г.Пнка, представитель чехословацкой военной миссии в СССР, 18 ноября 1944 года шифротелеграммой отправил в Лондон докладную министру иностранных дел Чехословакии Я.Масарику и министру национальной обороны С.Ингре. В ней было сказано, что З.Фирлингер, чехословацкий посол в Москве, в связи с мобилизацией «добровольцев» из числа подкарпатских русинов, не подал никакой ноты советскому правительству. В связи с этим Э.Бенеш посетил посла Советского Союза в Лондоне В.Лебедева и сделал заявление о недовольстве действиями командования 4-го Украинского фронта, препятствующего мобилизации в Подкарпатской Руси граждан Чехословакии в чехословацкую армию, а также о незаконном наборе «добровольцев» из числа граждан Чехословакии в Красную армию. По требованию министра иностранных дел СССР В.Молотова, посол СССР в Англии В.Лебедев 14 ноября просил Э.Бенеша отказаться от своего заявления. Намекнул на то, что Словакия без помощи Советского Союза не воссоединится с Чехией. Поэтому Э.Бенеш уже 23 ноября 1944 года в директиве предлагал послу З.Фирлингеру намекнуть правительству Советского Союза о том, что правительство Чехословакии могло бы примириться с мобилизацией в Подкарпатской Руси «добровольцев» при условии, что подобного не будет происходить в Словакии с русинами Прешовской Руси.

Процесс присоединения Подкарпатской Руси – Карпатской Украины к Советской Украине набирал обороты. За день-два до намеченного на 26 ноября 1944 года Первого съезда делегатов Народных комитетов Политуправление 4-го Украинского фронта начало свозить в город Мукачево отобранных им же делегатов съезда. Выполняя постановление Военного Совета 4-го Украинского фронта от 13 ноября 1944 года № 0036, за день-два до начала этого съезда тыловые войска НКВД активизировали отлов мужского населения Подкарпатской Руси – Карпатской Украины. Практически одновременно по одним и тем же дорогам, под охраной войск НКВД СССР, шли пешим порядком или ехали граждане Подкарпатской Руси. Одни – в спешно созданные под открытым небом сборные пункты для военнопленных, а другие -в празднично убранный и освещенный кинотеатр города Мукачево для голосования за написанный в Москве Манифест о присоединении Подкарпатской Руси – Карпатской Украины к Советской Украине. Конвоирование безвинных граждан на сборные пункты для военнопленных (далее – СПВ) было преднамеренным психологическим давлением на делегатов съезда Народных комитетов: если они не проголосуют за предложенный им Манифест, то они также будут отправлены из праздничного зала в СПВ. Об этом было написано и в Манифесте: «Или воссоединение с Советской Украиной (…) или унижение, бесправие и постепенное вымирание народа Закарпатской Украины».

Ученый историк И.Поп, главный редактор (1988 – 1992 гг.) издаваемого в Москве журнала «Советское славяноведение», нашёл в архиве ЦК КПСС первый экземпляр Манифеста, отпечатанный на машинке на русском языке. В его тексте имеются правки с почерком Л.Мехлиса. Затем свои положительные резолюции на этом же оригинале Манифеста поставили В.Молотов и Г.Димитров.

Съезд открыл председатель Мукачевского городского Народного комитета М.Драгула, он же директор Мукачевской русинской гимназии. По написанному в Политуправлении 4-го Украинского фронта сценарию, вначале съезду делегатов Народных комитетов предстояло проголосовать за согласованный со Сталиным состав парламента суверенной республики под названием Закарпатская Украина, а затем – за Манифест. Всего на съезд собрали 663 делегата. Из них 258 были крестьянами, а 178 – рабочими. Количество делегатов от округов определялось в зависимости от того, насколько они были благонадежны для Советского Союза. Так, от Мукачевского округа их было 128, Иршавского – 86, Севлюшского – 80 делегатов, а от Великоберезнянского, Воловского и Перечинского округов было только от 6 до 11 делегатов. В числе делегатов съезда было много одетых под партизан штатных работников партийно-советских органов Советской Украины. В их числе Михаил Калинов, Владимир Попов, Иосиф Бакманов, Юрий Бойко, Александр Леонов, В.Коровский. Делегатом съезда был Иван Одовинчук, проживавший в русинском городе Мараморош-Сигет соседней Румынии.

На съезде присутствовало 116 гостей из числа командования Красной армии и штабов партизанских отрядов Советской Украины. В их числе были генерал-лейтенант И.Пронин, начальник Политического управления 4-го Украинского фронта; полковники С.Тюльпанов и Л.Брежнев – начальники политических управлений соответственно 1-й и 18-й армий; полковник А.Тканко, майор И.Стендер и другие представители командования советской армии и партизанских отрядов. Гостями съезда являлись также дезертировавшие из 1-го Чехословацкого армейского корпуса И.Ваш, В.Русин, П.Попович и другие. Делегатами или гостями съезда были вернувшиеся из Советского Союза функционеры Подкарпаторусинского краевого комитета компартии Чехословакии Н.Климпотюк, Д.Тарахонич и другие. Они, как и «партизаны», задолго до начала съезда и в день его проведения убеждали делегатов в том, что якобы Чехословакия отказывается от Подкарпатской Руси, а поэтому нет иного выбора, как просить Советский Союз о присоединении Подкарпатской Руси к Советской Украине. Проживающий в настоящее время в США делегат этого съезда В.Маркуш (ныне – Маркусь, академик Национальной Академии Наук Украины) в своей работе «Приєднання Закарпатської України до Радянської України» написал следующее. Некоторые делегаты ещё до открытия съезда «в очень деликатной форме предлагали провести плебисцит, поскольку, говорили они, 600 человек не имеют права решить судьбу государства. Узнав об этой инициативе, организаторы съезда стали угрожать тюрьмой этим делегатам в том случае, если они осмелятся выступить с подобным предложением».

В упоминавшейся в предыдущей главе Докладной генерал-лейтенанта М.Пронина написано, что Политуправлением 4-го Украинского фронта была «хорошо продумана работа съезда и даже размещения людей в зале. В каждой делегации находились «партизаны», работавшие по подготовке съезда, дирижировавшие – кому из делегатов выступать, и обеспечивавшие единогласное голосование… Возле каждого делегата съезда, который мог голосовать или выступать против воссоединения, с обеих сторон подсаживались «партизаны» и делегаты-инициаторы воссоединения, – и единогласность в выступлениях и голосовании была обеспечена». Когда председательствующий на съезде Д.Тарахонич оглашал: «Кто за данное предложение?», «партизаны» кричали: «Все!». Это «Все!» принималось как единогласное голосование, – сказано в Докладной Н.Пронина (далее – Докладной).

Чтобы вначале «раскрепостить» незнакомых друг другу делегатов съезда, а затем обмануть их, делегатам было предложено проголосовать за главный во все времена вопрос о земле. Поэтому первым вопросом в повестке дня съезда было обсуждение и принятие Постановления под названием «О наделении селян, рабочих и служащих Закарпатской Украины землей и лесом». Не останавливаясь на типичной для тех времен преамбуле этого Постановления, изложенного в стиле большевистской пропаганды и словоблудия, отметим, что заканчивалось оно следующими словами: «С целью ликвидации земельного голода и предоставления помощи сельскому и городскому населению землей и лесом, Первый Съезд Народных Комитетов Закарпатской Украины постановляет:

1. Конфисковать все земли и поместья, которые принадлежали венгерским и немецким помещикам и врагам народа, которые сбежали вместе с немецко-венгерскими захватчиками.

2. Народной Раде Закарпатской Украины разработать практические мероприятия и передать бесплатно через местные Народные Комитеты конфискованные земли в личную собственность безземельных и малоземельных крестьян. Наделить также земельными участками под собственные огороды рабочих и служащих городов, установив размеры этих участков.

3. Народной Раде Закарпатской Украины выделить бесплатно в распоряжение городских и сельских Народных Комитетов лесные участки для обеспечения дровами повседневных нужд населения и предоставления ему помощи в строительных материалах».

Разумеется, против бесплатного предоставления населению земли и леса никто из делегатов съезда не голосовал. Однако правом бесплатного предоставления земли и леса наделялись Народные Комитеты несуществующей Закарпатской Украины. Поэтому съезду следовало переименовать Подкарпатскую Русь – Карпатскую Украину в Закарпатскую Украину и избрать ее Народную Раду в качестве парламента. Поэтому вторым вопросом повестки дня съезда было избрание Народной Рады, которая была избрана возгласами «Все!» по зачитанному делегатам списку, а не персонально. В результате в парламент Закарпатской Украины под названием Народная Рада были избраны: Иван Ваш, Самуил Вайс, Степан Борецкий, Сара Борканюк, Георгий Ивашко, Илья Керечанин, Иван Керча, Иван Кополович, Петр Линтур, Михаил Молдавчук, Гавриил Русин, Петр Сова, Дмитрий Тарахонич, Василий Теслович, Иван Туряница, Николай Цуперяк и Фома Чекан.

Третьим вопросом повестки дня этого съезда было голосование за написанный в Москве [в иностранном отделе ЦК ВКП(б)] Манифест, который в Киеве был переведен на украинский язык. Его зачитал Д.Тарахонич. В преамбуле Манифеста изложены извращенные факты истории Подкарпатской Руси. Например: «С помощью героической Красной Армии сброшено германско-венгерское иго. Положен конец многовековому господствованию венгров и всех чужеземцев на исконно украинских землях Закарпатской Украины» и т.д. Но земля Подкарпатской Руси -Закарпатской Украины никогда не входила в Киевскую Русь и потому не может быть исконно украинской. Под словами «всех чужеземцев» следует понимать и чехов, которые не господствовали, а помогали русинам по их же просьбе создавать автономную республику Подкарпатская Русь в составе Чехословакии. Поражает откровенное словоблудие в абзаце, предшествующем постановляющей части Манифеста: «Опираясь на непоколебимую волю всего народа, высказанную в петициях и постановлениях рабочих, крестьян, интеллигенции и духовенства всех городов и сёл Закарпатской Украины о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной, первый съезд Народных комитетов всей Закарпатской Украины ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Воссоединить Закарпатскую Украину со своей Великой матерью Советской Украиной и выйти из состава Чехословакии.

2. Просить Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики включить Закарпатскую Украину в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

3. Избрать Народную Раду Закарпатской Украины, как единственную центральную власть, действующую по воле народа на территории Закарпатской Украины.

4. Уполномочить и обязать Народную Раду Закарпатской Украины выполнить решение съезда о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной».

После закрытия съезда «Народная Рада» (парламент) избрала свой Президиум. Председателем Президиума парламента избрали И.Туряницу, первым его заместителем – интернационалиста П.Сову, а заместителем — П.Линтура. На следующий день, 27 ноября 1944 года, Народная Рада (парламент) Декретом № 1 утвердила состав правительства Закарпатской Украины также под названием Народная Рада. Председателем правительства был утвержден И.Туряница, первым его заместителем – П.Сова, а заместителем – П.Линтур. В должности Уполномоченных ресортов (министров) правительства Закарпатской Украины были утверждены: Иван Ваш – внутренних дел и государственной безопасности, Петр Сова – коммунального хозяйства, Юрий Ивашко – финансовых дел, Михаил Молдавчук – земельных дел, Николай Цуперяк – лесного хозяйства, Самуил Вайс – промысла и торговля, Стефан Борецкий – юстиции, Иван Керча – просвещения, Гавриил Русин – коммуникаций, Илья Керечанин – здравоохранения, Фома Чекан – социальной опеки.

В этот же день, 27 ноября 1944 года, парламент Закарпатской Украины принял ряд Декретов. В их числе – Декрет 7 «О наделении землей безземельных и малоземельных крестьян, рабочих и служащих Закарпатской Украины». В нем написано: «Все земли и поместья, включая леса, что принадлежали мадьярским и немецким помещикам и врагам народа, которые сбежали с мадьярско-немецкими захватчиками, конфискуются (…) Земля переходит в личную собственность наделенных (…) Решение местных Народных Комитетов в деле конфискации и наделения войдет в правовую силу после одобрения Народной Радой Закарпатской Украины».

В этот же день, 27 ноября, генерал Гасал-Нижборский в своем дневнике отразил действия некоторых офицеров, присланных ему на помощь генералом Л.Свободой: «Группа надпоручика Б.Райцина развивает на освобожденной территории ЧСР деятельность и агитацию чисто политического характера, некоторые ее члены находятся на службе коммунистической партии. Ротмистр (старшина – авт.) Ваш, ротмистр Ледней, четарж (сержант – авт.) Мацканюк были избраны в ЦК КПЗУ. В некоторых случаях они прямо терроризуют местное население. Член этой группы Рущак 21 ноября угрожал местным жителям, что кто не подпишет обращение (Манифест – авт.) о присоединении к СССР, того они арестуют. Ротмистр Ваш угрожал жителям, что если они не отдадут своих сыновей в советскую армию, то им не выделять никакого продовольствия».

При активной поддержке командования 4-го Украинского фронта и непосредственном участии присланных из Украины «партизан», советников, консультантов и специалистов, Народная Рада усиленными темпами утверждала себя как реальная и единственная власть суверенной Закарпатской Украины. 29 ноября 1944 года ее парламент принял Декрет № 9 «О провозглашении Народным праздником день 26 ноября», в котором сказано: «По случаю освобождения Закарпатской Украины Красной Армией и проявлением воли народа Закарпатской Украины о воссоединении Закарпатской Украины с Украинской Советской Социалистической Республикой, день 26 ноября провозглашается Народным праздником Закарпатской Украины».

Однако процесс отторжения Подкарпатской Руси от Чехословакии и ее присоединения к Советской Украине вызвал негативную реакцию как у местного населения, так и за рубежом. Пришлось успокаивать народ, и до 4 декабря из СПВ было освобождено 4280 русинов, словаков, чехов и евреев. После провозглашения упомянутым способом суверенной Закарпатской Украины и избрания ее органов власти Советский Союз приступил к дальнейшему наращиванию ее территории за счет Словакии. С этой целью Главный Уполномоченный Советского Союза по присоединению Подкарпатской Руси к Советской Украине генерал Н.Селивановский провел следующую акцию. Из Восточной Словакии (Прешовской Руси) и польской Лемковщины 29 ноября 1944 года в Ужгород были доставлены русинские активисты. В этот же день из них был создан Временный комитет по присоединению Прешовской Украины и польской Лемковщины к Закарпатской Украине, который возглавил В.Караман из Великого Березного бывший секретарь министра внутренних дел Подкарпатской Руси Э.Бачинского. В этот же день этот же Временный комитет принял резолюцию о присоединении Прешовской Украины и польской Лемковщины к Закарпатской Украине и утвердил написанный в Политическом управлением 4-го Украинского фронта текст письма с соответствующей просьбой на имя Сталина.

Учитывая то, что после правительства А.Волошина народ Подкарпатской Руси не желал слушать о присоединении к Украине, правительство Закарпатской Украины стало вынашивать иную идею. Полагая, что присоединение Прешовской Руси и польской Лемковщины к Закарпатской Украине неизбежно, вследствие чего она по территории оказалась бы не меньше Словакии или Чехии, они считали, Закарпатская Украина реально могла бы претендовать на присоединение к Советскому Союзу в качестве 17-й республики под названием Подкарпаторусинская Советская Республика. Чтобы убедить в этом Сталина, 7 декабря 1944 года в Москву был командирован П.Линтур, заместитель председателя парламента Закарпатской Украины и одновременно заместитель председателя ее правительства. Вместе с ним в Москву поехала делегация Мукачевской православной епархии, состав которой был утвержден 18 ноября 1944 года на собрании православных священников и интеллигенции русской ориентации. Этой правительственной делегации во главе с вице-премьером П.Линтуром было поручено убедить Сталина в целесообразности присоединения Подкарпатской Руси к Советскому Союзу на правах союзной республики, в крайнем случае – на правах автономной республики в составе России. Параллельно они хотели убедить Синод Русской православной церкви в целесообразности канонически подчинить православную Мукачевскую епархию поместной Сербской православной церкви Московскому патриархату. Однако Советский Союз к этому времени проводил ликвидацию уже существующих в Советском Союзе автономных республик, и Сталин не принял делегацию Закарпатской Украины. Ей пришлось довольствоваться приемами митрополита Алексия и Председателя Совета по делам Русской православной церкви Московского патриархата при правительстве СССР Г.Карпова, полковника Министерства госбезопасности СССР. На этих приемах П.Линтур заявлял: «Мы решительно против присоединения нашей территории к Украинской ССР (…) и свою землю желаем видеть автономной в пределах Советской России». Потому что русины «не хотят быть украинцами, а хотят и далее быть руськыми», т.е. русинами по национальности*.

Чтобы высшие и местные органы власти суверенной Закарпатской Украины могли нейтрализовать деятельность администрации Ф.Немеца, генералы Л.Мехлис и Н.Селивановский приступили к их укреплению. 1 декабря 1944 года И.Туряница, Л.Мехлис и М.Пронин отправились в Хуст, где И.Туряница вручил Ф.Немецу «ноту, в которой говорилось о выходе Закарпатской Украины из федеративной Чехословакии и разрыве всяких связей с чехословацким правительством». В связи с этим Ф.Немецу было сказано, чтобы он вместе со своей администрацией в течение трёх дней покинул территорию Закарпатской Украины. В ответ Ф.Немец сослался на советско-чехословацкие договоры о признании Чехословакии в границах до 1938 года и восстановлении на ее освобождаемой территории органов государственной власти Чехословакии. Сослался он и на Инструкцию штаба 4-го Украинского фронта от 28 октября, где предписывалось никакие иные органы власти, кроме администрации правительства Чехословакии, на освобожденной территории Чехословакии, а значит и Подкарпатской Руси «не признавать (…) и рассматривать их как самозванцев». Присутствовавший при этом вручении ноты генерал А.Гасал-Нижборский заявил, что военная прокуратура 1-го Чехословацкого армейского корпуса возбудила против И.Туряницы, И.Ваша, И.Леднея, Н.Мацканюка, Ю.Млавца, И.Андрейцё, П.Поповича, В.Русина и других уголовные дела за дезертирство и измену Родине. Поэтому он просил генералов Л.Мехлиса и Н.Пронина прекратить сотрудничество с И.Туряницей и его правительством и выдать дезертиров военной прокуратуре 1-го Чехословацкого армейского корпуса.

К этому времени штаб 4-го Украинского фронта из Мукачева передислоцировался на территорию Словакии в город Михаловце, что в 25 км от Ужгорода. Чтобы обсудить сложившуюся ситуацию без И.Туряницы, Ф.Немец и генерал Гасал-Нижборский 7 декабря 1944 года отправились в Михаловце на переговоры с командованием 4-го Украинского фронта. Однако переговоры не дали желаемых для Ф.Немеца результатов, и он поехал жаловаться в Москву. На следующий день Юрий Сикура, председатель Хустского окружного Народного комитета, вошел в здание администрации правительства Чехословакии и повесил там плакат с текстом Манифеста. Подпоручик Ю.Лало, ответственный дежурный в этом здании, сорвал плакат. В результате туда ворвались четверо красноармейцев и, угрожая применить оружие, доставили Ю.Лало в свою комендатуру. По распоряжению коменданта Круцких, майора Красной армии, Ю.Лало из комендатуры был отправлен в тюрьму.

Генерал Гасал-Нижборский в дневнике по этому поводу 9 декабря записал: «Ситуация ухудшается. Народные комитеты распускаются советскими офицерами и здесь же создаются новые». То есть, распускаются те Народные комитеты, которые созданы с участием Администрации правительства Чехословакии, а вместо них коммунисты и комендатуры 4-го Украинского фронта создают новые. Далее Гасал-Нижборский записал, что раненых бойцов 1-го Чехословацкого корпуса, прибывших из госпиталей на долечивание к родителям, проживающим вне зоны действия администрации правительства Чехословакии, доставляют в военные комендатуры 4-го Украинского фронта. За это «нарушение» их отправляют в тюрьму. Фактически отправляли в тюрьму за то, что они рассказывают правду о Советском Союзе. Так, в село Волосянка Великоберезнянского округа с фронта приехал долечиваться у родителей офицер 1-го Чехословацкого армейского корпуса Лютянский. За то, что он выругал дезертировавшего однополчанина и односельчанина В.Дуба, собиравшего подписи за Манифест, Лютянский был арестован военной комендатурой 4-го Украинского фронта. Запись в дневнике Гасал-Нижборского за 9 декабря заканчивается так: «В прессе проводится острая античехословацкая пропаганда. В помещения, где проживают чехословацкие офицеры, ночью врываются пьяные советские воины, устраивают скандалы и драки».

Подполковник Парникаж, заместитель генерала А.Гасала Нижборского, в докладной министру обороны С.Ингре 11 декабря 1944 года сообщал, что командование 4-го Украинского фронта, через созданные им Народные комитеты и свои военные комендатуры, разрешило чехословацким военным комендатурам «только пополнить 1-й Чехословацкий корпус. Насильственными методами забирают в советскую армию даже тех юношей, которые находятся на чехословацких мобилизационных пунктах. Везде за нами следят. Арестовывают наших офицеров. Склады с продоволь ствием под охраной советских военных, ими реквизированных. Господствуют здесь советские офицеры, мы бессильны».

Укрепляя себя, как единственную и наивысшую власть Закарпатской Украины, ее Народная Рада (парламент) приняла серию соответствующих Декретов. 15 декабря 1944 года были приняты:

– Декрет № 13 – «О переходе прав собственности от Чехосло вацкой Республики и Венгерского Королевства к Закарпатской Украине». 1-й параграф этого Декрета изложен так: «Все движимое и недвижимое имущество, учреждения, угодья, поместья, леса, предприятия, фабрики и шахты на территории Закарпатской Украины, которые принадлежали Чехословацкой Республике и Венгерскому Королевству, переходят в собственность Закарпатской Украины». Вторым параграфом этого Декрета немедленно прекращались не только связи, но и всякие «отношения с уполномоченным Чехословацкого правительства министром Фр. Немецем и его общественным и военным аппаратом, который временно пребывает в городе Хуст».

– Декрет № 14 – «О домах и движимом имуществе врагов народа, которые сбежали с немецко-венгерскими захватчиками». В параграфе третьем этого Декрета записано: «Городские Народные Комитеты должны конфисковать дома, которые остаются имуществом города, вместе с предметами домашнего употребления (мебелью) или без них».

– Декрет № 15 – «О прекращении связей Народных Комитетов Закарпатской Украины с Уполномоченным правительства Чехословацкой Республики», которым прекращались всякие взаимоотношения Народной Рады, а также окружных, городских и сельских Народных комитетов с «уполномоченным чехословацкого правительства министром Ф.Немецем и его гражданским и военным аппаратом».

– Декрет № 19 – «О введении предварительной цензуры на периодические и непериодические издания». Этим Декретом разрешалось издавать, а типографиям печатать только после того, как материалы будут проверены отделом цензуры и получат от него соответствующее разрешение.

Чтобы расправиться с бывшими представителями органов власти Чехословакии и Венгрии, Народной Раде предстояло создать быстродействующую судебную систему, подобную действовавшим в то время печально известным «тройкам» в Советском Союзе. Поэтому Народная Рада 18 декабря 1944 года утвердила Инструкцию «Об организации и порядке деятельности Специального Суда Закарпатской Украины». В первом параграфе этой Инструкции сказано: «Специальный Суд создается для охраны государственной безопасности (…) и независимости народа Закарпатской Украины». Старались и уполномоченные (министры) Народной Рады, издававшие по своему ресорту (министерству) соответствующие распоряжения. Так, уполномоченный по делам образования И.Керча 15 декабря 1944 года издал распоряжение № 7 «О конфискации и изъятии всех чужих изданий», к которым относились и «антинародные издания без усмотрения на то, на каком языке и где они издавались». Поскольку до войны все книги для русинов издавались в Чехословакии и Венгрии, а в них критиковался сталинский тоталитарный режим, то все они в одночасье стали антинародными, а русины лишились книг о своем прошлом.

19 декабря 1944 года был принят Декрет № 20 «О прекращении мобилизации в Чехословацкую армию и поддержке вербовки добровольцев в Красную армию». Этим Декретом все сельские, городские и окружные Народные комитеты были обязаны «принять меры по прекращению мобилизации в Чехословацкую армию граждан Закарпатской Украины и организовать вербовку их в Красную армию».

За акцию по присоединению Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины к Советской Украине отвечало командование 4-го Украинского фронта в лице генералов Л.Мехлиса и Н.Пронина, а также заместитель министра государственной безопасности СССР генерал Н.Селивановский – как «Главный уполномоченный Советского Союза по присоединению Закарпатской Украины к Советской Украине». Поэтому они в условиях войны организовали своеобразный референдум, т.е. сбор подписей в поддержку Манифеста. Если учесть, что многие делегаты Первого съезда Народных комитетов не голосовали за Манифест, а ряд из них даже сумели уклониться от подписи под Манифестом и за это оказались «врагами народа», то не трудно объяснить причину, почему граждане Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины не желали участвовать в этом «референдуме».

Заведующий сектором делопроизводства Политического управления 4-го Украинского фронта старший лейтенант И.Остапенко в докладной на имя генерал-лейтенанта Н.Пронина написал, что на 10 декабря 1944 года подписей за Манифест от населения Севлюшского (Виноградовского) округа в окружной штаб по сбору этих подписей еще не поступало. Потому он, И.Остапенко, «повторно разослал во все сёла всех, кого только было возможно: членов окружного Народного комитета, членов коммунистической партии, служащих и даже часть учителей. Всех подробно проинструктировал. И даже после этого положение не совсем удовлетворительное. По городу (Севлюш – авт.) я пять раз посылал людей по квартирам и подписалось всего 2.500 чел.». Майор Буланов, инструктор этого же Политуправления, 17 декабря в докладной генералу Н.Пронину написал, что в Перечинском округе на 11 декабря «никакой организационной работы по Манифесту в округе не проводится, даже сами члены окружного и местных Народных комитетов на своих заседаниях Манифест не обсуждали и не подписывали». Поэтому окружной Народный комитет он разогнал, а члена комитета Симочко арестовал, так как тот выступал против Манифеста. В состав нового окружного комитета ему, майору Буланову, пришлось организовать «избрание более надежных людей. Подавляющее большинство коммунисты».

Общий штаб по сбору подписей за Манифест возглавлял начальник политического управления 19-й армии полковник С.Тюльпанов. В докладной на имя генерала Н.Пронина от 10 декабря 1944 года он написал, что в Хустском и Тячевском округах сбор подписей за Манифест провален: «Есть случаи, когда уже подписавшие Манифест приходят вновь и слёзно просят немедленно вычеркнуть их подписи (…) На рынках и на улицах городов Хуст и Севлюш ходят чешские офицеры и солдаты (роты охраны сотрудников администрации правительства Чехословакии и ее административного здания, а также запасного полка – авт.), которые рассказывают, что они были в Советском Союзе и знают, как плохо там живёт население (…) Народный комитет города Тячево посылал делегацию к министру Немецу с просьбой о присоединении к Чехословакии».

Отметим, что в Тячевском округе чехословацким военным комендантом был надпоручик В.Валё, русин из Подкарпатской Руси. Он приехал в группе офицеров 1-го Чехословацкого армейского корпуса на помощь генералу Гасал-Нижборскому в проведении мобилизации русинов Подкарпатской Руси в 1-й Чехословацкий армейский корпус. Подпоручик И.Гренджа, родственник упоминавшегося писателя и сподвижника А.Волошина В.Гренджи-Донского, был военным комендантом 1-го Чехословацкого армейского корпуса в своем родном Воловском округе. Он тоже разъяснял землякам трагические последствия присоединения к Советскому Союзу. Старший лейтенант Ботвинов, заведующий сектором делопроизводства Политуправления 4-го Украинского фронта, по этому поводу написал в докладной генералу Н.Пронину, каким образом Д.Тарахонич, 2-й секретарь ЦК КПЗУ, утверждал советскую власть в этом же, тоже родном для Д.Тарахонича, Воловском округе: Д.Тарахонич просто запретил подпоручику И.Грендже «появляться в какой-либо деревне» округа.

Оказавшись по той или иной причине дома, проходившие службу в 1-м Чехословацком армейском корпусе русины разъясняли землякам неминуемость трагических последствий присоединения Подкарпатской Руси к Советскому Союзу с тоталитарным сталинским режимом. Генерал Н.Пронин по этому вопросу в Докладной привел следующий факт. В городе Севлюш (ныне – Виноградов) офицеры учебного полка 1-го Чехословацкого армейского корпуса разъясняли населению последствия подписания Манифеста. За это они были арестованы военной комендатурой 4-го Украинского фронта в этом округе. В Докладной Н.Пронина написано, что в пограничное село Гута под видом «партизана» пришел офицер Политуправления 4-го Украинского фронта И.Остапенко. Он провел там «собрание, на котором разъяснил, что народная власть будет беспощадно карать тех, кто мешает народу проявлять его настоящую волю, что чехи должны бояться народа и подчиняться народной власти. (После чего — авт.) 478 жителей с. Гута подписались за Манифест здесь же, на собрании». А в одну из ночей все жители этого села оставили свои дома и ушли за границу.

Чтобы прекратить эту агитацию против присоединения Подкарпатской Руси, в Москве было принято решение выдворить из Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины не только администрацию правительства Чехословакии, но и всех военнослужащих подразделений 1-го Чехословацкого армейского корпуса. В то же время мобилизованные граждане Чехословакии из числа жителей Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины, которые в учебном полку 1-го Чехословацкого корпуса проходили военную подготовку, были мобилизованы в Красную армию как «добровольцы».

О том, как офицеры 4-го Украинского фронта действовали по присоединению Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины к Советской Украине, подробно изложено на конкретных фактах в Докладной генерала Н.Пронина. Например, упоминавшийся майор Буланов многих членов Великоберезнянского окружного Народного комитета выгнал из членства в комитете за саботаж по сбору подписей за Манифест. Однако саботаж продолжался, и «партизан» Кулик снова прогнал 6 из 12 членов Народного комитета, подобранных и назначенных Булановым. Затем Кулик лично назначил в этот Народный комитет других людей. После подобных «переизбраний» Народных комитетов и арестов их членов, сбор подписей за Манифест проходил более успешно, -написано в Докладной Н.Пронина.

Поскольку вербовка «добровольцев» в Красную армию шла плохо, подполковник Ставчанский, уполномоченный Военного совета 4-го Украинского фронта по вербовке «добровольцев», в докладной генералу Н.Пронину объяснял это тем, что многие солдаты и офицеры своими действиями дискредитируют Красную армию. В докладной Ставчинский написал, что за 40 дней работы в должности руководителя группы вербовщиков в добровольцы Красной армии он пришел к такому заключению: «К настоящему времени все средства и методы вербовки нами исчерпаны и, чтобы взять дополнительное количество людей в Красную Армию, требуется мобилизация».

Тем временем, под эгидой Политуправления 4-го Украинского фронта, ЦК КПЗУ 17 декабря 1944 года провел в кинотеатре города Мукачево 1-й съезд Союза молодежи Закарпатской Украины. В нем приняли участие 522 делегата и 218 гостей от Красной армии и штабов украинских партизанских отрядов. Съезд избрал Центральный комитет Союза молодежи Закарпатской Украины из 19 человек: М.Бабидорич, В.Балог, В.Диянич, В.Звонар, Ю.Лакатош, В.Маргарита, И.Мешко, М.Опрендик, М.Симулик, М.Троян, В.Хайнас и другие. В их числе были 2-й секретарь ЦК КПЗУ Д.Тарахонич и член ЦК КПЗУ Н.Мацканюк. Первым секретарем ЦК СМЗУ был избран прикомандированный Н.Хрущовым из Киева «Левко», а секретарями – М.Бабидорич и М.Мацканюк. Съезд утвердил программу СМЗУ, сводившуюся к борьбе за выход Закарпатской Украины из состава федеративной Чехословакии и ее присоединение к Советской Украине. Только после того, как «Левко» в 1946 году был назначен заместителем начальника Управления госбезопасности Украины в Закарпатской области по оперативной работе, стало известно, что его настоящая фамилия Волощук, а воинское звание – капитан Министерства государственной безопасности.

Для борьбы с «врагами народа» Закарпатской Украины и Красной армии, 18 декабря 1944 года Народная Рада приняла Декрет № 22 «О создании Специального Суда при Народной Раде Закарпатской Украины», т.е. при правительстве. Члены Спец суда назначались Народной Радой. В пунктах 5 и 8 Декрета № 22 сказано: «5. До принятия уголовных, уголовно-процесуальных и других законов, Специальный Суд руководствуется своей народной правосознательностью и внутренним убеждением, которые базируются на необходимости защиты суверенитета, правительства и личных прав граждан…8. Приговор Специального Суда выносится именем Народной Рады и не подлежит обжалованию». 18 декабря 1944 года был издан Декрет № 23 «Об организации Народных Дружин», во втором параграфе которого сказано, что дружины создаются для того, «чтобы с оружием в руках защищать народ Закарпатской Украины от посягательств внешних и внутренних врагов».

Таким образом, на дружинников возлагались функции полиции и армии. Возглавил Народную дружину полковник Красной армии А.Тканко, а в округах – офицеры Красной армии: в Ужгородском – майор И.Стендер, Мукачевском – М.Головко, Свалявском – В.Мешко, Береговском – В.Хотин, Иршавском –Г.Казначеев, Хустском – И.Прищепа, Воливском (ныне – Межгорском) – П.Солодовников, Севлюшском (ныне Виноградовеком) – В.Александров. Только в Перечниеком округе начальником Народной дружины был назначен Ю.Вакула, член ЦК КПЗУ, а после его ареста – дезертир И.Фабриций. Все дружинники, в том числе офицеры Красной армии, как начальники окружных народных дружин, принимали присягу, которая начиналась словами: «Я, народный дружинник, поступаю добровольно в Народную дружину и приношу торжественную присягу на верность своей Отчизне, Народной Раде Закарпатской Украины и Манифесту Первого съезда Народных комитетов о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной…».

Укрепляли присылаемыми Киевом специалистами не только «народную» милицию суверенной Закарпатской Украины, но и отрасли ее народного хозяйства. Например, заместителем начальника железных дорог был назначен Федор Фомичев, инспекционно-торговый отдел управления лесов возглавил Валерий Болдырев, а Константин Мисенко, Афанасий Бердников и Евгений Михайлов были назначены референтами этого отдела. В земельный отдел референтами были назначены Василий Макаренко, Семен Гуляев, Иван Безязычный, Владимир Кузь ми -ченко, Владимир Рогачев и Михаил Лукяненко. Аналогичное укомплектование кадрами осуществлялось и на периферии. Так, в Иршавском районе лесокомбинат в селе Довгое 28 декабря 1944 года возглавил Борис Чарковский. И так повсеместно.

Для укрепления в ресорте (министерстве) юстиции секции судов, 3 января 1945 года на должность референтов были назначены командированные Киевом Михаил Калинов из Харькова, а также Геннадий Добряков и Виктор Бунин, имевшие среднее юридическое образование и практику работы судьями в советской системе правосудия.

Председатель Народной Рады (правительства) И.Туряница и Уполномоченный (министр) юстиции С.Борецкий 18 декабря 1944 года подписали Постановление, которым утвердили новую Инструкцию «Об организации и порядке деятельности Специального Суда». По этой Инструкции главный прокурор Закарпатской Украины определял, как рассматривать конкретное уголовное дело – на закрытом или открытом заседании, с участием прокурора и адвоката или без них. Хотя среди граждан Закарпатской Украины было немало этнических венгров, словаков и румын, которые вообще не понимали русского, тем более украинского языков, Инструкция не предусматривала переводчиков. 22 декабря 1944 года И.Туряница и С.Борецкий подписали постановления «О порядке деятельности Народных Судов Закарпатской Украины по делам гражданским» и «О порядке деятельности Народных Судов Закарпатской Украины по делам уголовным». Этими постановлениями были утверждены «Временная инструкция о порядке деятельности Народных Судов Закарпатской Украины по делам гражданским», а также «Временная инструкция о порядке деятельности Народных Судов Закарпатской Украины по делам уголовным». Они являлись временными гражданским и уголовным процессуальными кодексами Закарпатской Украины. В них было указано, что судопроизводство ведется на двух языках – украинском или русинском, а приговоры и решения суда принимаются от имени Закарпатской Украины.

Поскольку уголовные дела в суд направляются прокурором, то еще до создания Главной прокуратуры Закарпатской Украины И.Туряница своим постановлением от 29 декабря 1944 года назначил заместителем Главного прокурора Закарпатской Украины присланного из Украины Василия Митрюка. Постановлением от 17 января 1945 года И.Туряница назначил состав этого суда во главе с дезертиром В.Русином. Его заместителем был назначен командированный Киевом М.Калинов из Харькова, он же делегат Первого съезда Народных депутатов. Поскольку у Спецсуда оказалось много ему подсудных дел, его членами 4 февраля 1944 года были назначены партизан Олекса Логойда и учитель Ёвгений Жупан. Затем, 6 марта 1945 года, членами этого суда стали дезертир Иван Ледней, одновременно занимавший должность председателя Мукачевского окружного, а затем -Мукачевского городского Народных депутатов; заведовавший сельскохозяйственным отделом ЦК КПЗУ Иван Андрийцё; вернувшийся из эмиграции в Советский Союз; председатель Ужгородского районного Народного комитета Петр Варга; секретарь Ужгородского городского комитета КПЗУ Василий Немящук, а также Г.Токар, М.Гайналь, В.Беца и А.Чопей. За усердие одни получали более высокие должности, а другие (за соблюдение правосудия при рассмотренииуголовных дел) сами оказывались на скамейке подсудных. Например, И.Туряница 26 мая 1945 года назначил учителя Евгения Жупана директором литейно-механического завода имени Кирова в селе Фридешово (ныне Шелестово), что возле города Мукачево, а командированные Киевом специалисты в области государственной безопасности 29 мая 1945 года арестовали Андрея Чопея и он был осужден к 10 годам лишения свободы.

С помощью народных дружинников, возглавляемых офицерами Красной армии, генерал Н.Селивановский уже имел возможность организовывать провокации, направленные на выживание из Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины администрацию правительства Чехословакии. Полковник милиции в отставке П.Бронтерюк в книге воспоминаний «І серце болить…» по этому поводу написал, что стычки между дружинниками Закарпатской Украины и чехословацкой полицией нередко доходили до применения оружия. В одной из таких стычек в Севлюше был ранен дружинник Неймет, а в другой – был убит дружинник Орос. Это стало поводом для того, чтобы командующий войсками НКВД в тылу 4-го Украинского фронта генерал-майор Филатов направил Ф.Немецу телеграммой ультиматум: «1. Распустить штабную роту в Хусте, поскольку существование её не имеет законных оснований и она не относится к Чехословацкому корпусу. Личный состав отправить в корпус. 2. Запасной полк сконцентрировать в Гуменном. 3. Сапёров из села Крива отправить в сапёрную роту Чехословацкого корпуса в Гуменном.

4. Срок исполнения до 25 декабря. 5. Доложить 25.12.1944 г. – 24.00. Филатов». Отметим, что Гуменное – это административный центр одноименного округа Словакии, граничащего с Ужгородским округом.

Претворение в жизнь сталинского плана по наращиванию территории Советского Союза за счет Чехословакии вызвало тревогу как у чехословацкого правительства Э.Бенеша, так и у мировой общественности. США и Англия напомнили Сталину не только об «Атлантической Хартии», но и о 4-й Гаагской конференции 1907 года о порядке установления армией-победи тельницеи контроля на оккупационной территории и создания в ней оккупационной администрации. По принятым этой конференцией правилам ведения войны, оккупант имеет право устанавливать реквизиции и контрибуции для нужд оккупационной армии, а население оккупированной территории сохраняет верность своей державе. Кроме того, незаконные формирования региональных органов власти, действия которых направлены на отторжение какого-либо региона от территории суверенного государства, международным правом рассматриваются как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Поскольку оккупация явление временное, то оккупант не имеет права включать оккупированную территорию в состав своего государства. Об этом же сказано и в «Атлантической Хартии», по которой ее участники обязывались не наращивать свою территорию за счет государств гитлеровской коалиции. Однако Красная армия была для Чехословакии союзной армией, а не агрессором. Упомянутая Хартия не предусматривала запрет наращивания территории за счет союзных государств антигитлеровской коалиции. К тому же Хартия гарантировала народам стран антигитлеровской коалиции право избирать после войны форму государственного правления. Этим правом граждан Подкарпатской Руси – Карпатской Украины как субъекта федеративной Чехословакии и решил воспользоваться Сталин – присоединить Подкарпатскую Русь – Закарпатскую Украину путем «волеизъявления» ее народа.

Чтобы повлиять на незаконные действия Советского Союза, в том числе на его усилия по присоединению чехословацкой Подкарпатской Руси, США и Англия затягивали открытие Западного фронта в Европе, целью которого было отвлечение немецких армий с Восточного (российского) на Западный фронт. Кроме того, по системе договоров о военной помощи (ленд-лизу) США и Англия поставляли Советскому Союзу автомобилей -почти в 2 раза, пороха – почти в 3 раза, телефонного провода -почти в 15 раз, а паровозов – в 22 раза больше, чем было произведено в СССР за всю войну. Поставленного по ленд-лизу продовольствия было достаточно для того, чтобы кормить Красную армию в течение всей войны. Поэтому Советский Союз вынужден был считаться с США и Англией, и отказался от плана присоединения Подкарпатской Руси – Карпатской Украины к Советской Украине в ходе войны. К тому же с помощью незаконно образованной Закарпатской Украины и проведенного в ней во время войны незаконного референдума в поддержку этого присоединения. Референдум – это опрос взрослого населения под роспись в списке опрошенных. В соответствии с международным правом, решение таких судьбоносных для страны и ее народа вопросов, как их присоединение к другой стране, проводится плебисцит – то есть тайным голосованием бюллетенями. Поскольку Советский Союз провел в поддержку Манифеста незаконный референдум – незаконный как по способу его проведения, так и в силу военных условий его проведения, то вскоре молчаливо отказался от Манифеста и проведенного референдума.

По сообщениям советской прессы, за Манифест подписалось почти 250 тысяч якобы взрослого населения Закарпатской Украины. Эти результаты были достигнуты следующим образом. В военное время население нуждалось в керосине, мыле, не говоря о сахаре или соли. Поэтому в каждом населенном пункте собирались подписи желающих приобрести эти товары. Полученные подобным образом подписи затем оформлялись как подписи за Манифест. Эмигрировавший в США В.Маркуш (ныне академик Национальной Академии наук Украины Маркусь) в то время работал учителем в школе Тячевского округа и был делегатом 1-го съезда Народных комитетов. В своих работах он утверждает, что за подписями под Манифестом приходили даже в школы. Поэтому школьники, в том числе младших классов, за Манифест подписывались вместо родителей. Поскольку ученики 1-го класса еще не умели написать свою фамилию, то они в составленном списке жителей их населенного пункта подписывались за своих родителей путем проставления крестика. Впоследствии, используя эти подписи-крестики, советская пропаганда говорила о “сплошной неграмотности” населения Подкарпатской Руси.

Участник этих событий В.Худанич, в то время заведующий отделом народного образования в Береговском округе, населенном этническими венграми, свидетельствует, каким образом собирались подписи за Манифест в этом округе. По его утверждению, «за присоединение Береговского округа с венгерским этническим населением к Советской Украине подписалось 70% населения этого округа. «Чем объясняется этот феномен?» – спрашивает себя В.Худанич, уже профессор Ужгородского национального университета. Он же и отвечает на свой вопрос в интервью газете «Новини Закарпаття» (14.11.2000 г.) так: «В то время все взрослые мужчины венгерской национальности органами НКВД СССР были отправлены в концентрационные лагеря. Учителя, которые ходили по сёлам, так и говорили женщинам: “Хотите, чтобы ваши мужья вернулись, подписывайтесь!” Женщины плакали и подписывались».

Утверждая себя как высший орган власти суверенной Закарпатской Украины, Народная Рада в условиях войны спешно принимала соответствующее законодательство по ее строительству как независимой республики советского образца. Так, 12 января 1945 года был принят Декрет № 27 «О Народном Гимне Закарпатской Украины». Однако гимном стало не стихотворение А.Духновича, начинающееся словами «Русины, оставьте глубокий сон», а Гимн Советского Союза, начинающийся словами: «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь». В этот же день был принят Декрет № 28 «О государственном флаге Закарпатской Украины»: красное полотнище с надписью: «Да здравствует Закарпатская Украина!».

В этот же день, 12 января 1945 года, был принят Декрет № 29 «О присяге членов Народной Рады, государственных служащих и местных Народных комитетов, государственных служащих и служащих государственных предприятий». Декретом предусматривалось, что присяга принимается перед своим трудовым коллективом. Она начинается словами: «Я, гражданин Закарпатской Украины, торжественно клянусь на верность моей Родине, Народной Раде Закарпатской Украины и Манифесту 1-го съезда Народных комитетов Закарпатской Украины о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной и выходе из состава Чехословакии. Я клянусь точно и неукоснительно исполнять все решения Народной Рады как единственной центральной власти, действующей по воле народа Закарпатской Украины…Если же я отступлю от этой, провозглашенной мною всенародно, присяги -то пусть постигнет меня, как изменника народа, суровая кара и всеобщее презрение». Аналогичную присягу принимали и в Советском Союзе, однако, только военнослужащие и милиционеры.

В этот же день, 12 января, был принят Декрет № 33 «Об организации судебных органов Закарпатской Украины». В нем определялось, что окружные и городские Народные Суды избирались соответствующими окружными или городскими Народными комитетами, а Высший Народный Суд избирался Народной Радой (парламентом) Закарпатской Украины. В соответствии с этим Декретом № 33, приговоры о расстреле мог выносить (кроме Специального Суда) только Высший Народный Суд. Приговоры о расстреле приводились в исполнение только после их утверждения Народной Радой (правительством) Закарпатской Украины. Жертвами Специального Суда стали А.Бродий и С.Фенцик, т.е. премьер-министр и министр чехословацкой автономной республики Подкарпатская Русь.

В этот же день, 12 января, были приняты: Декрет № 34 «О создании органов прокуратуры Закарпатской Украины», которую возглавил И.Андрашко. Ему в помощники 19 апреля 1945 года был назначен прибывший из Украины Юрий Голубовский. 12 января 1945 года был принят Декрет № 35 от «Об организации работы народной адвокатуры». В параграфе 2-м этого Декрета об адвокатуре сказано, что следует «принять в число народных адвокатов в первую очередь всех тех адвокатов, которые имеют оконченное юридическое образование, владеют языком украинским и русинским».

Однако деятельность администрации правительства Чехословакии на территории Закарпатской Украины оставалась серьезным препятствием на пути как самоутверждения независимости Закарпатской Украины, так и деятельности ее Народной Рады – единственного высшего органа законодательно-исполнительной власти на всей территории суверенной Закарпатской Украины. Поэтому находившиеся на территории Закарпатской Украины спецслужбы Советского Союза разработали серию акций, направленных на выдворение из суверенной Закарпатской Украины администрации правительства Чехословакии. В этих акциях были задействованы Народные дружины, возглавляемые офицерами Красной армии. Одна из серии акций была проведена 14 января 1945 года непосредственно в здании администрации правительства Чехословакии. В 11 часов дня около 20 дружинников Народной дружины Хустского округа, которую возглавлял капитан Красной армии И.Прищепа, ворвались в здание администрации правительства Чехословакии с требованиями покинуть территорию суверенной Закарпатской Украины. Они, под угрозой применения оружия, выгнали всех сотрудников из здания на улицу, а затем сорвали с флагштока государственный флаг Чехословакии. В это же время другая группа дружинников заняла казармы чехословацкой роты, обеспечивавшей охрану офиса администрации правительства Чехословакии и ее сотрудников, забрала у ее солдат и офицеров оружие, и даже их личные вещи.

Эта провокация произошла в присутствии В.Шробара, министра чехословацкого правительства Э.Бенеша по делам Словакии. Он рассказал о ней не только Э.Бенешу, но и Временному правительству Словакии. Генерал Гасал-Нижборский в своем дневнике 14 января 1945 года записал: «Под угрозой применения оружия выгнали всех из конторы. Подпоручик Маслей был послан в советскую комендатуру, однако комендант майор Круцких заявил, что в данном случае ничего сделать не может».

Совершенная 14 января 1945 года провокация в Хусте стала поводом для вмешательства командующего войсками 4-го Украинского фронта генерала армии И.Петрова, который в телеграмме от 15 января 1945 года потребовал от командующего войсками НКВД в тылу 4-го Украинского фронта генерала Филатова: «1. Подполковник Ляшко и майор Круцких должны немедленно прекратить все незаконные действия. 2. Начальник штаба охраны тыла фронта полковник Босых должен немедленно выехать в Хуст и провести соответствующие мероприятия… 4. Мною отдано распоряжение по предоставлению в Хусте охраны здания правительственного Уполномоченного Ф.Немеца». Таким образом, здание администрации правительства Чехословакии оказалась под «охраной» Красной армии, а его персонал – под полным контролем спецслужбы генерала Н.Селивановского, т.е. «Смерша». Поэтому чехословацкое правительство Э.Бенеша распорядилось, чтобы администрация правительства Чехословакии, а также чехословацкие воинские подразделения и военные комендатуры в Подкарпатской Руси передислоцировались в соседнюю Республику Словакия.