5. Русины в круговороте 1-й мировой войны

В 1453 году Османская империя (Турция) овладела Византией и Константинополь был переименован в Стамбул. Захватив Балканы, турки двинулись на север. В 1482 году они захватили земли славян, на которых ныне расположены Босния и Герцеговина, а в 1499 году – земли Черногории. Недожидаясь вторжения Османской империи, Сербия в 1876 году объявила ей войну.

Воодушевленные славяне Черногории, Боснии и Герцеговины выступили на стороне сербов. Желая извлечь из этого пользу, Австро-Венгрия в 1878 году выступила на стороне славян и ввела свои войска на земли Боснии и Герцеговины, а после окончания войны не стала их выводить. В 1908 году Босния и Герцеговина официально были включены в состав Австро-Венгрии путем аннексии, т.е. путем оккупации. В этом же году Австро-Венгрия начала готовиться к аннексии Сербии. Параллельно усиливалось притеснение и денационализация входивших в состав Австро-Венгрии славянских наций и даже венгров. Это стало одной из причин их массовой эмиграции, прежде всего в Америку. Оказавшись за границей, славяне оттуда не только материально поддерживали свои семьи, но и общими силами пытались повлиять на правительство Австро-Венгрии, чтобы оно предоставило славянским нациям равноправие с венграми. Так, в 1894 году был принят «Меморандум американских словаков», в котором от правительства Венгрии требовалось предоставить словакам такие же права автономности, какие имели автономные края Словении и Хорватии.

Этот Меморандум стал толчком к началу выступлений других славянских эмигрантов Австро-Венгрии, что вело к ее расколу. Готовясь к этому, Венгрия усиленными темпами укреплялась как унитарное национальное государство венгров, наращивая при этом денационализацию проживающих на ее территории славян. В 1907 году она приняла закон Апония, превративший славянские школы в институции насильственной мадьяризации. По этому закону к концу Первой мировой войны из 450 русинских народных и церковных школ Подкарпатской Руси только в 19-ти обучение проводилось на русинском языке. Перед этой войной граф Михаил Каройи, лидер либеральных политиков Венгрии, отправился в Америку проводить среди эмигрировавших туда венгров и славян агитацию за независимость Венгрии. При этом словакам и русинам он обещал предоставить автономию в составе независимой Венгрии. Однако славяне-эмигранты отрицательно восприняли приезд М.Каройи в США, так как не верили венгерской политике.

Совсем иначе действовали Михаил Грушевский, И.Франко, Е.Левицкий и другие политические и общественные деятели автономного австрийского края Галиция. Они создали украинскую политическую партию «Национально-демократическое сторонництво», которая 20 декабря 1899 года приняла программу, предусматривающую: создание «из украинских частей Галичины и Буковины одной украинской национальной провинции с отдельной администрацией и отдельным национальным Сеймом»; создание автономного украинского края Австрии со своими органами самоуправления подобно тому, как это имело место в Буковине, Словении и Хорватии. Отдельным пунктом этой программы предусматривалось вдохновить рутенов Венгрии на «свое национальное движение, похожее на то, которое существовало в Галиции и которым бы зажечь рутенов к использованию и лелеянию родного языка, к борьбе против вырождаемости, к культурной и политической деятельности».

Национал-радикалы Сербии создали глубоко законспирированную террористическую организацию «Черная кошка», члены которой во имя Сербии были готовы на самопожертвование. Узнав что наследник австрийского престола генерал Франц Фердинанд 26 июня 1914 года посетит город Сараево (Босния), четыре боевика «Черной котики» прибыли в Сараево и убили его. Из-за этого между Австро-Венгрией и Сербией возник конфликт. Россия обратилась к Германии, чтобы она стала посредником в его урегулировании. Германия ответила, что приступит к урегулированию этого конфликта после того, как Россия прекратит мобилизацию, но Россия отвергла это предложение Германии. 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии, а 30 июля Россия объявила войну Австро-Венгрии. Поэтому 1 августа 1914 года Германия, которая поддерживала планы утверждения Австро-Венгрии на Балканах, объявила войну России.

Таким образом, террористический акт «Черной кошки» стал поводом для начала мировой войны по переделу карты Европы, который уже стоял на повестке дня. Германия планировала захватить ряд колоний Великобритании и ослабить Россию и Францию, отторгнув от Франции провинции Эльзас и Лотарингию и несколько колоний в Африке, а от России – российскую часть Польши, Малороссию (Украину) и Прибалтику. Вслед за Германией Австро-Венгрию в войне против Сербии поддержали Болгария и Турция. На стороне Сербии выступили Черногория, Великобритания, Франция, Бельгия, Россия и другие (всего 34) страны, объединившиеся в военный союз под названием Антанта (фр. – соглашение).

Пребывавшие в составе Австро-Венгрии славянские нации были мобилизованы в австрийскую армию. Именно в австрийскую, а не в австро-венгерскую, так как военного министерства в Венгрии не существовало. Граждане Венгрии хотя и служили в венгерских воинских частях, но по австрийским военным уставам и были одеты в австрийскую униформу. Поэтому общая в Австро-Венгрии армия называлась австрийской, хотя и состояла из воинских частей, формируемых по национальному признаку. Например, из украинцев Галичины и Буковины формировались украинские полки австрийской армии. Поскольку четыре русинские жупы (округа) Подкарпатской Руси входили в Венгерский дистрикт, а остальные – в Словацкий дистрикт, то русины Венгерского дистрикта призывались на воинскую службу в венгерские полки, а русины Словацкого дистрикта – в словацкие полки австрийской армии.

Накануне войны в австрийской армии было 48 полков из славян, однако командный состав и подавляющее число офицеров в них были австрийцами. В числе этих 48 полков девять были сформированы из украинцев Галичины и Буковины. Чтобы славяне не воевали против братьев-славян на Восточном, т.е. на Русском фронте, их полки были направлены на Западный фронт. Однако 5 из 9 украинских полков пожелали воевать на Русском фронте: 58-й Станиславский, 89-й Городоцкий, 109-й Чертковский, 35-й Золочивский и 19-й Львовский. Их личный состав примерно на 70% состоял из украинцев, а также из австрийцев, поляков и немногочисленных лемко-русинов автономного края Галиция.

Желая показать свою преданность Австрии, политические и общественные деятели австрийской Галичины обратились к императору Австрии с просьбой – создать из украинцев Галичины добровольческие военные формирования под названием «Украинские сечевые стрельцы». Эта просьба 6 августа 1914 года была Австрией удовлетворена. 17 августа русская армия с боями вошла на территорию Галичины. Ее общественно-политические деятели со страниц львовской газеты «Діло» обратились с призывом вступать в добровольческие полки «Украинские сечевые стрельцы». К концу сентября около 30 тысяч украинцев записалось в полки «Украинских сечевых стрельцов». А.Шептицкий, митрополит греко-католиков Галичины, со страниц газет обратился к согражданам со словами: «Мы по Божьей воле соединены с Австрийской державой… Когда армия нашего Цесаря победит -ожидает нас более красивая и лучшая будущность. До крови будьте верны Цесарю!».

Как только русская армия подошла ко Львову, многих сечевиков отправили для военной подготовки за Карпаты, т.е. в Венгрию. А точнее – в русинские села Ключарки, Страбичово и Горонда Подкарпатской Руси. В селе Горонда разместился курень сечевиков (400 чел.) под командованием Е.Коника, а в Страбичове – курень под командованием Г.Коссака, которого сменил С.Шухевич. Общее командование этими куренями (батальонами) сечевиков осуществлял Д.Витовский. Поскольку русины Подкарпатской Руси были гражданами Венгрии, а галичане – гражданами Австрии, то русины не могли быть и не были добровольцами «Украинских сечевых стрельцов», которых сокращенно называли «усосовцы».

На первых порах воля Божья была на стороне русской армии, укомплектованной в основном из русских, украинцев и белорусов. Из-за опасности окружения австрийская армия 2 сентября 1914 года оставила город Черновцы, а 3 сентября – город Львов. В сентябре 1914 года передовые части русской армии преодолели перевалы в Карпатах и вторглись на территорию Венгрии до окраин окружных центров Мукачево, Хуст, Великий Березный и Рахов, но вскоре отступили. Затем, русские войска под командованием генерала Стаховича 16 октября 1914 года дошли до Волового и Свалявы – окружных центров Венгрии, а под командованием генерала Фесенко 19 октября 1914 года дошли до города Барди ев (Словакия). Однако из-за проблем со снабжением по заснеженным перевалам и горным дорогам в Карпатах, в марте 1915 года русская армия снова отступила с территории Венгрии, населенной русинами. Вместе с ней, опасаясь преследования венгерских властей, только из Воловского округа ушло 238 русинов.

Генеральный штаб русской армии решил развивать наступление по более равнинной местности и непосредственно на Берлин. На этом направлении был город Перемышль, административный центр лемко-русинов Галичины. Он был превращен в военную крепость, в распоряжении которой было более 900 орудий. Поэтому Перемышль был взят в осаду, которая длилась шесть месяцев. Подобно русинам Венгрии, русины австрийской Лемковщины относились к русской армии более чем лояльно. 9 марта 1915 года гарнизон австрийской армии попытался прорвать осаду Перемышля, но был остановлен, а затем начал беспорядочно отступать в город. Этим воспользовалась русская армия и на «плечах» австрийцев ворвалась в Перемышль. В результате 120-тысячный гарнизон австрийской армии капитулировал. В плен попало 9 генералов и 2.500 офицеров. Это событие стало сильным моральным и психологическим ударом как для императора Австрии, он же король Венгрии, так для австрийской армии и правящих кругов Австро-Венгрии в целом. Чтобы оправдаться перед союзной Германией, для Вены нужны были веские причины.

Польский политик Г.Сливинский в беседе с военным министром Австро-Венгрии в августе 1914 года утверждал, что «русин» означает «русский», а потому местное русинское население австрийской Галиции помогает русской армии одерживать победы на русинской территории Австро-Венгрии. Это же утверждали украинские национал-патриоты австрийской ориентации. В пользу этого мифа они приводили многочисленные факты дезертирства лемко-русинов из полков «Украинских сечевых стрельцов» и сотрудничестви русинского населения с русской армией. Так в Австро-Венгрии возник миф о «массовом русском шпионаже» со стороны русинов. В результате русинская нация была обвинена в передаче русской армии «сведений военного характера» не только военнопленными русинами, но и всем гражданским населением русинской национальности.

В Вене и Будапеште этот миф о «русинском шпионаже» восприняли всерьез и преподнесли его Германии таким образом, что вся русинская нация шпионит в пользу России и ее следует наказать. Поэтому на всей территории проживания русинов Австро-Венгрии военно-полевые суды массово выносили «русским шпионам» один и тот же приговор: смерть через повешение. Тех, кому не успели его вынести из-за отступления, вешали или расстреливали без суда. Русинов Галичины, обвинить которых в «русском шпионаже» не было оснований, заковывали в кандалы и колоннами конвоировали в Австрию. В пути следования ослабленных «шпионов» конвоиры пристреливали или прокалывали штыками. Тела убитых оставляли на обочинах дорог. Прибывших в Австрию «шпионов» держали «до суда» в убийственных условиях спешно созданных под открытым небом концентрационных лагерей земель Штирия и Тироль. Самый большой концлагерь «Талергоф» на 10 тысяч человек находился возле города Гарц. В городе Терезин для русинов была создана тюрьма. Первая партия лемко-русинов из Галичины прибыла в «Талергоф» 4 сентября 1915 года. Там не было даже бараков, поэтому более 12 тыс. «русских шпионов» провели в нем зиму под открытым небом. Через концлагерь Талергоф прошло около 60 тыс. русинов. Для них «голод, пытки, казнь считались обыденным явлением, и потому немногие из них выжили», – сделала заключение ученый историк Т.Аристова, исследовавшая русинский холокост.

Не отставали от Австрии в расправе над своими русинами и власти Венгрии. Однако масштаб этих расправ был гораздо меньше, так как меньший период и меньшая территория Прешовской Руси и Подкарпатской Руси были под оккупацией русской армии. Поэтому на территории Венгрии было повешено по месту жительства почти две сотни «шпионов». В марте 1915 года военный трибунал в городе Кошице (ныне – Словакия) приговорил к различным срокам тюремного заключения более 800 русинов из округов Шариш, Уж и Берег. Более 100 священников греко-католиков только из Подкарпатской Руси было интернировано в глубину Венгрии. Более 50 тысяч мирных русинов Австро-Венгрии были безвинно лишены жизни только потому, что они были русинами по национальности. Парламент Украины 8 октября 2004 года принял Постановление, обязывающее местные власти Львовской и Закарпатской областей отметить на государственном уровне 90-летие холокоста русинской нации, которое было по указанию Президента Украины Л.Кучмы проигнорировано.

Дезертировали из австрийской армии не только русины. Особенно после того, как воинские подразделения, сформированные из славянский наций, были переброшены с Итальянского на Русский фронт. В их числе 71-й Тренчинский и 72-й Братиславский полки словаков. Против братоубийственной войны славян, оказавшихся по разные стороны линии фронта, выступили лидеры западнославянских наций. Преследуемые за это профессор Томаш Масарик и юрист Эдмунд Бенеш, члены парламента Австрии от чехов, в конце 1914 года эмигрировали во Францию. Они в 1915 году создали в Париже политический эмиграционный центр. На его базе в том же году был создан Национальный комитет чехов и словаков. Этот комитет 14 ноября 1915 года принял Манифест о поддержке Антанты и стремлении создать независимое Чехо -Словацкое государство. На базе Национального комитета в феврале 1916 года был создан Национальный Совет Чехословацких земель (НСЧСЗ). Председателем Совета был избран чех Т.Масарик, заместителем – словак И.Дюрих, генеральным секретарем – чех Э.Бенеш, а сопредседателем от словаков избрали боевого офицера французской армии Милана Штефаника, моравана по национальности.

НСЧСЗ предложил Антанте свои услуги по вербовке волонтеров (добровольцев) из оказавшихся в эмиграции или плену чехов, словаков, мораван и русинов – для создания из них чехословацких военных подразделений в составе французской армии. Непригодных к военной службе предлагалось трудоустраивать на предприятиях Франции. Одновременно НСЧСЗ начал вести переговоры с Антантой о том, чтобы после войны было признано независимое Чехо-Словацкое государство. Под непосредственным руководством М.Штефаника во Франции были сформированы три чехословацких пехотных полка. Затем он отправился в Италию, где с помощью французского посла К.Баррера завербовал около 4 тысяч легионеров (добровольцев) в чехословацкую армию. Франция 29 июня 1918 года признала

НСЧСЗ «первоосновой» правительства будущего Чехо-Словацкого государства. Англия это сделала 9 августа, США – 3 сентября, а затем и остальные страны Антанты.

Завербованные в Италии легионеры под командованием французского генерала Янина прибыли во Францию, где они стали основой для формирования шести чехословацких пехотных полков. В то же время российский царь Николай II был против формирования из нероссийских славян воинских подразделений в составе русской армии. Однако в феврале 1917 года Николай II отрекся от царского трона и к власти пришло Временное правительство демократической ориентации. Это стало причиной временной неразберихи как в России вообще, так и на фронте в частности, где под влиянием коммунистов происходили братания солдат русской армии с противником и массовые дезертирства. Так, до 1 августа 1917 года из русской армии дезертировало 121036 солдат и офицеров. В то же время в лагерях для военнопленных в России пребывало 1,9 млн. славян. В их числе: чехов и словаков -250 тыс., сербов, словенцев, югославских хорватов – 200 тыс., украинцев и русинов Австро-Венгрии – 30 тыс. человек. В марте 1917 года Т.Масарик прибыл в Россию и создал из чешских и словацких эмигрантов национальные организации, а в апреле провел в Киеве съезд их делегатов. На съезде было принято решение об объединении чешских и словацких организаций в филиал НСЧСЗ и избрано руководство филиала во главе с Т.Масариком. Он заключил с Временным правительством России соглашение, на основании которого из чехословацких добровольческих военных подразделений уже в июне 1917 года была сформирована Чехословацкая дивизия, а 26 сентября 1917 года –Отдельный чехословацкий армейский корпус в составе русской армии. По вышеизложенной причине, этот корпус был сформирован не только из чехов и словаков, но и русинов Венгрии. Дивизии, бригады и полки Отдельного чехословацкого армейского корпуса (в дальнейшем – Чехословацкого корпуса) дислоцировались в Полтавской и Волынской губерниях. Командиром корпуса был назначен российский генерал В.Шокоров, а начальником штаба – русский генерал М.Дитерихс. М.Штефаник, полковник французской армии, стал добиваться от французского Генштаба, чтобы Отдельный чехословацкий добровольческий (легионерский) армейский корпус был признан воинским подразделением французской армии в России. Как союзница Антанты, Россия с этим согласилась, и французский генерал Янин стал заместителем командира Чехословацкого корпуса, а полковник М.Штефаник – заместителем начальника штаба этого армейского корпуса.

Для поднятия боевого духа терпящей поражения русской армии была необходима ощутимая победа на фронте. Ее начали готовить на Юго-Западном фронте, о чем в деталях стало известно австрийскому командованию от дезертиров русской армии. За 30 минут до начала фронтового наступления русской армии, которое было запланировано на раннее утро 29 июня 1917 года, с австрийской первой на вторую линию обороны были отведены австрийские войска. Одновременно австрийская артиллерия накрыла находившуюся на исходных позициях русскую армию. Поэтому ответный огонь русской артиллерии был безрезультатным, а 7-я русская армия под командованием генерал-лейтенанта Л.Бельковича была атакована 9-м австрийским корпусом и понесла большие потери. Во избежание полного разгрома, Л.Белькович применил против австрийцев газовую атаку. Затем, 2 июля 1917 года, в бой южнее города Зборив была введена чехословацкая стрелковая бригада, которая на стыке 19-й австрийской и 32-й венгерской дивизий прорвала оборону противника. В этот прорыв были введены свежие подразделения русской армии, развившие успех по всему фронту. Однако не такого масштабного, как планировалось. За этот прорыв фронта австро-венгерских войск чехи, словаки и русины заплатили 421 убитым и несколькими сотнями раненых. У города Зборив, на отдельном кладбище, были похоронены погибшие в бою бойцы Чехословацкого корпуса. Ежегодно день 29 июня Чехия и Словакия отмечают как День своих вооруженных сил.

Возглавляемые В.Лениным коммунисты в октябре (по новому стилю – 7 ноября) 1917 года совершили в России государственный переворот и взяли власть в свои руки. Это привело к прекращению военных действий на Юго-Западном фронте и способствовало образованию суверенной Украины, которая 9 февраля, а Россия -3 марта 1918 года, заключили с Германией и Австро-Венгрией мирные договоры. Следовательно, Украина и Россия стали союзниками Германии и Австро-Венгрии, против которых воевала Антанта. В результате Отдельный чехословацкий корпус, являясь боевой единицей французской армии, оказался в окружении. Поэтому Антанта приняла решение о выводе Отдельного чехословацкого корпуса из России в Румынию, которая 9 декабря 1917 года вступила в Антанту, и объявила войну Австро-Венгрии и Германии, в ноябре 1918 года заняла Трансильванию.

Штаб Отдельного чехословацкого армейского корпуса и его подразделения, дислоцировавшиеся в Полтавской губернии, успели уйти в Румынию. Однако не успели эвакуироваться 12 стрелковых и 2 транспортных полка, а также многие батальоны и роты обслуживания, насчитывавшие 38,5 тыс. бойцов Отдельного чехословацкого корпуса, дислоцировавшиеся в Волынской губернии. Вывод подразделений Чехословацкого корпуса из России в Румынию был для Антанты усилением ее войск на театре военных действий против Германии и Австро-Венгрии. Поэтому новосозданная Украина и большевистская Россия, ставшие союзниками Германии и Австро-Венгрии, препятствовали эвакуации подразделений Чехословацкого корпуса из Волыни. Советское правительство В.Ленина предложило Антанте вначале разоружить Чехословацкий корпус, а затем уже решать вопрос о его эвакуации.

Антанта согласилась на разоружение, однако настаивала, чтобы оставить офицерам пистолеты, а бойцам – винтовки для самозащиты в ходе эвакуации. После разоружения Чехословацкого корпуса советское правительство России разрешило эвакуацию его подразделений по Транссибирской железнодорожной магистрали в город Владивосток, чтобы оттуда морским путем эвакуировать их в Европу. По указанию Берлина, правительство В.Ленина категорически возражало провести эвакуацию Чехословацкого корпуса ближайшим маршрутом – через российские порты Таганрог, Новороссийск или Одессу, которые были в руках не подчинявшейся большевистской Москве русской армии. Поэтому Т.Масарик в мае 1918 года отправился в США договориться о транспортных кораблях, чтобы эвакуировать Чехословацкий корпус из Владивостока в Европу по кругосветному маршруту.

Ныне известно, что эвакуация Чехословацкого корпуса через Владивосток имела цель растянуть эшелоны с его бойцами по необъятным просторам Сибири и там их не только полностью разоружить, но и «мобилизовать» в интернациональные воинские подразделения Красной армии. Поэтому эшелоны с подразделениями Чехословацкого корпуса (уже 45 тыс. человек) к концу мая 1918 года и были растянуты на 7000 км Транссибирской железнодорожной магистрали – от Пензы до Владивостока. Вместе с бойцами эвакуировалось немалое количество членов их семей, а также членов семей русских офицеров, вступивших легионерами в Чехословацкий корпус. Продвижение эшелонов с бойцами Чехословацкого корпуса по Сибири осуществлялось очень медленно, что вызывало недовольство и беспокойство как со стороны его бойцов, так и со стороны Антанты. Под предлогом ускорения этой эвакуации те эшелоны, которые оказались на западе от Уральских гор (21,3 тыс. человек), были без ведома командования Чехословацкого корпуса и Антанты возвращены в направлении Архангельска и Мурманска.

Стало ясно, что эвакуация многих воинских частей Чехословацкого корпуса через эти, в сентябре замерзающие порты, будет перенесена на следующий год. В результате находящиеся в железнодорожных вагонах воины Чехословацкого корпуса и их семьи в суровую зиму Севера России просто погибнут от холода и голода. Одновременно на растянутые от Урала до Владивостока 63 эшелона Чехословацкого корпуса стали нападать руководимые большевиками партизанские отряды и даже подразделения регулярной Красной армии, чтобы овладеть их оружием и боеприпасами. Поэтому правительства стран Антанты обратились к В.Ленину за разрешением эвакуации Чехословацкого корпуса через порты Одесса, Таганрог и Новороссийск. Эти порты были в руках русской армии под командованием генерала П.Врангеля, и он дал согласие на эту эвакуацию. Однако В.Ленин выполнял задание немецкого Генштаба, интересы которого не совпадали с интересами Антанты, и потому правительство В.Ленина всячески препятствовало эвакуации Чехословацкого корпуса.

12 мая 1918 года в городе Челябинске состоялось совещание делегатов воинских частей Чехословацкого корпуса, на котором было решено создать Временный исполнительный комитет. Этому комитету было поручено подготовить скоординированное выступление подразделений корпуса через юг России к портам Таганрог, Новороссийск и Одесса, применяя при необходимости оружие. Для осуществления этого плана командующим Чехословацким корпусом был назначен генерал Ян Сирови, чех по национальности. Это решение испугало советское правительство В.Ленина, и министр (народный комиссар) обороны Л.Троцкий 24 мая 1918 года издал приказ о полном разоружении и расформировании Чехословацкого корпуса. Вооруженного пистолетом или винтовкой бойца Чехословацкого корпуса приказано было расстреливать на месте.

Поскольку Чехословацкий армейский корпус являлся воинским подразделением Антанты, а советское правительство В.Ленина – союзником Германии и Австро-Венгрии, то командование Чехословацкого корпуса отказалось подчиняться приказам Москвы. Уже 25 мая передовые части Чехословацкого корпуса с боем брали станцию Мариинск и город Марьяновка. Чтобы обеспечить беспрепятственное прохождение эшелонов на юг России, на пути следования чехословацкие воинские подразделения в мае-июне 1918 г. овладели расположенными вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали станциями Челябинск, Новониколаевск, Пенза, Сызрань, Томск, Омск, Самара, Златоуст, Красноярск и Владивосток. Однако в конце июля возле Симбирска и Самары, а 7 августа – возле Казани, подразделения Чехословацкого корпуса были встречены воинскими подразделениями Красной армии. В их составе были воинские подразделения, сформированные из военнопленных «интернационалистов» австрийской, немецкой и других армий. Во время уличных боев в Казани местное население грабило магазины и золото из подвалов банка, в котором хранилась половина золотого запаса России. Не разграбленный золотой запас России оказалась в руках командования Чехословацкого корпуса.

Для решения вопроса эвакуации подразделений Чехословацкого корпуса через порты Архангельск и Мурманск туда прибыли английская и французская делегации во главе с английским адмиралом Кемпом. 2 марта 1918 года она заключила в Мурманске с местной властью договор о том, что Англия и Франция обеспечат горожан Мурманска и Архангельска продовольствием, а органы власти Мурманска и Архангельска будут способствовать эвакуации подразделений Чехословацкого корпуса. Уже 17 июня в Мурманск, а 2 августа 1918 года в Архангельск прибыли транспортные корабли Англии и Франции с продовольствием, чтобы на обратном пути эвакуировать бойцов Чехословацкого корпуса. С такой же миссией французы 17 декабря 1918 года высадили в Одессе свою дивизию, а 20 января 1919 года в Одессу начали прибывать греческие войска, чтобы обеспечить эвакуацию Чехословацкого корпуса.

Убедившись, что вопросы жизнеобеспечения северных регионов России для советского правительства во главе с В.Лениным второстепенны, местные органы власти Севера России приняли решение объединиться в независимую от советского правительства Северную область. Они избрали свое временное правительство во главе с генералом Е.Миллером, которое 30 апреля 1919 года признало правителем России адмирала А.Колчака, объявившего себя Главой верховной власти России. Так вопрос об эвакуации многих эшелонов с бойцами Чехословацкого корпуса через порты Мурманск и Архангельск был решен. Однако А.Колчак, которого Антанта также признала Главой верховной власти России, предпринял конкретные действия по подчинению себе Чехословацкого корпуса, что не входило в планы Антанты. В результате Антанта приняла решение отправить генерала Янина и полковника М.Шафарика в Сибирь спасать Чехословацкий корпус. Чтобы поднять для этой миссии авторитет полковника М.Шафарика, Президент Франции присвоил ему звание генерала, а Президент Чехо-Словакии Т.Масарик 14 ноября 1918 года назначил М.Шафарика Министром Национальной обороны Чехо-Словакии.

Используя свое положение, М.Шафарику удалось реорганизовать разрозненные вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали подразделения Чехословацкого корпуса в соединение регулярной армии. Затем он принял решение передать эшелон с золотым запасом России адмиралу А. Колчаку в обмен на обеспечение А.Колчаком беспрепятственного продвижения эшелонов с бойцами Чехословацкого корпуса во Владивосток. Эшелон с золотом постоянно курсировал как секретный эшелон.

Когда этот секрет стал достоянием его охраны, то охранники стали разворовывать золото и дезертировать. Чтобы предотвратить дальнейшее хищение золота, А.Колчак отдал его под охрану Чехословацкого корпуса. Об этом стало известно советскому правительству в Москве, которое охотилось за «золотым» эшелоном. Не добившись успеха, советское правительство 7 февраля 1920 года заключило с М.Шафариком соглашение, по которому командование Чехословацкого корпуса берет в плен адмирала А.Колчака и вместе с «золотым» эшелоном (18 вагонов) передает его советскому правительству. В свою очередь советское правительство обеспечивает ускоренную эвакуацию Чехословацкого корпуса во Владивосток.

Чехословацкая сторона свои обязательства по этому соглашению выполнила и Чехословацкий корпус (72.644 чел.) был эвакуирован из России через Владивосток в Европу. Для этого было задействовано 36 морских транспортов: США —11, Англии – 9, Японии – 7, Чехословакии и России – по 2, Китая – 1. Выходящая в Праге на русском языке газета «Воля России» 21 ноября 1920 года писала: «Ноября 12 в Триест прибыл из Владивостока пароход «Heffron» с последним транспортом чехословацких легионеров. Прибыло 721 офицеров и солдат, 220 гражданских обывателей, 1650 женщин и 58 детей (…) Всего явилось в Чехословацкую республику разными путями из Сибири 520 000 человек». В то же время 4.111 бойцов Отдельного чехословацкого армейского корпуса легионеров (добровольцев) навсегда остались в могилах на просторах необъятной России. В их числе было немало русинов.