23. Русины Украины в борьбе за свои национальные и политические права

С целью ослабить Россию как соперника навсегда, Германии и Австро-Венгрии в ходе Первой мировой войны удалось «оторвать» от нее значительную часть территории и образовать на ней суверенную Польшу и суверенную Украину. В ходе этой войны Германия потеряла Пруссию в пользу Польши, а многонациональные империи Австро-Венгрия и Россия развалились на ряд суверенных национальных государств. Коммунистам России удалось возродить российскую империю под названием Советский Союз без Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши. Послевоенная внешняя политика Германии и СССР заключалась в восстановлении «своих» довоенных территорий. Советский Союз и Германия настолько сблизились в военном сотрудничестве, что даже заключили договор об унификации вооружения. Однако после прихода в 1933 году к власти Гитлера, дружеские взаимоотношения СССР с Германией были прерваны до заключения в августе 1939 года пакта Молотова-Риббентропа. Уже через несколько дней первой жертвой этого пакта стала Польша, территория которой была разделена между СССР и Германией.

С помощью союзных республик СССР, Советская Украина еще до начала Второй мировой войны успешно наращивала свою территорию за счет Польши и Румынии, а после войны – за счет Чехословакии и даже российского Крыма. Поэтому Украина не была заинтересована в прекращении существования СССР, с помощью которого она лучше других республик СССР развивалась и расширялась. Не случайно депутаты Верховного Совета СССР от Украины Д.Павличко, И.Драч, В.Яворивский, входившие в руководство РУХа, требовали на съездах Верховного Совета СССР только одного – способствовать развитию украинского языка и литературы. Их, украиноязычных писателей, задевало, что в Украине большинство предпочитает читать на русском языке. Это влияло как на тираж их произведений, так и на связанный с этим гонорар. Депутаты от Украины из числа украинцев обвиняли высшее руководство СССР в целенаправленном развале СССР. В их числе В.Черняк, обвинивший сидевшего в Президиуме Президента СССР М.Горбачева в деятельности, направленной на развал Советского Союза. На самом деле М.Горбачев проводил политику реформирования Советского Союза в конфедерацию типа Европейского Союза и предоставления союзным республикам максимальных прав суверенности в общем для них союзе. 17 марта 1991 года состоялся всесоюзный референдум, на котором народ Украины проголосовал за сохранение Украины в составе обновленного Советского Союза с «человеческим лицом». За это же проголосовало 70,2 % закарпатцев. Против развала Советского Союза были даже экстремисты из Галичины, так как опасались, что мировое сообщество, осудившее пакт Молотова – Риббентропа, заставит Украину вернуть Галичину в состав Польши. В связи с этим только Украина и поныне не осудила пакт Молотова – Риббентропа.

Чтобы дестабилизировать реорганизацию Советского Союза, США и Саудовская Аравия договорились об обвале цен на нефть, что было главной причиной обвала экономики федеративной России и Советского Союза в целом. Это стало одним из поводов для того, чтобы Верховный Совет России провозгласил полный суверенитет, т.е. выход из Советского Союза. Поэтому Верховному Совету (парламенту) Украины не оставалось ничего иного, как через месяц, т.е. 16 июля 1990 года, принять Декларацию «О государственном суверенитете Украины». В конфедеративном СССР на 1990 год было 15 суверенных республик, и выход из СССР России и Украины еще не означал его ликвидации. Для решения дальнейшей судьбы СССР был созван съезд Верховного Совета СССР, в работе которого приняли участие почти все 120 депутатов от Украины. Только 39 из них, в основном русские по национальности и родившиеся в России, но заброшенные судьбой на работу и проживание в Украину, проголосовали за самоликвидацию Советского Союза. Следовательно, две третьи депутатов от Украины голосовали против самоликвидации СССР.

Однако Латвия, Литва и Эстония также заявили о выходе из СССР, который после этого просто рассыпался. Украинские национал-радикалы приступили к «докорінній розбудові» суверенной Украины, что в переводе на русский означает «к коренной перестройке». Если советская система была плохой, то нужно не до корней, а с корнями заменить ее новой, принципы которой изложены в «Парижской Хартии для новой Европы».

У руховцев не оказалось необходимых для этого ни знаний, ни элементарного опыта в государственном строительстве. Свои провалы в государственном переустройстве они компенсировали шумными акциями борьбы с россиянами и русинами за то, что первые мечтают о возвращение Украины к России, а вторые – о возвращении заКарпатья в состав Чехословакии. Чтобы доказать преданность Украине, Закарпатский областной Совет принял ряд соответствующих решений. В их числе – решение № 110 от 18 июня 1991 года «О делегатах Первого съезда Народных комитетов Закарпатской Украины», принявших Манифест о выходе суверенной Карпатской Украины из состава федеративной Чехословакии и ее присоединении под названием Закарпатская Украина к Советской Украине. Этим решением всем делегатам упомянутого съезда пожизненно предоставлялись льготы из местного бюджета, аналогичные льготам участникам боевых действий во Второй мировой войне. Однако надежды руководства Закарпатской области на то, что руховцы после этого перестанут голословно обвинять закарпатцев в сепаратизме, не оправдались.

В то же время русскоязычное население в Крыму, которое составляет более 95% населения Крыма, начало движение за возвращение Крыму статуса автономной республики и возвращение России города Севастополь. Противостоять этому движению руховцы не смели, так как за русскими Крыма стояла Россия. Поэтому всю свою злость против русской диаспоры они направили против русинов заКарпатья, у которых за спиной нет никого. Через газеты и телевидение в ход пошли дезинформация, клевета, необоснованные обвинения в сепаратизме, антиукраинизме и т.п. За поддержку русинского движения досталось и этническим венграм Закарпатья. Особенно после того, как по инициативе М.Томчания и П.Годьмаша в городе Мукачево был согласован и подписан руководством ОКР (М.Томчаний и др.) и общества венгров (Ю.Дубко и др.) написанный П.Годьмашом проект решения Закарпатского областного Совета депутатов о провозглашении Закарпатской Автономной Республики (ЗАР). Этим проектом предусматривался Венгерский автономный округ с центром в городе Берегсаз (Берегово) в составе ЗАР. Предполагалось, что этот проект решения через депутатов-русинов и депутатов-венгров будет вынесен на обсуждение Закарпатского областного Совета. Чтобы проинформировать население области об этих намерениях и подготовить депутатов областного Совета к предстоящему обсуждению этого вопроса на сессии, П.Годьмаш написал разъяснительного характера статью «Кто мы, русины, и чего добиваемся».

Однако в то время все газеты были в руках коммунистов, и их редакции отказались опубликовать эту статью. С помощью Ю.Дубко, заместителя председателя общества венгров, она была размножена. 40 экземпляров этой статьи было отправлено наиболее активным депутатам Верховного Совета Украины. В результате депутаты-руховцы от Галичины (С.Хмара, М.Хорынь и др.) организовали для галичан бесплатную «экскурсию» в Закарпатье. Чтобы с помощью этих «туристов» руководство руховцев провело в ряде городов Закарпатья митинги. На этих митингах они обвиняли ОКР в сепаратизме и утверждали, что русины якобы являются украинцами по национальности. Одновременно Народные депутаты Украины из числа руховцев приняли участие в очередной сессии депутатов областного Совета и обвинили депутатов в антиукрайнской ориентации, а также в сотрудничестве с «сепаратистским» Обществом Карпатских Русинов. В своих выступлениях депутаты Закарпатского областного Совета (парламента) опровергли эти обвинения, и руховцы гиканьем и скандалами сорвали сессию, чтобы не допустить внесение в повестку дня вопроса о провозглашении Закарпатской Автономной Республики. В результате депутаты облсовета с трибуны сессии впервые заговорили о закарпатском патриотизме и необходимости повернуться лицом к Обществу Карпатских Русинов, которое борется за справедливые и законные интересы коренного населения Закарпатья. Только после этого, в июне 1990 года, П.Годьмаш добился того, чтобы статья «Кто мы, русины, и чего добиваемся» была опубликована в газете «Закарпатская правда».

В Ужгороде проживает немало галичан, приглашенных Г.Бандровским или направленных после окончания высших учебных заведений в Галичине на работу в Закарпатскую область. Они создали местный филиал РУХа и «Просвіти», которые свою деятельность направили на борьбу с «Обществом Карпатских Русинов» и обществом венгров. В результате общество венгров «капитулировало» перед агрессивными руховцами, обвинившими венгров в захвате в 896 году заКарпатья, якобы в то время входившего в Киевскую Русь. Обвинили венгров и в том, что 14 марта 1939 года Венгрия аннексировала суверенную Карпатскую Украину, а бойцов «Карпатской Сечи» из числа галичин на границе с Польшей якобы расстреливали венгры. Хотя польская и венгерская пресса того времени, а также участники тех событий однозначно доказывают, что сечевиков из числа галичан на польской стороне границы расстреливали польские власти.

Проживавшие в Ужгороде галичане сумели добиться избрания активистов из числа руховцев в депутаты городского и даже областного Советов. Их напористость и русинский менталитет («а мне от этого хуже не будет») стали причиной того, что председатель ОКР М.Томчаний не был выдвинут на переутверждение в должности главного архитектора Ужгорода и оказался безработным. В связи с «сокращением» должности старшего юрисконсульта Закарпатского областного управления строительства и эксплуатации автомобильных дорог, первый заместитель председателя правления и исполкома ОКР П.Годьмаш был уволен. Через месяц эта должность была восстановлена и на нее был принят юрист не русинской национальности. Заместитель председателя правления ОКР М.Михалева без ее ведома была уволена «по собственному желанию» с должности секретаря Закарпатского областного отделения республиканского общества культурных связей «Украина». Чтобы не потерять работу, из ОКР вынуждены были уйти все профессора Ужгородского госуниверситета, директора и педагоги учебных заведений, и почти вся русинская интеллигенция. Затем последовала акция, направленная на раскол «Общества карпатских русинов». Членом ОКР стал И.Ильницкий, по матери родной брат председателя Специального суда Закарпатской Украины В.Русина. Он работал заместителем главного редактора газеты «Закарпатская правда», печатного органа обкома КПСС. И.Ильницкий без ведома проживавших в городе Ужгороде и Ужгородском районе членов ОКР учредил из них Ужгородскую горрайонную организацию карпатских русинов и зарегистрировал ее устав как независимой от ОКР организации. Однако зачисленные им в Ужгородскую горрайонную организацию карпатских русинов члены областной организации «Общества карпатских русинов» не привело к расколу ОКР.

На состоявшейся летом 1991 года конференции правление ОКР было пополнено далеко не интеллигенцией, в том числе шоферами по профессии: И.Талабишка, В.Лецович и М.Котурбач. Правление ОКР возглавил филолог В.Сочка, 70-летний пенсионер. Он вначале возглавлял раскольническую Ужгородскую горрайонную организацию карпатских русинов и вошел в доверие ОКР. Чтобы распределить между членами правления круг обязанностей и вопросов, которые они будут курировать, в первые дни В.Сочка должен был провести заседание правления. Однако он этого не сделал, и разыскать его в течение двух месяцев не удалось. Как впоследствии оказалось, Василий Сочка был в испуге от одного упоминания слова «КГБ». Его отец или родственник Сочка Андрей входил в группу ОУН(б), которую возглавлял Олекса Игнатко из села Билкы Иршавского района. Это стало известно местным органам КГБ, которые этим в 1947-1950 шантажировали В.Сочку чтобы он эмигрировал в Венгрию и стал там «Рихардом Зорге». Очевидно с В.Сочкой провели беседу сотрудники спецслужб и потому он ушел в подполье.

Из сообщений по телевидению и из прессы было известно, что 10 сентября 1991 года в Москве начнется совещания ОБСЕ, а главный комиссар ОБСЕ по правам человека Ван дер Стул параллельно проведет мероприятия по вопросу национальных меньшинств. Принять участие в этом параллельном мероприятии ОБСЕ, а тем более – выступить на нем о проблеме русинской нации означало заявить о русинах Украины и их проблеме странам Европы. К этому времени член правления ОКР М.Михалева и председатель ревизионной комиссии ОКР П.Годьмаш организовали поездку делегации ОКР на параллельные мероприятий ОБСЕ в составе: Матвей Попович – от Мукачева (глава делегации); М.Михалева и М.Кеминь – от Ужгорода и И.Талабишка – от Свалявы. П.Годьмаш и М.Михалева написали для М.Поповича текст выступления на совещании ОБСЕ в малом (для выступления) и развёрнутом варианте, а также Меморандум ОКР. Совещание ОБСЕ началось 10 сентября, а 12 сентября 1991 года Ван дер Стул параллельно открыл совещание ОБСЕ по проблемам национальных меньшинств. Первым выступил с малым докладом (5 минут) М.Попович, который, в частности, сказал, что общепризнанную во всем мире «русинскую нацию в Украине подвергают унижению, со страниц газет и экранов телевидения навешивают им ярлыки авантюристов, раскольников, иностранных агентов спецслужб, их увольняют с работы, им угрожают, создают невыносимые условия для жизни». После выступления М.Попович вручил Ван дер Стулу тексты малого и развернутого докладов, а также Меморандум, в котором было сказано:

«Русины, большинство коренного населения региона, расположенного в географическом центре Европы (…) оказались лишенными права на самоопределение и законное существование как народа, будучи произвольно причисленными в ходе паспортизации в 1947-1948 годах к украинской нации. Вопиющий факт нарушения прав человека в центре Европы члены Общества карпатских русинов расценивают как дискриминацию, которая продолжает находить поддержку в официальных правительственных кругах Украины. Требование народа – вернуть самоназвание русин – встречает непререкаемый диктаторский отказ, так как ученые, успешно развивавшие сталинскую концепцию объединения наций в одну нацию – «советский народ», по-прежнему утверждают свои позиции через Верховный Совет Украины. Суть дела в конечном счете не в названии национальности «русин», а в утрате права человека на свой язык, свою культуру, свою правдивую историю».

Перед поездкой делегации ОКР в Москву П.Годьмаш вручил главному редактору газеты «Новины Закарпатья» И.Ильницкому текст малого выступления М.Поповича и попросил опубликовать его 12 сентября. Узнав из этой публикации об участии делегации ОКР в параллельных мероприятиях ОБСЕ, а также ознакомившись с произнесенной на этом мероприятии ОБСЕ речью М.Поповича, закарпатцы настолько осмелели, что городские и районные организации ОКР на проводимых митингах решительно требовали от депутатов областного Совета провозглашения автономной республики подобно тому, как это уже сделал в январе 1991 года областной Совет Крымской области.

После участия в параллельном мероприятии ОБСЕ делегация ОКР имела беседу «за круглым столом» с представителями Государственной Думы (парламента) и правительства России: Уполномоченным по правам человека Ковалевым, председателем Комитета по делам национальностей Шахраем и другими. Затем делегация ОКР посетила Институт этнографии Академии наук СССР, чтобы встретиться с Н.Чистовым, заместителем директора этого института. В письме от 6 ноября 1990 года № 14110 / 2171 он писал П.Годьмашу: «русины – одного порядка с русскими, украинцами и белорусами, а не часть какого-либо из этих этносов». Делегацию ОКР принял директор этого института В.Тишков, академик Академии наук СССР, и организовал ей встречу с ведущими учеными института. На этой встрече все ученые этого института однозначно утверждали, что русины – отдельная политическая нация.

16 ноября 1991 года в Одессе состоялся съезд делегатов первого Всеукраинского съезда национальных меньшинств, на котором выступил русинский писатель В.Фединишинец, член правления «Общества Карпатских Русинов». Если делегация ОКР на параллельном мероприятии ОБСЕ на всю Европу заявила о проблемах русинского национального меньшинства Украины, то В.Фединишинец с трибуны упомянутого съезда заявил о дискриминации русинов органами власти Украины. Он, в частности, сказал: «Многие ученые считают, что мы (русины – авт.) поныне находимся в оккупации, похожей на оккупацию Эстонии, Латвии и Литвы. Русинов 45 лет убеждали, что их освободили. От чего? Уровень жизни и культуры у русинов был значительно выше, чем у освободителей. Мы и сегодня стоим значительно ниже того уровня, на котором были до «счастливого» освобождения… За одну ночь мы стали украинцами и потеряли республику. Был русинский народ – нет русинского народа, была русинская республика – нет русинской республики. Так и живём поныне». Выступление В.Фединишинца в тот же вечер было передано Москвой в телепрограмме «Время», которую в то время ретранслировало центральное телевидение всех республик бывшего Советского Союза. На следующий день Закарпатское областное телевидение (утром и вечером) повторило эту часть программы “Время”, а киевские телевидение и радио промолчали.

Привнесенный «Хартией для новой Европы» дух свободы и дух демократии, поддержанные горбачевской перестройкой, подтвердили правильность стратегии ОКР, направленной на официальное признание Украиной русинской нации, на признание русинского национального меньшинства, имеющего право на восстановление автономной русинской республики. Эту стратегию поддержали все общественные организации других национальных меньшинств Закарпатья: русских, венгров, евреев, немцев, словаков и румын. Порыв к свободе и демократии населения Закарпатской области передался депутатам областного Совета. ОКР подготовили от имени депутатов областного Совета заявление своему президиуму о том, чтобы провести внеочередную сессию с первым вопросом ее повестки дня о провозглашении Закарпатской автономной республики в составе Украины. С этим заявлением активисты ОКР объездили всю область, чтобы собрать необходимое количество (40) подписей, необходимых для заочного принятия такого решения. В субботу, 27 сентября 1991 года, состоялась VII внеочередная сессия областного Совета. В ней приняли участие 105 из 120 депутатов. Первым на повестке дня стоял вопрос «Об автономии Закарпатья в составе Украины».

Чтобы сорвать работу сессии, только что назначенный начальником управления КГБ в Закарпатской области генерал В.Тарновецкий (галичанин) перед парадным входом в здание областного Совета организовал из числа студентов-галичан палаточный городок пикетчиков, объявивших голодовку в знак протеста против провозглашения Закарпатской автономной республики (ЗАР). Возглавил голодающих пикетчиков «восточник» В.Зилгалов, преподаватель Ужгородского государственного университета, ныне комментатор на радиостанции «Свобода». Депутаты-руховцы разгуливали по залу заседания сессии, кричали и угрожали своим коллегам-депутатам, блокировали трибуну, только бы сорвать работу сессии. Затем дежурный управления КГБ в Закарпатской области передал в президиум сессии областного Совета записку о том, что якобы Ужгородский фанерно-мебельный комбинат заминирован и будет взорван, как только в повестку дня сессии будет включен вопрос об автономии. В результате такого психологического давления, 23 депутата не выдержали и покинули сессию, а затем и заседании сессии было перенесено на следующий день. На следующий день депутат И.Бигунец на заседании сессии сказал: «Воссоединялись как две независимые державы… нам необходимо, чтобы наша автономия была, и за неё необходимо бороться». И депутаты-русины начали борьбу за включение в повестку дня первым вопросом провозглашение Закарпатской автономной республики.

С целью срыва работы сессии областного Совета агрессивно настроенные депутаты-РУХовцы продолжили акцию по недопущению включения в повестку дня вопроса об отставке председателя областного Совета депутатов М.Волощука и его заместителя Ю.Воробца. Чтобы затем в повестке дня первым поставить вопрос об избрании председателя областного Совета и его заместителя. В итоге – сессия затянулась бы на длительный период, чтобы дать официальному Киеву время для принятия мер по недопущению принятия решения о провозглашении Закарпатской Автономной Республики. Однако большинство депутатов не поддалось на эту провокацию. Они предложили голосовать «пакетом» за три решения: удовлетворить просьбу М.Волошука и Ю.Воробца об отставке, провозгласить Закарпатскую область автономной республикой и отправить в отставку всех депутатов облсовета. Поэтому из Киева на эту внеочередную сессию Закарпатского областного Совета прилетели Народные депутаты Украины от Закарпатья и Галичины, а из Львова автобусами в Ужгород приехали сотни руховцев. Народные депутаты от Г аличины поддерживали предложение включить первым вопросом повестки дня сессии вопрос о самороспуске областного Совета. В то же время приехавшие из Львова руховцы пытались у здания облсовета устроить потасовки среди участников стихий-ного митинга, требующего провозглашения Закарпатья автономной республикой. Руховцы намеревались устроенные ими потасовки превратить в массовые беспорядки и таким образом сорвать сессию и снять этот вопрос с повестки дня в дальнейшем. Однако четкие действия милиции не дали галичанам возможности спровоцировать массовую драку с митингующими у здания областного Совета русинами, требовавшими от сессии провозглашения Закарпатской автономной республики.

Народный депутат и лидер руховцев Л. Лукьяненко на сессии областного Совета настаивал: «Областному Совету следует уйти в отставку». Руховец Гришко, член Президиума Верховного Совета Украины, убеждал депутатов: «Я вам могу сегодня гарантировать то решение, которое областной Совет сегодня примет о своем самороспуске, а в марте, не позже 1 апреля, провести выборы областного Совета и прямые выборы его председателя. Поэтому я буду делать все для этого и гарантирую, что это будет сделано». Хотя законодательством Украины не предусматривалось прямое избрание председателя облсовета. Статья 59 Закона «О местных Советах народных депутатов и региональном самоуправлении» от 12 июля 1990 года гласила, что после принятия решения о самороспуске областного Совета, Президиум Верховного Совета Украины обязан провести выборы его нового состава. На это требовалось немало времени и средств, не заложенных в областной бюджет. На это и рассчитывали руховцы, чтобы подобным путем отложить на неопределенный срок обсуждение вопроса об автономии, с последующим снятием его с повестки дня новоизбранным (под влиянием Киева) составом депутатов областного Совета. Поэтому В.Шепа и другие народные депутаты от Закарпатья в своих выступлениях предостерегали, что принятие решения о самороспуске областного Совета накануне выборов Президента Украины грозит Закарпатью длительным безвластием.

Председательствующий на сессии депутатов областного Совета И.Грицак поставил на голосование предложение: «Просить Президиум Верховного Совета Украины назначить досрочные выборы в областной Совет народных депутатов до 30 марта 1992 года». Однако подавляющее большинство депутатов областного Совета не стали голосовать за безвластие, и сессия облсовета 31 октября 1991 года приняла решение о том, чтобы 01 декабря 1991 года провести областной референдум с вопросом в бюллетене для тайного голосования такого содержания: «Желаете ли Вы, чтобы Закарпатье получило статус автономной территории как субъекта в составе независимой Украины, и не входило в какие-либо другие административные образования?». По сути, было принято решение о проведении плебисцита, который, как предусмотрено международным правом, проводится тайным голосованием бюллетенями, тогда как референдум – это опрос под роспись в списке опрошенных.

Верховный Совет Украины, тем более его Президиум, в то время не имели (и ныне не имеют) права отменить это решение Закарпатского областного Совета. В статье 6 Закона «О Всеукраинском и местных референдумах» сказано: «На местные референдумы не выносятся вопросы об отмене законных решений вышестоящих органов государственной власти». Следовательно, если решение Президиума Верховного Совета противоречит Конституции или Закону, то оно, как незаконное, может быть вынесено на местный референдум. В предыдущих главах было доказано, что Указ Президиума Верховного Совета Украинской ССР от 22 января 1946 года об образовании Закарпатской области на территории суверенной Республики Закарпатская Украина является незаконным с момента его принятия. Следовательно, решение областного Совета Закарпатской области о проведении референдума в отношении незаконного Указа Президиума Верховного Совета Украинской ССР и восстановлении на территории Закарпатской области статуса хотя бы автономной республики не противоречит Закону Украины о референдумах.

Председатель Президиума Верховного Совета Украины JI.Кравчук бесспорно являлся проходным кандидатом на предстоящих выборах Президента Украины. 20 ноября 1991 года он прилетел в Закарпатье якобы на предвыборную встречу с избирателями. Для встречи с ним избирателей со всей области были приглашены в Ужгород руководители районных и городских органов власти, а также «депутаты всех уровней, хозяйственный актива области, работники средств массовой информации»,-писали газеты Закарпатья. Если учесть, что среди приехавших на встречу с JI.Кравчуком «избирателей» подавляющее большинство составляли коммунисты, а сам Л.Кравчук всего несколько лет тому назад был секретарём Центрального комитета коммунистической партии Украины по идеологии, то это являлось не встречей с избирателями, а встречей коммунистов с их главным идеологом. Л.Кравчук на этой закрытой для посторонних лиц встрече с «избирателями» потребовал от депутатов областного Совета, чтобы они в этот же день, 20 ноября, провели внеочередную VIII сессию. Чтобы эта внеочередная сессия в его присутствии приняла решение о внесении изменений в вынесенный на референдум вопрос. «Если Вы в бюллетене замените слово «автономия» на «особая самоуправляемая территория», то в таком случае я с Вами», – сказал Л.Кравчук «избирателям» и депутатам областного Совета.

Поскольку большинство депутатов областного Совета являлись коммунистами и руководителями предприятий, учреждений, организаций или государственными служащими, то они не могли ослушаться своего главного идеолога, а вскоре -Президента Украины. Поэтому встреча депутатов областного Совета с кандидатом в Президенты Украины продолжилась уже как внеочередная VIII-я сессия Совета народных депутатов Закарпатской области. Она, под давлением присутствующего на сессии Л.Кравчука, приняла решение заменить в бюллетене для голосования слово «автономия» на слова «особая самоуправляемая административная территория».

Это сводило к фикции саму затею с референдумом. В первом варианте вопроса, вынесенного на референдум, речь шла об «автономной территории как субъекте» в составе Украины. Субъектом в составе суверенной Украины может быть только автономная республика, после чего Украина становится федеративной республикой. Если слово «автономия» заменить словосочетанием «особая самоуправляемая административная территория», то референдум превращается в фикцию, о чем впоследствии и сказал Л.Кравчук. Ведь Закарпатская область, как и все остальные области Украины, по законодательству и так является самоуправляемой административной территорией. Тем не менее, за 10 дней до референдума, VIII-я сессия Закарпатского областного Совета в присутствии Л.Кравчука 20 ноября внесла изменения в текст вопроса, вынесенного на референдум. Он был изложен таким образом: «Желаете ли Вы, чтобы Закарпатье получило, с закреплением в Конституции, статус особой самоуправляемой административной территории как субъекта в составе независимой Украины и не входило в какие-либо другие административно-территориальные образования?».

По вышеупомянутому закону Украины о референдуме, за тридцать дней до голосования запрещено внесение изменений в текст вопроса, вынесенного на референдум. Поэтому изменения, внесенные за 10 дней до голосования, являются незаконными и недействительными. Тем не менее официальный Киев во главе с JI.Кравчуком и далее препятствовал проведению референдума о предоставлении Закарпатью статуса административной территории. Они знали, что Закарпатье уже имело статус автономной республики в составе Венгрии и Чехословакии имело статус суверенной республики под названием Карпатская Украина, переименованной в Закарпатскую Украину. Советский Союз, а следовательно и Советская Украина, а также Чехословакия, Венгрия и Румыния де-юре и де-факто признали суверенитет республики Закарпатская Украина. Следовательно, закарпатцы обоснованно и законно вынесли на референдум (по международному праву – на плебисцит) вопрос о возвращении Закарпатской области статуса государственности, так как с точки зрения международного права незаконное лишение закарпатцов статуса государственности не может стать законным и по прошествии времени.

С 1 по 20 ноября 1991 года по телевидению, радио и в прессе шла агитация за участие в референдуме по вопросу, текст которого был утвержден 31 октября 1991 года. Афиши с текстом этого вопроса, утвержденного 31 октября 1991 года, были расклеены по всей области и их не сняли даже в день проведения референдума. В то же время очень мало было информации по телевидению, радио и в прессе о том, что в утвержденный 31 октября текст вопроса, вынесенного на референдум, внесены изменения. Афиш с измененным текстом вопроса, утвержденным 20 ноября, практически не было, и агитация с учетом этих изменений не проводилась. Поэтому участники референдума практически не знали об изменениях в вопросе, вынесенном на референдум. Не проанализировав за считанные секунды текст вопроса в полученном для голосования бюллетене, или не читая его ввобще, люди предполагали, что голосуют за широко разрекламированный текст вопроса, утвержденного 31 октября 1991 года.

В референдуме приняло участие 92% взрослого населения Закарпатья. Исходя из вышеизложенных событий и фактов, связанных с референдумом, 78% из числа принявших участие в референдуме голосовало за возвращение Закарпатью статуса автономной республики в составе Украины. В ст. 44 закона о референдумах сказано: «Закон, другие решения, принятые референдумом, (…) вводятся в действие с момента их опубликования». По этой причине официальный Киев всячески препятствовал опубликованию результатов проведенного 1 декабря 1991 года областного референдума. Ибо после их опубликования принятое на референдуме решение приобретает силу закона. В результате только через полтора года результаты этого референдума были утверждены, а затем, 31 мая 1993 года, опубликованы в газете «Новини Закарпаття». После этого народное решение, принятое путем проведения референдума, а по сути плебисцита, стало Законом Украины. Этот всенародно принятый закон о возвращении Закарпатью статуса автономной республики можно отменить только повторным референдумом или же решением Конституционного Суда. При условии, что референдум проведен после образования Конституционного Суда, а Указ об образовании Закарпатской области является законным. Поскольку Конституционный Суд был создан после референдума, а Указ об образовании Закарпатской области является незаконным, то принятый на референдуме Закон о восстановлении на территории Закарпатской области автономной республики с 01 июня 1993 года имеет силу Закона Украины.

На основании результатов референдума, областной Совет создал комиссию по разработке проекта закона об автономии Закарпатской автономной республики. Ее возглавил заместитель председателя исполнительного комитета областного Совета депутатов С.Устич. В нее, кроме депутатов областного Совета, вошли специалисты разных отраслей: заведующий отделом Института экономики Академии наук Украины Г.Емец, доктор экономических наук; директор Карпатского филиала Международного института менеджмента А.Передрий, кандидат экономических наук; заведующий юридическим отделом облисполкома А.Семерак и другие. Разработанный проект этого закона 1 февраля был опубликован в газете «Новини Закарпаття» для всенародного обсуждения. Затем его рассмотрели в первом чтении депутаты Верховной Рады Украины и отправили на доработку и второе чтение, которое не проведено поныне.

Успехи, достигнутые ОКР в борьбе за восстановление в Закарпатье статуса автономной республики, «Общество Карпатских Русинов» не смогло использовать по вине председателя правления ОКР В.Сочки. Вместо того чтобы активизировать в этом направлении деятельность правления ОКР, В.Сочка снова ушел в подполье. Через два месяца он объявился и начал проводить заседания правления один раз в месяц не всем составом, а по группам и в разных квартирах. Таким образом, В.Сочка разобщил правление ОКР на отдельные группы, которые на «конспиративно» проводимых заседаниях не могли принять какое-либо решение из-за отсутствия кворума. По инициативе членов правление ОКР от Мукачева собралось в полном составе и приняло решение провести в январе 1992 года конференцию, чтобы отправить В.Сочку в отставку, однако он на конференцию не явился. Согласился прийти на конференцию при условии, что будет избран почетным председателем ОКР.

Поскольку активисты ОКР преследовались и даже увольнялись с работы, то возникла проблема с кандидатурой на должность председателя правления ОКР. Членами ОКР были люди имеющие опыт в руководстве коллективом, однако из числа номенклатурщиков, которые преследовали в ОКР личные интересы. По той или иной причине эти номенклатурщики подлежали увольнению с работы, а поэтому спешно вступали в ОКР. Затем везде публично заявляли, что их увольняют с работы как активистов ОКР. Когда угроза увольнения с работы их обошла или же они устроились тоже на руководящую должность, то номенклаткрщики поворачивались спиной к ОКР и автоматически переставали быть членом ОКР. Поэтому активисты ОКР из Мукачева (Л.Лецович, С.Ач, М.Котурбач и др.) несколько раз приезжали в Ужгород и предлагали П.Годьмашу дать согласие, чтобы его избрали председателем ОКР. Однако П.Годьмаш убедил их, что целесообразнее избрать председателем ОКР профессора И.М.Туряницю, доктора педагогических наук, заведовавшего одной из кафедр Ужгородского государственного университета. На состоявшейся 15 февраля 1992 года конференции ОКР председателем правления ОКР был избран профессор Туряница Ивана Михайлович.

Эта конференция ОКР приняла ряд неотложных решений, которые следовало немедленно претворять в жизнь. В их числе: обратиться в соответствующие органы власти об официальном признании русинского национального меньшинства; направить в Киев на приём к Президенту Украины Л.Кравчуку делегацию с требованием прекратить дискредитацию русинов на государственном уровне; добиться от исполнительного комитета областного Совета народных депутатов созыва 1-го съезда депутатов областного, районных и городских Советов народных депутатов для принятия совместного решения о провозглашении Закарпатской автономной республики; добиться от Ужгородской мэрии возвращения русинам незаконно конфискованного в Ужгороде русинского национально-культурного центра под названием «Дом им. А.Духновича»; размножить и распространить принятое на конференции Обращение ОКР к населению о политической ситуации и основных задачах, которые ставит перед собой ОКР; направить народным депутатам Верховного Совета Украины принятое на конференции Заявление с изложением в нём фактов нарушения международного права и законодательства Украины относительно русинского национального меньшинства и другое. Чтобы отправить эти Заявления, Обращения и письма ОКР, их следовало заверить круглой печатью ОКР, которую В.Сочка в течение двух месяцев отказывался передавать И.Турянице. В том числе документацию, архив, факс и другую оргтехнику ОКР. По сей день он так и не передал ОКР документацию, архив и факс.

По инициативе Мукачевского отделения ОКР и на его средства была учреждена газета ОКР под названием «Подкарпатская Русь». Ее редактором правление ОКР назначило В.Фединишинця, русинского писателя и журналиста, члена правления ОКР. Первый номер этой газеты вышел 8 мая 1992 года. В нем были опубликованы новый состав правления ОКР и принятые на конференции решения, обращения, заявления и т.д. По поручению правления ОКР, П.Годьмаш написал политико-правового характера статью «Подкарпатская Русь (статус-кво)». Она была опубликована 13 августа 1992 года в № 9, а 3 декабря 1992 года в № 19 была опубликована «Всеобщая декларация прав человека». В № 1 (20) от 14 января и № 3 от 11 февраля 1993 года были опубликованы статьи П.Годьмаша «Русины – народ, нация или национальное меньшинство?» и «Подкарпатская Русь присоединена или аннексирована?» с приведением в ней текста Договора «О Закарпатской Украине». Следовательно, газета «Подкарпатская Русь» стала своеобразным учителем и наставником русинов. Она информировала их как о деятельности и планах ОКР, так и о деятельности русинских общественных организаций в других странах и сотрудничестве с ними ОКР.*

Тем временем, проживавшие в Чехословакии русины пытались через президента ЧСР В.Гавела помочь русинам бывшей Закарпатской области Украины добиться официального признания Украиной русинского национального меньшинства. Ведь по «Парижской Хартии для новой Европы» только национальное меньшинство имеет те права, которых лишена русинская нация Украины. Проживавшие в городе Мукачево С.Ач и М.Бежинец, а также примкнувший к ним В.Заяц из Ужгорода, которые не являлись членами правления ОКР, по своей инициативе отправились в Прагу на прием к В.Гавелу просить его содействия в присоединении Закарпатской области к Чехословакии. Естественно, что с подобной провокационной просьбой В.Гавел не принял их. В ответ двое из них объявили у резиденции В.Гавела голодовку до тех пор, пока не будут В.Гавелом приняты. В результате В.Гавел вообще и навсегда отмежевался от русинов Закарпатья. По возвращении домой В.Заяц и С.Ач учредили Республиканскую партию, программа которой предусматривала добиваться вывода из Закарпатья украинской армии. В результате у официального Киева появился повод обвинить русинов в сепаратизме и не реагировать на их заявления, обращения, решения и т.д.