2. Восточные славяне Киевской Руси

О том, что при «Великом переселении народов» одни союзы и отдельные племена славян остались в Подунавье, а другие переселились на земли будущих Украины, Белоруссии и России, написали древние летописцы. В их числе – киевский летописец-игумен (монах) Никон начал, а игумен Нестор (1056-1114) завершил летопись под названием «Повесть временных лет». В ней указано, что славяне «разошлися по Земли и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Как придя сели на реке Морава, так прозвались мораванами, а другие чехи. А вот те же славяне: белые хорваты и сербы, и хорваты. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них и стали притеснять их, то славяне эти, придя сели на Висле и прозвались ляхами, а от ляхов тех пошли поляки. Так же эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие древлянами, потому что сели в лесу, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами… и так разошелся славянский народ… И живяху в мире и поляне, и древляне, и северяне, и хорваты».

В «Повести временных лет» славянское племя хорваты не случайно разделено на две группы – на хорватов и на белых хорватов. В 1-й главе упоминалось, что одна группа хорватов при переселении остановилась на западе от Карпат, а другая – на востоке от них. По этой причине они нами названы соответственно «Западные Хорваты» и «Восточные Хорваты». В 863 – 864 годах Западные Хорваты приняли христианство, а Восточные Хорваты продолжительное время оставались язычниками. Поскольку Западная и Центральная Европа исповедовали христианство, то одним из признаков отличия ее народностей была принадлежность к христианству. Византийский император К.Багрянородный (905 – 959) в трактате «Как управлять империей» написал, что Белые Хорваты «живут на той стороне земли турков (читать угров Паннонии – авт.), недалеко от земли Франков, по соседству с некрещеными сербами». К.Багрянородный там же отметил, что «славянский народ на Земле Руссов: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане». В то же время он не упомянул Восточных Хорватов, которые в то время жили как независимая народность и еще не входили в Землю Руссов. Следовательно, после принятия Западными Хорватами христианства в Византии их называли «Белые Хорваты». Это и было учтено в «Повести временных лет», которая упоминает «Белых Хорватов» отдельно от просто «Хорватов», названных авторами этой книги «Восточные Хорваты».

О том, что Западные (или Белые) Хорваты не входили в состав Киевской Руси, свидетельствует не только К.Багрянородный, но и следующая запись в «Повести временных лет»: «И живяху в мире и поляне, и древляне, и северяне, и хорваты». Имея в виду Восточных Хорватов, которые обосновались на западе от Киевской Руси вдоль верхнего течения рек Сан, Буг (приток Вислы) и Днестр. Ибо только Восточные Хорваты могли жить мирно со своими ближайшими соседями – древлянами Киевской Руси. Поскольку Западные (или Белые) Хорваты жили на западе от Карпат в составе Великой Моравии, то они просто не могли конфликтовать с Древлянами, тем более с Полянами или Северянами Киевской Руси, так как этому препятствовали непроходимые в те времена Карпаты.

В то же время можно понять ошибку Нестора, что якобы Дреговичи названы потому, что осели в болотистом регионе, а Северяне – на севере. На севере от кого или от чего? Если на севере от полян или Киева, то севернее даже Северян остановились

Кривичи, а севернее Кривичей, у озера Ильмень, остановились Словены, названные Ильменские Славяне. Нестор в то время просто не мог знать, что Северяне, Дреговичи, Словене, Смолене

сохранили название, которое имели на Балканах до их переселения. Вот как в «Повести временных лет» сказано о расположении восточных славян: 1) на севере, возле озера Ильмень, – Словене; 2) на юг от них, в верховьях Волги и Днепра – Кривичи; 3) в бассейне верхней Оки – Вятичи; 4) на юго-запад от них, над верхней частью Днепра и реки Сож – Радимичи; 5) на север от реки Припять, в Полесье – Дреговичи, т.е. бывшие Драгувиты; 6) между Припятью, Днепром и Горынью – Древляне; 7) на юг от них, в бассейне Среднего Днепра – Поляне; 8) в бассейне Десны и Сейма – Северяне, т.е. бывшие Севери; 9) между Днестром и Бугом – Уличи; 10) между Днестром и Прутом – Тиверцы; 11) в верховьях Западного Буга –Дулибы, переименованные в Волынян; 12) в верховьях рек Сян и Буг – Хорваты, условно названные нами Восточные Хорваты.

Не все славянские племена после переселения из Подунавья были независимы. Поляне, Радимичи и Вятичи оказались во владениях Хазарского каганата и платили хазарам дань. По землям восточных славян проходил торговый путь «из варяг в греки», безопасность которого обеспечивали норманны из Скандинавии. Попутно они нередко обворовывали восточных славян, а поэтому славяне назвали их ворюгами, а историки – варягами. На многочисленных перевалочных пунктах этого пути работало немало славян, тесно соприкасавшихся с норманнами.

Вожди-воеводы северо-восточных славян были заняты соперничеством за княжеский престол. Этим пользовались кочующие тюркоязычные племена, совершавшие грабительские набеги на их поселения. Поэтому славяне обратились к норманнам с просьбой обеспечить им безопасность от набегов, платя варягам за это дань. Об этом в «Повести временных лет» сказано: «Варяги из заморъя взимали дань с чуди, и со славян, и с меря, и с веси, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке с дыма», т.е. дымохода.

Однако норманны-варяги при сборе дани нередко применяли насилие, и славяне вскоре оказались в зависимости от них. Поэтому в 862 году славяне «изгнали варяг за море, и не давали им дани, но не было среди них власти и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом». Чтобы прекратить междоусобицу, славяне решили: «Поищем себе князя, который владел бы нами и судил по праву…И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как и другие назывались шведы, а иные –норманны и англы, а еще – готландцы, вот как и эти русь. Сказали руси кривичи, славяне (ильменские – ает.), чудь, и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами», – записано в «Повести временных лет». Однако летописец ничего не сказал о народности «Русь», которую «Повесть временных лет» сравнивает со шведами, англичанами и голландцами. В «Повести временных лет» далее сказано, что по просьбе упомянутой делегации славян одна из скандинавских народностей под названием «Русь» избрала славянам в качестве воевод – князей троих братьев. Они взяли с собой дружинников и пришли княжить над северо-восточными славянами. «И сел старший Рюрик в Новгороде, а другой – Синеус – на Белозере, а третий – Трувор – в Изборске. И от этих варягов прозвались новгородцы – Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были славяне», – сказано в «Повести временных лет».

Однако за два года пребывания в должности славянских воевод скоропостижно умерли Синеус и Трувор. Поэтому их старший брат Рюрик, приняв всю власть в свои руки, «стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белозеро. Варяги в этих городах находники», т.е. пришлые, – сказано в «Повести временных лет». Избрав Новгород столицей, воевода (конунг) Рюрик стал единоличным князем не только для северо-восточных славянских племен, но и для эстонцев, финнов и меря. Управлял он ими через своих посадников из числа прибывших с ним соплеменников-русов. Поэтому подвластная Рюрику не только новгородская, но и вся славянская земля стала называться Русская земля.

Происхождение названия «русь» исследовали многие историки. Они, как и российский ученый историк С. Гедеонов, научно обосновали, что, как первые князья Земли Русской, так и название их дружин «русь» происходят от шведского племени, которое проживало на острове Рюген. На основании последних лингвистических и исторических исследований слова «русь» Н.Котляр утверждает, что оно финского происхождения. Поначалу слово «русь» применялось для обозначения скандинавов, которые состояли в дружинах древнерусских княжеств, и распространилось на всех дружинников, а затем – и на Полян. Ныне известно, что слово «русь» – от финского «ruotsi» и в переводе означает «шведы». Финны и ныне слово «русский» произносят «ourotsi». Следовательно, слова «Русь», «русский» – не славянского, а финского прои схождения.

Российские ученые Г.Байер, А.Шлёцер и Г.Миллер, Н.Карамзин, С.Соловьев, Н.Погодин и другие были сторонниками норманнского происхождения князей Русской Земли. Чтобы более не возвращаться к происхождению названия Русская Земля, отметим, что некоторые исследователи в ныне суверенной Украине с этой теорией не согласны, ставят под сомнение всю летопись «Повесть временных лет». Они утверждают, что Рюрик якобы прибыл в Новгород без братьев. Имя шведского происхождения Синеус они переводят как «свой род» (sine hus), а имя Трувор – как «верная дружина» (thru voring). Однако их утверждения не выдерживают критики потому, что примерно в тот же период герцогом Нормандии был однофамилец Синеус, а слово «ruotsi» для финнов и ныне означает «шведы». Кроме того, в Швеции поныне один из приморских регионов, что расположен напротив острова Рюген, именуется Ross-laden, а его жителей финны называют россами (ruotsi). А.Шлёцер (1735 – 1809), академик Петербургской Академии Наук, специализировавшийся на русском источниковедении, о «Повести временных лет» написал, что «ни одна нация не может гордиться таким богатством». Однако украинские псевдоисторики ставят под сомнение и это богатство. Они утверждают, что слово «рус» -латинское и переводится как «село». По их логике выходит, что занимаемая руссами территория – сплошное село. Хотя известно, что «село» – это населенный пункт, отличающийся от деревни наличием церкви. Однако в Киевской Руси первые церкви были построены только после принятия в 988 году христианства.

Источником существования варяжских дружин были трофеи, добытые в грабительских походах, а состарившийся Рюрик уже не мог водить их в такие походы. Поэтому Аскольд и Дир, воеводы отрядов варяжской дружины, решили отправиться на военную службу в Царьгород, т.е. в Константинополь. Возглавив дружину из числа единомышленников, они отправились в Константинополь по Днепру. Остановились в Киеве, который в то время входил во владения Хазарского каганата под названием Самбатас.

Хазарский каганат, или Хазария, в то время был огромным государством, занимавшим большую часть (за исключением городов – полисов Византии) Крыма, все Северное Причерноморье и Приазовье, Нижнее и Прикаспийское Поволжье, а также Северный Кавказ. Этнически Хазария была конгломератом тюркских и финно-угорских народов с полукочевым образом жизни. Во 2-й половине VII в. Хазария покорила обитавших в Приазовье булгар, которые входили в объединение тюркоязычных племен под названием Великая Булгария. В 1-й половине VIII в. в Хазарию переселились изгнанные из Византии евреи со своим лидером по имени Булан. Дореволюционные русские профессиональные историки (Д.Самоквасов, М.Любавский, М.Приселков, С.Платонов), а в первые годы Советского Союза М.Покровский (автор первого советского учебника по истории России), а также ведущий советский археолог М.Артамонов (1898-1972) и другие в своих трудах научно обосновали большую роль Хазарии в формировании Киевской Руси. При этом упомянули о евреях и их роли в Хазарском каганате, являвшемся симбиозом хазар и евреев. Хазары занимались хозяйственной деятельностью и кочевали, а также совершали грабительскими набеги на соседей. Евреи вели оседлый образ жизни в городах и занимались торговлей и ростовщичеством. Через Хазарию проходил «Великий шелковый путь» из Азии в Европу, который оказался во власти евреев. Трансевропейский торговый путь «из варяг в греки» еще не функционировал, а только его часть – «из Самбатаса в Грецию». Упомянутые торговые пути фактически оказались в их руках, а путем смешанных браков евреи получили доступ ко всем государственным должностям. В 800 году Обадия, потомок Булана, совершил в Хазарии государственный переворот, и вся власть оказалась в его руках. Обадия объявил иудаизм государственной религией Хазарии, а поэтому миссия Кирилла и Мефодия по распространению в Хазарию христианства не имела успеха. При редактировании научного труда М.Артамонова по Хазарин Лев Гумилев (7-1992) внес в него свои коррективы о том, что еврейская община Хазарского каганата при хане Обадии превратилась в доминирующий социальный слой и полностью завладела проходящими через Хазарию «Великим шелковым путем» и путем «из варяг в греки». Следовательно, евреи доминировали не только в Киеве, но и в других городах не только вдоль упомянутых международных торговых путей задолго до того, как в них поселились славяне Русской земли.

Аскольд (Аскульд) в Киеве женился на дочери Алмаза, властелина Волжской Булгарии, и стал подданным Хазарского кагана, женатого на второй дочери Алмаза. Так Аскольд со своей варяжской дружиной «сходу овладел» Киевом и вместе с Диром «собрал у себя много варягов и стали владеть землёю полян, Рюрик же княжил в Новгороде», – указано в «Повести временных лет». Однако богатая Византия, которую летописец Нестор называет Грецией, не давала покоя обосновавшемуся в Киеве отряду варягов во главе с Аскольдом и Диром. Случай подвернулся в 866 году, когда византийский император пошёл в дальний грабительский поход на арабов. Варяжская дружина под предводительством Аскольда и Дира вторглась в Византию и дошла до Константинополя, но взять его не смогла. Однако дерзость, храбрость и жестокость варяжской дружины заставила византийцев откупиться богатыми дарами.

Арабский купец Абу Хамид ибн ар-Рахим ал-Гарнати алАндаалузи ВІ131-1153 годах побывал на Русской Земле и написал: «И прибыл я в город страны руссов, который называют Киев. А в нем тысячи мигрибинцев, по виду тюрков, говорящих на тюркском языке. А известны они в той стране под именем печенеги». Следовательно, даже триста лет спустя после того, как варяги во главе с Аскольдом и Диром «овладели» Киевом, он оставался городом хазар, печенегов и евреев.

Состарившийся Рюрик провозгласил своего сына Ингвора (Игоря) наследником княжеского престола Русской земли, а его воспитателем назначил воеводу Олафа. В «Повести временных лет» Олафа названо Олгов, а ныне – Олегом. В 879 году Рюрик умер и Олаф (он же Олгов, Олег) стал регентом несовершеннолетнего Ингвора-Игоря. Поскольку Хазарский каганат был занят междоусобицей племенных вождей, этим решил воспользоваться Олег. В 885 году он повёл свои дружины в поход на земли Хазарского каганата. Без сопротивления Смолены сдали город Смоленск, затем была взята столица Северян Любеч (ныне районный центр Черниговской области). В «Повести временных лет» об этом походе написано: «Подойдя к радимичам, Олгов спросил у них: «Кому дань даёте?» Они ответили: «Хазарам». И сказал им Олгов: «Не давайте хазарам, а мне давайте». И стали они давать… Олгови по цилягу, как прежде хазарам давали».

Затем Олег повел дружины на Самбатас (Киев), однако, овладеть им решил не силой, а хитростью. Он оставил свои дружины под Киевом, а сам на ладье, с группой воинов и несовершеннолетним княжичем Игорем, подплыл к городской пристани. Олег послал с вестью к Аскольду и Диру, что пришли гости, которые идут в Грецию от Олега и княжича Игоря, и желают повидаться. Не подозревавшие подвоха, Аскольд и Дир пришли к Олегу и были схвачены. Олег потребовал от Аскольда признать Игоря своим князем и сказал: «Не князи вы и не княжеского рода». Показывая на юного Игоря, Олег сказал: «Вот сын Рюрика, он князь»! Однако Аскольд и Дир отказались подчиниться требованию Олега, – и он приказал отрубить им головы. К месту этой жестокой расправы подошли варяжские дружины и, подняв Игоря на руки, с отрубленными головами Аскольда и Дира вошли в Киев. Там Олег провозгласил Игоря князем, а Киев – матерью городов руссов, т.е. русских.

Овладев Самбатасом (Киевом), Олег продолжил насильственное присоединение к Русской Земле других народностей восточных славян. Однако отступившие под натиском печенегов на север Хазарии угры в 897 году отаборились на соседних с Киевом холмах. Затем, как написано в венгерской летописи «Деяния венгров», «Вождь Алмош и его воеводы, приняв совет руссов, заключили надежный мир с ними, так как русские князья боялись, чтобы их не прогнали, и отдали в заложники своих сыновей, а также большое количество подарков». Князья руссов выделили две тысячи дружинников и три тысячи крестьян, чтобы они помогли венграм добраться до Карпат и преодолеть их – сказано в «Деяниях Венгров».

Удачный грабительский поход Аскольда и Дира на Константинополь не давал покоя варяжской дружине Олега, получавшей жалованье трофеями. В 907 году Олег во главе варяжской дружины, усиленной как покоренными, так и еще не покоренными народностями восточных славян, вторглися во владения Византии. Об этом в «Повести временных лет» записано: «иде Олгов на греки, Игоря оставив в Киеве, собрал множество варяг, и славян, и чудь, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, которые есть толковины».

Слово «толковины» в те времена означало иностранцы. В 907 году в Русской Земле были объединены ильменские словены, чудь (эстонцы), кривичи, меря, древляне (дреговичи), радимичи, поляне и северяне. Их дружины были усилены за счет дружин Дулебов с Буга (т.е. бужан, переименованных в волынян) и Тиверцев Поднестровья (ныне – Галичина), а также Восточных Хорватов из верховьев Сяна и Буга. Эти народности в 907 году не входили в состав Русской Земли, а поэтому в «Повести временных лет» они упоминаются в качестве иностранцев, т.е. толковинов.

Грабительский поход Олега в 907 году на Константинополь в византийских летописях и «Повести временных лет» описан как очень кровопролитный, сопровождавшийся зверствами над ранеными и пленными византийцами. Варяжские дружинники Олега будто бы соревновались в зверствах и злодеяниях. Византийцы были напуганы жестокостью приближавшегося войска Олега и просили мира на любых условиях. Когда варяжские воеводы и Олег поняли, что Константинополь им не взять, то начали переговоры о мире. Договор начинается словами: «Мы от рода Руссов, Карл Ингелог, Фарлов, Веремид, Рулав, Гуды, Руальд, Карн, Фрелав, Рюар, Актутруян, Лидульфост, Стемид, посланные Олафом, великим князем руссов, и всеми сущими под его рукою, к вам, Льву, Александру и Константину, великим царям греческим…». Заканчивается этот Договор словами: «Для верного исполнения сих условий между нами, руссами и греками, велели мы написать оные киноварью на двух хартиях. Царь греческий скрепил их своею рукою, клялся Святым Крестом, Нераздельною Животворящею Троицею единого Бога и дал хартию вашей светлости; а мы, послы русские, дали ему другую и клялися по закону своему, за себя и за всех руссов исполнять утверждённые главы и любви между нами, руссами и греками». Следовательно, Олег заключил с Византией договор от имени варягов, а не от имени восточных славян. Не случайно в «Повести временных лет» отмечено, что, возвращаясь в Киев, Олег сказал грекам: «Сшейте для руссов паруса из шелковых наволок, а славянам полотняные. И было так». Договор подписали варяги без представителей славян Русской Земли, тем более без представителей иностранных дружин.

Кто возглавлял княжескую дружину (армию), у того и была вся власть в руках. Желая и далее оставаться во главе Русской Земли, Олег был не только верховным командующим, но и регентом уже взрослого Игоря по той причине, что, Игорь был умом якобы недоразвит. Потому Олег даже препятствовал ему жениться. Только состарившись, Олег избрал уже 48-летнему Игорю 19-летнюю невесту из знатной варяжской семьи. Ученые историки Швеции утверждают, что звали ее Ингигерда, а была она дочерью скандинавского (варяжского) феодала. В летописях «Житие княгини Олговы» и «Повести временных лет» ее названо Олгова (Ольга), так как она приняла это имя в честь Олгова (Олега), который сосватал ее за Игоря. Естественно, что и родившийся у Игоря-Ингвора и Ольги-Ингигерды сын Святослав варяжского племени-роду. Воспитателем Святослава был варяжский воевода по имени Свенальд, жена которого являлась ключницей (домоправительницей) княжеского двора. Их дочь по имени Мала родила от молодого Святослава внебрачного сына Владимира. От законной супруги у Святослава было двое сыновей – Ярополк и Олаф (Олег).

Под давлением варяжских воевод князь Игорь в 945 году совершил поход на Византию, который оказался неудачным. Игорю пришлось заключать унизительный договор, начинающийся словами: «Мы – от рода руссов, послы и купцы: Ивор, посол Ингвора, Великого князя руссов, и общие послы: Вуефаст от Святослава, сына Ингвора; Искусеви от княгини Ольги; С луды от Ингвора, племянник Ингвора; Улеб от Володислава; Каницар от Пред славы; Шихберн Сфандр от жены Улеба; Прастен Тудоров; Либиар Фрастов, Грим Сфирьков, Престен Акун, племянник

Ингвора, Кары Тудков (и так далее и тому подобное – авт.), посланцы от Ингвора и от всех людей Русской Земли…».

После трагической смерти князя Игоря в 945 году, Киевским княжеством до 966 года управляла его супруга Ольга. Затем княжеский престол занял Святослав, которого воспитывал воевода Свенальд в варяжском менталитете. Поэтому Святослав не мог устоять от искушения продолжить грабительские походы на соседнюю Болгарию и богатую Византию. Тем более, что этого требовали варяжские дружинники. Походы пролегали через «Дикое поле» Хазарского каганата, по владениям которого кочевали его племена. Они нападали на варяжские дружины, возвращавшиеся с трофеями. Святослав в 964-965 годах разорил, а в 986 году разгромил Хазарский каганат, и он перестал существовать. В этом же году под Доростолом на Дунае он разбил болгар, и болгарская столица Переяславец-на-Дунае (сегодня село Преслав возле Тульчи) до 972 года была для Святослава княжеской резиденцией. Причина столь длительной задержки в этой резиденции изложена в «Повести временных лет» так: там «всякое добро сходится: от Греков паволоки, золото, ковры, вина и овощи разные; от Чехов же и Венгров серебро и кони; от Руси – меха, шкуры, воск, мёд и невольники», т.е. рабы.

Чтобы управлять из Переяславца-на-Дунае обширной территорией Русской Земли, Святослав провозгласил себя Великим князем Киевским, а трёх своих сыновей назначил ее удельными князьями. Ярополк возглавил Киевщину, Олег – Черниговщину, а Владимир – Новгородщину. Постоянное пребывание варяжских дружин вблизи Византии заставило ее быть наготове для защиты от набегов. Поэтому вторжение Святослава в 971 году в Византию не стало для византийцев внезапным. Они нанесли дружине Святослава сокрушительное поражение и заставили его подписать унизительный мирный договор. По этому договору Святослав и его варяжские воеводы обязывались никогда не совершать нападения даже на византийские государства-полисы в Крыму и Болгарию. Чтобы Святослав и его дружина не таили зла, византийцы одарили их золотом, шёлком и другими дарами. Об этом узнали половцы, которые во главе с ханом Куря на днепровских порогах стали поджидать дружину Святослава, чтобы отобрать дары. О замысле половцев стало известно Святославу, и он решил перезимовать с дружиной в устье Днепра. Однако от холода и голода многие дружинники умерли. Ослабевшая к весне дружина Святослава на днепровских порогах стала легкой добычей для печенегов. Они наголову разбили варяжскую дружину и пленили Святослава, а затем убили.

Поскольку Святослав не назначил престолонаследника, то между его сыновьями началась междоусобица. Киевский князь Ярополк пошёл со своей дружиной на Черниговского князя Олега

– и Олег погиб в бою. Новгородский князь Владимир сбежал в Скандинавию просить у соплеменников помощи. Собрав там дружину, Владимир с ее помощью вернул себе Новгород. Затем он двинулся на Киев и, завладев Полоцком, решил жениться на Рогнеде, дочери Полоцкого воеводы-варяга Рогволда. Однако Рогволд не давал на это своего согласия, так как Рогнеда была помолвлена с Киевским князем Ярополком и была от него беременна. Рогволд и двое его сыновей по приказу Владимира были убиты, а Рогнеда стала его женой. В 980 году Владимир овладел Киевом, и князь Ярополк скрылся в лесах. Заманив Ярополка якобы на переговоры, Владимир приказал убить его. Так Владимир, внебрачный сын варяга Святослава, стал единственным престолонаследником на княжеский престол Русской Земли и владел ею до 1015 года.

Воодушевлённая легкостью побед, новоприбывшая варяжская дружина стала требовать от Владимира возобновить походы на Византию. Участник тех событий, арабский купец-путешественник Мухаммад ал-Ауфи, сообщает: «Руссы (…) постоянно занимаются разбоем и знают только одно средство добыть себе пропитание -меч». Выдающийся украинский ученый историк Михаил Грушевский в «Иллюстрированной истории Украины» об этом написал так: «Как наступает месяц ноябрь, сразу князья русские со всей Русью (т.е. дружиной – авт.) выходят из Киева и идут на «полюдье»

– в волости словен, дреговичей, кривичей, сиверян и других славян, подвластных Руси. Там кормятся они всю зиму, а в месяце апреле, когда тает лед на Днепре, возвращаются в Киев. Здесь они снаряжают лодки и едут в Византию для грабежей». В «Повести временных лет» по этому поводу сказано, что само Киевское княжество, «мечом основанное и хранимое варяжской дружинои, приученное к деятельности, завоеваниям и грабежу, как и честолюбие полководцев варяжских, смелых и гордых, не могло долго жить в спокойствии». Держать в повиновении дружинников и их воевод «без дела» было всё труднее. Поэтому Владимир в 981 году решил совершить поход на запад и покорить обосновавшихся там Вятичей, Радимичей, Дулебов и Восточных Хорватов. Об этом в «Повести временных лет» за 981 год написано так: «Иде Владимир к Ляхам занимать грады их, Перемышль, Червен и другие». Этим походом Владимир присоединил к Русской Земле Вятичей, Радимичей, Дулебов с городом Червен (ныне Червоноград), а также Восточных Хорватов с их городом Перемышль.

Однако после возвращения Владимира и его дружин в Киев Вятичи, Радимичи, Дулебы и Восточные Хорваты отказались платить дань Киеву. Поэтому Владимиру пришлось в 982 году совершать повторный поход на Вятичей, а в 984 году на Радимичей и Дулебов. Однако покорять поддерживаемых Польшей Восточных Хорватов Владимир не решился. В 988 году он совершил поход в Хазарию. Разгромив там печенегов и половцев, Владимир присоединил хазарскую Тмутаракань и Подонье. Еврейская община Хазарии предложила Владимиру принять иудаизм в качестве государственной религии, но он отверг это предложение. В 989 году он совершил успешный поход на Крымский полуостров, где располагались византийские города-государства (полисы): Ольвия, Феодосия, Корсунь (ныне окраина Севастополя) и др. Владимир согласился сохранить независимость крымских полисов в составе Византии и далее при условии, что византийский император Василий II Болгаробойца (976 – 1025) отдаст ему в супруги свою сестру Хелену. Согласие было дано при условии, что сначала Владимир примет христианство византийского обряда, а затем обвенчается с супругой в церкви. Поэтому Владимир в пасху 989 года принял в Корсуне христианство. При крещении он принял имя Василий (от греческого – царский, святой), а затем был обвенчан с принцессой Хеленой, принявшей после венчания имя Анна. Летописцы после крещения называли Владимира не греческим именем Василий, а славянским – Святой.

Владимир «Святой» вернулся в Киев с назначенными Патриархом Константинопольским священниками, которых возглавляли епископы Михаил и Анастас. Для организации распространения в Русской Земле христианства византийского (восточного) обряда Патриарх Константинопольский направил в Киев митрополита Никифора, который 1 августа 988 года начал крещение с киевлян.

В крещении восточных славян активное участие принимали пришедшие из Великой Моравии белые хорваты, выученные Кириллом и Мефодием на священников. В 1907 году была издана «История русской церкви» Е.Голубовского, в которой утверждается, что для распространения христианства Владимир пригласил «венгерских или угорских русинов, которые жили и до настоящего времени живут по ту сторону Карпат в Северо-Восточной Венгрии». Из «Повести временных лет» и других изданий известно, что в числе приглашенных Владимиром распространителей христианства были братья Анфир, Илларий и Григорий, белые хорваты. Их в Киеве называли У гринами потому что они прибыли из Угрии (Венгрии). Григорий Угрин в 955 году в качестве консультанта и телохранителя сопровождал княгиню Ольгу в Константинополь, где она приняла христианство. Илларий Угрин был советником по вопросам христианства у князя Бориса. Он принял монашеское имя Моисей и помогал заложить Печерскую лавру, где поныне хранятся его мощи. В 1996 году часть мощей Моисея привезена на его родину – в монастырь ныне города Мукачево Закарпатской области Украины. Анфир, приняв монашеское имя Ефрем, построил Борисоглебский монастырь, его мощи почивают в Новоторжской церкви этого монастыря.

Аналогично Владимиру, после крещения все славяне и многие варяги Русской земли принимали имена греческого происхождения: Алексий – защитник, Амвросий – божественный, Анастасий– воскресший, Андрей – мужественный, Антип – упорный, Артем– здоровый, Афанасий – бессмертный, Валентин – сильный, Валерий – бодрый, Виктор – победитель, Викентий – побеждающий, Геннадий – благородный, Георгий – земледелец, Герасим– почтенный и т.д.

Зная, что Восточных Хорватов поддерживает Польша, Владимир повторил поход на их земли только в 992 году. В «Повести временных лет» за 992 год по этому поводу написано: «Иде Владимир на Хорваты, пришлось ему воевати с хорваты». Следовательно, только в 992 году Владимиру удалось присоединить Восточных Хорватов к Русской Земле. О том, что Восточные Хорваты до 992 года не входили во владения Киевской Руси, повторно сказано в «Повести временных лет» так: «Вот кто только говорит по-славянски на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели на Бугу, затем ставшие называться волынянами. А вот другие народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, муромы, черемисы, мордва, пермь, чечера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова-ливонцы – эти говорят на своих языках». Следовательно, Восточные Хорваты до 992 года не упомянуты в «Повести временных лет» потому, что не входили в состав Русской земли и не давали дань киевскому князю. Они до 992 года были для Русской Земли толковинами, т.е. иностранцами.

После присоединения к Русской Земле западных по отношению к Киеву славянских народностей на землях дулебов, впоследствии названных «волынянами», было создано Волынское княжество. На землях восточных хорватов и тиверцев было образовано княжество со столицей в городище Галич (ныне райцентр Ивано-Франков-ской области Украины), располагавшемся на землях Тиверцев. Поэтому образованное на землях Восточных Хорватов и Тиверцев княжество было названо в зависимости от названия его столицы –Галицким. На княжеский престол строптивого Галицкого княжества были назначены три сына Черниговского князя Игоря Святославовича – Владимир, Борис и Ростислав. С этого времени российские, а затем советские и украинские историки перестали упоминать как о Восточных Хорватах, так и о Тиверцах, называя их, жителей Галицкого княжества, «галичане».

Если Тиверцы название «галичане» приняли охотно, то Восточные Хорваты упорно продолжали считать себя Хорватами. Следовательно, Хорваты не желали быть с Тиверцами в одном княжестве и называться галичанами, а свою независимость от Киева продолжали отстаивать следующим способом. Оставляя обжитые места на равнинах, они осваивали новые земли в долинах горных речушек, выкорчевывали в предгорьях лес под поля. Хотя земля на новых местах Восточных Карпат была менее урожайна, а горный климат был более суровым, это компенсировалось свободой от бояр и вельмож Галицкого княжества. Поэтому нельзя согласиться с утверждениями псевдоисториков о том, что с 992 года проживавшая в верховьях Днестра и Буга славянская народность Хорваты, условно названная нами Восточные Хорваты, растворилась среди Тиверцев и тоже стала галичанами.

Восточные хорваты с течением времени переселялись на земли Тиверцев, и многие из них в окружении галичан тоже осознали себя галичанами. Оказавшись в составе Австрии, тиверцы-галичане во времена Австрии осознали себя украинцами по национальности ранее, чем поляне или древляне Русской Земли.

Чтобы воеводы Русской Земли и подчиненные им отряды варяжских дружин были заняты постоянным делом по усилению власти великого князя Киевского в отдаленных от Киева землях, Владимир провёл государственную реформу. Он разделил удельные княжества на уезды и передал их земли во владение воеводам и другим должностным лицам в уездах. В результате воеводам с подчиненными им отрядами варяжских дружин пришлось рассредоточиться по уездным центрам, в которых начался процесс формирования варяжской знати. Если земли восточных славян назывались княжество Русская Земля потому, что ими владели варяги племени Русь, то после расселения варягов по населённым пунктам, даже реки и речушки тоже стали называться по имени местной варяжской знати. Только в Киевской области поныне названия целого ряда городов и посёлков этому доказательство: Ворзель, Сувид, Фастов (от Фрастов), Фурсы, Кир даны, Узин, Халча, Байбузы, Юхны, Яхны и т.д. Аналогично -ив России. Однако во времена Советского Союза большинство из них переименовали. Например, город Норманск ныне называется Мурманск. Поскольку названиям рек не присваивали имена советских вождей, то многие из них тоже сохранили свои названия скандинавского происхождения: Рось, Трубеж, Ирдынь, Ирпень, Унава, Остер и т.д.

Учёные-историки утверждают, что множество женских украшений, найденных при раскопках возле Чернигова, Новгорода, Ярославля, Смоленска, Киева имеют скандинавское происхождение. Они свидетельствует о том, что варяги крепко обосновалась на Русской Земле. По данным шведского исследователя И.Ианссона, в эпоху викингов на Украину переселилось до десяти процентов женского населения Средней Швеции. Византийские и арабские авторы IX-X вв. чётко различали славян и руссов, понимая под руссами скандинавов. Ныне некоторые украинские псевдоисторики к летописи «Повесть временных лет» относятся с недоверием потому, что в этой летописи за 898 год написано: «А славянский народ и русский один, от варягов ведь прозвались Русью, а прежде были славяне; хоть полянами назывались, но речь была славянской». Им хотелось бы видеть слово «Русь» исконно украинским. Высмеивая этих «критиков», член Президиума Национальной Академии наук Украины академик П.Толочко, ученый историк с мировым именем, специализирующийся на истории Русской Земли, в унисон А.Шлёцеру утверждает: «Нестор и продолжатели его хронологии составили систему русской истории, которая настолько полна, что ни одна нация не может похвастаться таким сокровищем».

Чтобы утвердиться на киевском великокняжеском престоле и держать в повиновении уездных князей, бояр, воевод и прочую элиту Русской Земли, Владимир поручил написать славянский вариант шведского законодательства, который затем утвердил под названием Устав, названный историками «Русская правда». Этим Уставом официально закреплялось разграничение местных славян и пришлых варягов-руссов. Так, в Уставе записано: «Кто убьёт человека, тому родственники убитого мстят за смерть смертью; а когда не будет мстителей, то с убийцы взыскать деньги в казну: за голову… людина, то есть свободного человека русского или славянина 40 гривен (одна гривна равна 51 гр. серебра – авт.), или виру (штраф в размере 40 гривен – авт.), а за убиение жены полвиры. За раба нет виры: но кто убил его безвинно, должен платить господину». Следовательно, правящая власть варяг на Русской Земле четко отмежевывала славян от варягов – называя варягов «свободными людьми русскими». Поскольку для скандинавских морских кочевников символом их могущества был бог морей по имени Нептун, а символом могущества Нептуна был трезубец, то варяжского роду-племени Владимир избрал трезубец в качестве герба своего княжества Русская Земля.

Когда состарившемуся Владимиру «Святому» стало трудно управлять Русской Землёй, он разделил её на двенадцать удельных княжеств – по количеству сыновей от четырех законных жён. С этого времени был установлен порядок, что даже удельным князем может быть назначен только сын, внук или правнук Великого князя Киевского. В случае отсутствия таковой возможности, на престол удельного княжества мог быть назначен сын удельного князя. Став удельными князьями, сыновья Владимира захотели быть независимыми от Киева. У удельного князя Новгородского Ярослава Владимировича «Мудрого», после женитьбы на Ингиргиде, дочери шведского короля по имени Олаф (Олег), появились тесные связи с правительственными кругами Швеции. Поэтому он первым отказался платить дань своему отцу, Владимиру, являвшемуся Великим князем Киевским. Поэтому Владимир приказал своей дружине готовиться в поход против Ярослава. Но очень загоревал, что придётся воевать против сына, и заболел. В 1015 году Владимир скоропостижно умер, не назвав своего престолонаследника.

Значительное расстояние от Киева до Галича, а также усилившиеся набеги печенегов, и междоусобица удельных князей стали причиной того, что Галицкое княжество фактически оставалось вне досягаемости Великого князя Киевского и развивалось независимо от Киева. Этим воспользовались Тиверцы, которые тоже были против того, чтобы платить дань (полюдье) Великому князю Киевскому. Они убили присланных им князей Бориса и Всеволода, а Ростиславу удалось сбежать к Белым Хорватам в соседней Венгрии.

Тем более независимо от Киева развивались Восточные Хорваты, которых стремилась опекать Польша. Святополк, князь Туровский (ныне Белоруссия) был женат на дочери польского короля Болеслава, с помощью которого в 1015 году овладел Киевом и провозгласил себя Великим князем Русской Земли. За жестокие расправы с оппозицией он был прозван «Окаянным». Однако Ярослав «Мудрый», князь Новгородский, с помощью шведов победил Святополка ив 1019 году занял Великокняжеский престол, на котором восседал до 1054 года. В 1031 году ему удалось снова, но только символически присоединить Галицкое княжество к Русской Земле. Однако без земель восточных хорватов, оставшихся под покровительством Польши.

Междоусобицы из-за Великокняжеского Киевского престола были благоприятны для половцев, кочевавших по «Дикому полю» Русской земли и разорявших ее. Только в 1036 году Ярослав «Мудрый» нанес им поражение, но для полной победы не хватило сил. Половцы настолько окрепли, что выступившие против них удельные князя Изяслав, Святослав и Всеволод потерпели у реки Альта сокрушительное поражение. «За грехи наши напустил Бог на нас поганых (половцев – авт.) и побежали русские князья, и победили половцы» – написано в «Повести временных лет за 1068 год. В 1094 году половцы разграбили Переяславщину и ворвались в Киев. В 1097 году в столице северян Любече состоялся съезд князей Русской Земли, решивших объединиться для борьбы с половцами. В 1100 году они снова провели съезд в Витичеве, на котором приняли решение создать общую дружину. Объединенные русские дружины в 1103 и 1111 годах совершили походы против половцев и окончательно разгромили их.

Борьба с половцами и отдаленность Галицкого и Волынского княжеств от Киева были причинами того, что Галицкое и Волын-ское княжества, по сути, стали более чем автономными в составе Русской Земли. Роман Мстиславович (1170-1205) объединил их в единое Галицко-Волынское княжество и начал борьбу с половцами. Затем Мстислав Изяславович, внук Владимира Мономаха, в 1202 году начал борьбу за Киевский престол и овладение Киевом, который был в руках половцев. Однако после его смерти началась междоусобица, и только в 1204 году его сын Данила Романович овладел Киевом и водрузил на Киевском княжеском престоле своего воеводу Дмитрия. Таким образом, Великое Киевское княжество оказалось в подчинении Галицко-Волынского княжества, а Восточные Хорваты и далее остались под покровительством Польши.