8. Русины Венгрии и украинцы австрийской Галичины в борьбе за автономию

Политика Австро-Венгрии по денационализации и ущемлению прав славянских национальных меньшинств стала одной из причин их массовой эмиграции в Америку. Там они объединялись в религиозные и национальные союзы, которые ставили перед собой задачу добиваться равноправия всех наций Австро-Венгрии. Австрийские чехи объединились в «Богемский народный альянс», венгерские словаки объединились в «Словацкую легию», а венгерские русины – в «Союз греко-католического церковного братства». Программа словацкой легии под названием «Меморандум американских словаков» призывала к борьбе за предоставление словакам такой же автономии, какой обладали Словения и Хорватия, а программа русинов была нацелена на достижение национальной автономии русинов.

Напомним, что словаки и русины проживали в Венгрии, которая совместно с Австрией образовывала конфедерацию под названием Австро-Венгрия. Одним из признаков отличия русинов от словаков являлось их вероисповедание: греко-католическое вероисповедание русинов и римо-католическое – словаков. После подписания русинскими священниками «унии» (союза) с Ватиканом, русинов начали называть «униаты» (союзники), что вносило определенную путаницу среди малограмотной верствы русинов при упоминании ими своей национальности. В те времена вероисповедание имело более весомое значение, чем национальность. Поэтому в анкетных данных граждан Австро-Венгрии указывалось вероисповедание, а не национальность. При проведении переписи населения многие из малограмотных русинов вопрос о том, какой они национальности, понимали как вопрос об их вероисповедании. Поэтому вместо того, чтобы переписчикам ответить «русин», они отвечали «греко-католик».

Об упомянутой унии (союзе) вкратце скажем следующее. В 1340 году польский король Казимир овладел Львовом, а через 9 лет -всей Галичиной. Украинское и русинское население Галичины исповедовало христианство византийского обряда с подчинением Константинопольскому патриархату. Поскольку в Польше государственной религией была римокатолическая с подчинением Папе Римскому, то польские священники оказывали большое давление на греко-католиков, чтобы они тоже стали римо-католиками. Греко-католические священники Галичины не выдержали этого давления и решили перейти в римо-католики. Сохранив при этом прежний, т.е. византийский обряд православия: право избрания епископа с последующим утверждением его в этой должности Папой Римским; право священников жениться и др. В 1596 году в Бресте об этом был заключен договор греко-католических священников с Папой Римским, названной историками «Брестская уния», т.е. «Брестский союз». Чтобы противостоять аналогичным домогательствам венгерских священников римо-католического обряда, греко-католические священники русинов 24 апреля 1649 года в Ужгороде заключили аналогичный договор с Папой Римским, названный историками «Ужгородская уния». Следовательно, союз или уния с Папой Римским галичан Польши и русинов Венгрии являлись положительным компромиссом. Сохраняя за галичанами и русинами православие византийского обряда, уния давала возможность готовить греко-католических священников европейского уровня. Так, священников для русинов готовили в Будапеште, Вене, Трнаве (ныне в Словакии) и Риме. Следовательно, заключение союза (унии) с Папой Римским не было каким-то отступлением от вероисповедания, принятого русинами еще во времена равноапостольных Кирилла и Мефодия.

В 1772 году Галичина оказалась в составе Австрии, в составе которой уже пребывала Венгрия вместе с ее русинской народностью, исповедовавшей обряд византийской, т.е. греко-католической Церкви. Политические деятели Галичины во второй половине XIX ст. в отношении русинов (лемко-русинов) Галичины, а в начале XX ст. и в отношении русинов Венгрии, активизировали деятельность по их украинизации. Это вызвало у русинов и их священников недовольство, переросшее в открытое противостояние, не прекратившееся и поныне. Так, в 1914 году греко-католический священник из Галичины С.Ортынский создал в Филадельфии «Американскую Русинскую Народную Раду», которая начала украинизировать там русинов-эмигрантов. Против этого гневно выступил греко-католический священник Августин Волошин, будущий премьер-министр автономной республики Подкарпатская Русь. В календаре «Месяцеслов» на 1909 год он писал: «Ту страшную заразу украинизма и радикализма, которая в Галичине в последнее время так сильно разбушевалась, которая завела постоянную борьбу, русина отчуждая от церкви, от языка, даже от имени русинского, которая мнимую свою правду не любовью, а страшной ненавистью распространяет, эту заразу перенес Ортынский и в Америку».

В мае 1918 года в США прибыл председатель «Национального Совета Чехо-Словацких земель» (НСЧСЗ) Т.Масарик договариваться о предоставлении транспортных кораблей для эвакуации из Владивостока в Европу Отдельного Чехословацкого армейского корпуса. По его инициативе, альянс чехов и легия словаков 29 мая 1918 года подписали общую Программу создания на чешских и словацких землях союзной Чехо-Словацкой демократической республики (ЧСР). Затем Т.Масарик выступил с инициативой объединения всех эмигрантов славянских наций Австро-Венгрии в «Союз угнетенных народов Европы». Программа этого союза предусматривала совместную борьбу славянских наций Австро-Венгрии за независимость и право каждой нации Австро-Венгрии на самоопределение. Это право национальных меньшинств было закреплено в принятой членами этого союза «Декларации независимости среднеевропейских народов». Руководство чешских и словацких национальных организаций начало сбор средств для осуществления их замысла – образования суверенной Чехо-Словакии. Для этого словаки собрали и передали в кассу «Словацкой легии» от Кливленда – 37, от Скрентона – 35, от Акчопа – 25, от Бгидгерорта – 60, от Нью-Йорка и Питсбурга -по 100 тысяч долларов США.

Примеру чехов и словаков последовали организации венгерских русинов, которые 22 – 23 июня 1918 года провели в городе Кливленд съезд, принявший решение об объединении в «Американскую Народную Раду Венгро-Русинов». На этом съезде было принято решение, чтобы все те русины, которые еще называют свою национальность «рутен», «руськыи» или «руснак», в дальнейшем называли себя «русин». При обсуждении вопроса о статусе будущей Русинской державы, одни предлагали оставаться в составе Венгрии на правах автономии, другие были за присоединение к Украине, а третьи – за полный суверенитет русинской державы под названием «Подкарпатская Русь». Чтобы определить большинство, поддерживающее то или иное из этих предложений, съезд решил провести референдум, т.е. опрос под роспись в списке опрашиваемых. Для правильного проведения и оформления результатов референдума был нанят адвокат Георгий Жаткович, русин по национальности. Его отец родом из Подкарпатской Руси издавал в США газету «Амеріцькьій руснацькый вісникь» на русинском языке.

Чтобы не совершить роковую для русинов ошибку, Г.Жаткович 21 октября имел беседу с Президентом США В.Вильсоном, который посоветовал ему предложить русинской нации Венгрии присоединиться к новообразованной славянской Чехо-Словакии. Референдум эмигрантов-русинов США завершился 22 октября 1918 года. Большинством (67%) голосов было принято решение за присоединение к Чехо-Словакии и только 28% было за присоединение к Украине. В результате Программа «Американской Народной Рады Венгро-Русинов» однозначно определила свой курс на присоединение русинской нации Венгрии к Чехо-Словакии. В этот же день, 22 октября 1918 года, «Американская Народная Рада Венгро-Русинов» была принята в «Союз угнетенных народов Европы». Устав этого союза предусматривал, что все его члены являются отдельной политической нацией, имеющей право на самоопределение. На состоявшемся 12 ноября 1919 года в Скрентоне заседании «Американской Народной Рады Венгро-Русинов» было принято решение о том, чтобы «Венгро-Русь, сохраняя наиширочайшие автономные права как держава, объединилась с Чехо-Словацкой демократической республикой на федеративной основе».

Подписав документ о вступлении русинской политической нации в «Союз угнетенных народов Европы» и «Декларацию независимости среднеевропейских народов», Г.Жаткович в своей речи по этому поводу сказал: «Наши действия в Америке независимые, отдельные от украинских. У украинцев свой путь развития, свои отдельные организации. Мы писали свою историю, отличную от истории украинцев, хотя между нами и существует языковое сходство. Мы хотим стать автономным государством, которое бы присоединилось к федерации, а именно к Чехословацкой, но только не к Венгерской».

Поскольку процесс образования независимых славянских государств на территории Австро-Венгрии был начат в США, то Президент США В.Вильсон не остался в стороне от этого процесса. Он пришел к выводу, что для мирного сосуществования титульной нации и национального меньшинства необходимо предоставить малым нациям право на самоопределение. Ибо только предоставление национальным меньшинствам права на самоопределение исключит национально-освободительные движения, перерастающие в гражданскую и даже мировую войну. В.Вильсон эти выводы изложил в программе, которая состояла из 14 пунктов, и выступил с ней в конгрессе. В 10-м пункте этой программы В.Вильсона написано: «Народам Австро-Венгрии …должна быть предоставлена наиболее широкая …возможность автономного развития». Эта программа В.Вильсона нашла широкую поддержку в странах Антанты.

У себя дома чехи создали «Чешский Национальный Комитет», который возглавили К.Крамарж, А.Швегла, А.Рашин. Аналогично словаки создали «Словацкий Национальный Комитет», который в июле 1918 года объединился с чешским в «Чехословацкий Национальный Комитет», сокращенно – ЧСНК. Этот комитет стал добиваться прекращения войны и предоставления славянским нациям Австро-Венгрии права на образование национальных автономий. Когда руководство ЧСНК узнало, что 29 июня 1918 года Франция, а за ней все 33 страны Антанты признали «Национальный Совет Чехо-Словацких Земель» в качестве «первоосновы будущего Чехо-Словацкого правительства» с правом создавать свою Чехо-Словацкую Республику, ЧСНК приступил к её созданию.

На состоявшемся 28 октября 1918 года в Праге большом митинге ЧСНК объявил, что принял решение о создании независимого Чехо-Словацкого государства и берет на себя функции высшей государственной власти в Чехо-Словацкой Республике (сокращенно – ЧСР) На этом же митинге ЧСНК от имени ЧСР объявил, что сформированные из чехов и словаков (а в их составе и русинов) австро-венгерские воинские подразделения объявляются переходящими в подчинение Чехо-Словакии. После этого в Праге началось разоружение австрийских воинских частей, сопровождавшееся перестрелкой и кровопролитием. Государственные служащие и жандармы из Чехии стали сбегать в Австрию, а чехи, словаки и русины на фронтах начали сдаваться в плен или дезертировать и пробираться домой. Австрийская армия начала разлагаться, лишилась боеспособности и терпела на фронтах поражение за поражением.

Чтобы «узаконить» решение ЧСНК о провозглашении ЧСР, «Словацкий Национальный Комитет» 30 октября 1918 года провел в городе Мартинский Микулаш съезд словаков, поддержавший решение ЧСНК от 28 октября. Он принял решение о независимости Словакии и присоединении ее к Чехии, а также избрал правительство Словакии во главе с Вавро Шробаром. Затем делегация ЧСНК выехала в Женеву на переговоры с руководством НСЧСЗ по вопросу формы государственного устройства ЧСР и составу ее правительства. На этих переговорах было решено, что Т.Масарик будет президентом, К.Крамарж – главой правительства Чехо-Словакии, Э.Бенеш – министром иностранных дел, М.Шафарик – министром национальной обороны, В.Шробар – Министром по делам Словакии. Министерские портфели ЧСР получили М.Годжа (земледелия), Гойдек и др.

Напомним, что русинские жупы Земплинская, Спишская, Шаришская и Абауй-Торнадская подчинялись Словацкому дистрикту, а через него – Будапешту. В народе территорию этих жуп назвали Прешовская Русь, так как ее неофициальной «столицей» являлся город Прешов. Однако многие русины этих жуп, опасаясь денационализации и омадьяривания, за многие столетия привыкли осознавать себя словаками. Например, в жупе Шариш, которая была и остается наиболее русинской в Прешовской Руси, при переписи населения в 1910 году из 17400 ее жителей только 10% было записано «русин» по национальности, а словаков – 84%), евреев – 7%>, венгров – 5%.

Чтобы не возвращаться к переписи 1910 года, отметим ее результаты в Подкарпатской Руси, входившей в Венгерский дистрикт. В жупе Унг (административный центр Унгвар, ныне Ужгород) было 162 тыс. жителей, из них по национальностям: русины – 61700, венгры – 52300, словаки – 36300, евреи – 17000 человек. В жупе Берег (административный центр Берегсаз, ныне Берегово) было 236 тыс. жителей, из них по национальностям: венгры – 113100, русины – 100900, евреи – 33700, словаки – 20700 человек. В жупе Угоча (административный центр Великий Севлюш, ныне Виноградов) было 91800 жителей, из них по национальностям: венгры – 42700, русины – 34400, евреи – 11800 человек. В жупе Мараморош было 300 тыс. жителей, из них по национальностям: русины – 44,6 %, румыны – 21 %, немцы (швабы) – 15 %, венгры – 11 %. Следовательно, по переписи 1910 года в русинских жупах если и проживали поляки, украинцы, русские, болгары и другие национальности, не считая лиц без гражданства, то их, вместе взятых, было менее одного процента от общего количества населения.

Представители русинов Прешовской Руси по инициативе Э.Невицкого, греко-католического священника в селе Уяк, 8 ноября 1918 года собрались в городке Любовня, чтобы определить будущее русинской нации. Э.Невицкий был преподавателем учительской гимназии для русинов в Прешове, в 1909 – 1922 годах служил священником в русинских селах Чичава и Уяк округа Спиш. Августин Волошин, директор учительской гимназии для русинов в Ужгороде, в изданном им “Календаре просвіти” на 1923 год об этом собрании русинов Прешовской Руси написал следующее. По инициативе греко-католических (т.е. русинских) священников Эмила Невицкого, Михаила Михалича, Иосифа Рибовича, Петра Шима, Ивана Мурцко, Ивана Чанда, адвокатов Эмила Торонского и Николая Завадского, состоялся съезд русинов от округов Бардиево, Свидник, Стропков, Лаборцы, Гуменный и других Шаришской и Спишской жуп (комитатов). С речью выступили Якубянский и М.Михалич. Съезд создал Русинскую Народную Раду, которую возглавил Э.Невицкий, и принял ряд резолюций. В их числе резолюцию о том, что Русинская Народная Рада «стоит на основе права самоопределения народов в их этнографических границах, а именно поэтому никогда не согласится на то, чтобы русины были разделены и присоединены к другим народам, ибо это было бы насилием над нашим русинским народом», – написано в упомянутом календаре.

Антал Пап, епископ Мукачевской греко-католической епархии, по указанию Будапешта созвал в своей резиденции тайное совещание греко-католических священников. Он поручил им создать народную раду рутенов Венгрии, которая бы проводила среди рутенов (русинов) агитацию за дальнейшее пребывание Подкарпатской Руси в составе Венгрии. В Ужгородской учительской семинарии для русинов 6 ноября 1918 года состоялось собрание (30 человек) греко-католических священников, юристов и русинских педагогов. Они учредили «Ужгородскую Народную Раду Рутенов Венгрии» и избрали председателем ее правления священника С.Сабова. Секретарем, то есть ежедневным (между заседаниями правления) руководителем этой Рады рутенов был избран Августин Волошин по следующим мотивам. Он был моложе среди тех, которые последовательно и не боясь вели борьбу за сохранение русинского языка. В издаваемой в Ужгороде на русинском языке газете «Листок» (№ 10 от 1889 года) А .Волошин писал: «изгоняют русинский язык не только в начальных классах, но даже в учительской и духовной семинариях, целью которых есть образование русинских учителей и священников для нашего русинского подкарпатского народа».

А.Волошин с 1918 года был директором Ужгородской учительской семинарии для русинских школ; преподавал в Ужгородской духовной семинарии, готовившей греко-католических священников для русинов; был редактором газеты «Наука», издававшейся на русинском языке. В своих статьях и учебниках он защищал интересы русинской нации, прежде всего в области религии и русинского языка. Работа А.Волошина «Мадярська литургия и русины» начинается словами: «Як то исторія і руські назвы местностей, рік и сіл Сіверо-Восточної Мадярщины доказувуть, ош русины спочатку поселилися були на урожайних низинах». В работе «О церковной автономии» о революции 1848-1849 годов

А.Волошин второй абзац начинает словами: «Сія автономія і нас, русинов, живо інтересовала… Після усмирения мадярського повстання, Адольф Добрянский требовал для русинов повну териториальну автономию». Одновременно А.Волошин через газету «Наука» пропагандировал идею суверенной Венгрии. Поэтому венгерское правительство наградило его большой по тем временам денежной премией в сумме 1200 крон. В ответ А.Волошин 16 июля 1909 года написал премьер-министру Венгрии письмо, в котором благодарил его за эту премию и клялся «всегда быть проводником идей, касающихся интересов венгерского национального государства. . . Заявляю, что никогда не буду придерживаться как украинских, так и русских литературных направлений, а в газете буду приспосабливаться к языку русинского народа», -написал А.Волошин премьер-министру Венгрии..

Следовательно, А.Волошин был хорошо известен не только учителям и священникам, но и широкому кругу русинской интеллигенции Подкарпатской Руси и даже в правительственных кругах Венгрии. Поэтому кандидатура А.Волошина на должность секретаря «Ужгородской Рады Рутенов Венгрии» была неоспоримой. В протоколе упомянутого учредительного собрания записано: «Совет рутенов протестует против всех попыток, направленных на отрыв рутенов Венгрии от своей венгерской прародины или угрожающих целостности венгерского государства». Выступления участников учредительного собрания С.Сабов подытожил словами: «Рада рутенов хочет служить наделе территориальной целостности Венгрии». Уже после присоединения Подкарпатской Руси к Чехо-Словакии А.Волошии написал и опубликовал статью «Первая Ужгородская Руська Народная Рада», в которой указано, что 5 октября 1918 года инициативная группа по созданию русинского общества созвала на 9 октября «интересующихся русинов на першу нараду, и там рішено на 9 октября созвати собраніє і для составления першої Руської Народної Рады».

Узнав о решении «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии» о том, чтобы русины и далее оставались в составе Венгрии, русинская интеллигенция Прешовской Руси во главе с адвокатом Антоном Бескидом 19 ноября 1918 года организовала и провела съезд русинов в городе Прешов. Съезд принял решение о присоединение Прешовской Руси к Чехо-Словакии и учредил «Прешовскую Народную Раду Русинов» во главе с А.Бескидом. Съезд прошел под лозунгом: «Кто русин – тот автономист, кто автономист – тот член общества русинов». Присутствовавшие на съезде А.Гагатко и Д.Вислоцкий, лидеры «Русинской Рады Лемков» в польской Галичине, поддержали решение этого съезда. Прешовская Народная Рада Русинов 21 ноября объединилась с «Русинской Радой Лемков» в «Карпато-Русинскую Народную Раду», которая оформила соответствующие документы и направила своих делегатов во главе с А.Бескидом в Прагу просить правительство Чехо-Словацкой Республики о присоединении русинов Прешовской Руси и польской Лемковщины к Чехо-Словакии. Правительство Чехо-Словакии согласилось удовлетворить эту просьбу русинов и включило А.Бескида в состав своей делегации на Парижскую мирную конференцию стран-победительниц по подведению итогов Первой мировой войны.

В связи с возрождением суверенной Польши и включением в ее состав австрийского автономного края Галиция, а Буковины -в состав Румынии, депутаты от Галичины и Буковины перестали быть депутатами парламента Австрии. На следующий день после оглашения Манифеста Австрии о праве наций на самоопределение, 19 октября 1918 года они провели во Львове съезд с участием украинских депутатов местного парламента (сейма) Галиции и Буковины. На этот съезд они пригласили представителей украинских политических партий Галичины и Буковины, нескольких представителей духовенства и трех студентов Львовского университета. Съезд провозгласил Галицкий и Буковинский края «Единоцельной украинской национальной территорией на правах украинской национальной автономии в составе Австрии».

Из числа участников съезда была избрана «Украинская Национальная Рада» (сокращенно – УНР) в качестве высшего органа, который будет представлять национальные и политические интересы украинцев Галичины и Буковины в федеративной Австрии. Съезд поручил УНР воплотить в жизнь Манифест цесаря Австрии об образовании Украинской автономной державы в составе Австрии, хотя Галичина с 1916 года была административной единицей (воеводством) суверенной Польши. Председателем УНР был избран Е.Петрушевич, который до распада Австро-Венгрии являлся заместителем председателя парламента Австрии и возглавлял в нем украинскую фракцию. Перед 1-й мировой войной эта фракция создала «Главную Украинскую Раду», целью которой было добиваться независимости украинских земель России и объединение их с украинскими землями Австрии.

Е.Петрушевич во главе делегации УНР отправился в Вену договариваться о присоединении Галичины и Буковины к федеративной Австрии на правах автономии и просить там помощи для реализации этого присоединения. Однако между Австрией и Галичиной находились уже суверенные республики Венгрия, Чехо-Словакия и Польша, в состав которой и была включена Галичина. Поэтому намерение политических деятелей Галичины и Буковины создать из Галичины и Буковины анклав на правах Украинской автономной республики в составе Австрии было блефом. Об этом 31 октября в Вене и было сказано делегации УНР, а также о том, что Австрия уже создала Польский национальный совет и специальную комиссию по передаче Галицкого края суверенной Польше, которая с 11 октября работает в Кракове. Делегации Е.Петрушевича было сказано, что эта комиссия 28 октября переедет во Львов, чтобы к середине ноября 1918 года принять в Галичине всю полноту власти. Поэтому Е.Петрушевичу и членам его делегации предлагалось начать сотрудничество с этой комиссией и добиваться автономии для украинцев Галичины от суверенной Польши.

Вернувшись во Львов, Е.Петрушевич 31 октября 1918 года спешно собрал президиум «Украинской Национальной Рады», который принял решение: из числа украинцев воинских подразделений «Украинские сечевые стрельцы» немедленно создать отряды для захвата во Львове власти и провозгласить на территории Галичины независимую украинскую державу. Майор австрийской армии Д.Витовский являлся членом президиума УНР. Ему и было поручено захватить Львов с помощью дислоцировавшихся во Львове подразделений «Украинских сечевых стрельцов». Сечевики под командованием капитана австрийской армии Г.Стефанива в ночь с 31 октября на 1 ноября 1918 года захватили во Львове здания органов местной власти и стратегические объекты. После этого президиум УНР принял решение взять на себя функции парламента, а также Манифест с обращением к жителям Львова «и украинскому населению всей Галичины и Буковины». Затем УНР утвердила правительство под названием Делегатура, которое возглавил К.Левицкий. Оно состояло из трех отделов:

1. Общий, ведавший общегосударственными делами, который возглавил сам Е.Петрушевич, глава парламента.

2. Организационный, ведавший делами только на территории Галичины, который возглавил Кость Левицкий, глава правительства ЗУНР.

3. Организационный, ведавший делами только Буковины, его возглавил А.Попов.

Однако на следующий день, 2 ноября 1918 года, поляки, составлявшие большинство жителей Львова, подняли восстание. Им на помощь регулярными войсками поспешила Варшава, и УНР 4 ноября 1918 года уже находилась в городе Тернополе. Очищая свою территорию от повстанцев, польская армия вскоре заняла Тернополь, и УНР 2 января 1919 года переехала в Станислав (ныне – Ивано-Франковск). В Станиславе президиум УНР 9 ноября 1918 года принял решение о том, что украинские земли Галичины и Буковины являются независимым государством под названием «Западноукраинская Народная Республика» (сокращенно-ЗУНР). Президиум ЗУНР провозгласил себя парламентом и утвердил состав «Государственного секретариата» (правительства) ЗУНР. Его возглавил К.Левицкий, сохранивший за собой портфель Секретаря (министра) финансов. Секретарями стали: Сидор Голубович – по судебным делам; Дмитрий Витовский – по военным делам; Лёнгин Цегельский – по внутренним делам; Василий Панейко – по иностранным делам и т. д. К.Левицкий направил в Будапешт правительственную делегацию для заключения с Венгрией договора о поставках оружия и амуниции. Через месяц со дня назначения на должность главы правительства К.Левицкий за взятки и финансовые махинации был лишен должностей в правительстве, которое возглавил Сидор Голубович. 05 ноября 1918 года УНР направила делегацию в Киев на переговоры с гетманом П.Скоропадским об объединении ЗУНР и Поднепровской Украины, но гетман Украины отказался ее принять.

13 ноября парламент ЗУНР принял закон о прокуратуре, а также закон о всеобщей воинской обязанности, которым территория ЗУНР была разделена на Львовскую, Тернопольскую и Станиславскую военные области. В них проводилась мобилизация в армию ЗУНР под названием «Украинские сечевые стрельцы», в народе называемую «усосовцы». 15 ноября был принят закон «Об администрации Западноукраинской Народной Республики», а также законы «О временной администрации» и «О пополнении Украинской Национальной Рады делегатами от уездов и городов края». Предусматривалось пополнить состав парламента УНР: по одному депутату от всех 52-х уездов (повитов), а от Львова – 4, от Черновцов, Станислава и Перемышля – по 2, от Тернополя, Дрогобыча и других городов – по 1 депутату. На следующий день, 16 ноября, был принят закон «О временной организации судов и судебной власти», который предусматривал, что все законы и распоряжения, действовавшие в Австрии при цесаре Карле Франце Иосифе, сохраняют силу и в дальнейшем; что все суды цесарско-королевского Высшего краевого суда Галичины становятся судами ЗУНР и от ее имени исполняют судопроизводство. 18 ноября был принят закон о создании армии ЗУНР под названием «Украинско-галичская армия» ГА), а главнокомандующим УГА был назначен М.Тарнавский, полковник австрийской армии.

Ни одна жупа или населенный пункт Венгрии, в том числе населенные русинами, в вышеупомянутых законах не упоминаются. Поэтому и Организационный отдел, который бы ведал делами русинов Венгрии, Делегатурой ЗУНР не предусматривался, а законодательство и судопроизводство ЗУНР на русинскую территорию Венгрии не распространялось. Ни один русин Венгрии в армию ЗУНР не был мобилизован и в парламент ЗУНР не кооптирован. УНР в состав ЗУНР включила только территорию польских лемко-русинов и их административный центр Перемышль. Против этого выступили лемко-русины и 27 ноября 1918 года они провели в городке Гладишев (Горлицкий район Польши) съезд, на котором создали Народную Раду Русинов под названием «Руська Рада». Эта Рада 5 декабря 1918 года провела в селе Флёринка (возле города Новый Санч) съезд делегатов (около 500 человек) от 130 лемко-русинских населённых пунктов Польши. Съезд принял решение о присоединении Лемковщины к Прешовской Руси и объединении Прешовской Руси с Подкарпатской Русью, чтобы образовать из них автономную республику русинов под названием «Подкарпатская Русь» в составе федеративной Чехо-Словакии. Для претворения этого решения в жизнь съезд лемко-русинов избрал высший орган самоуправления под названием Пачальницкий Совет, а также его правление под названием Руська Рада. Совет возглавил священник М.Юрчакевич, а Раду (исполнительный орган) – адвокат Я.Карчмарик. Руська Рада через своих активистов Андрея Гагатко, Иллариона Цуркановича, Д.Вислоцкого и других поддерживала тесные связи с русинскими национальными организациями Прешовской Руси и Подкарпатской Руси.

Провозгласить образование независимого государства несложно, однако весьма проблематично отстоять его независимость. Поэтому руководству ЗУНР пришлось искать поддержку в войне против Польши у правительства суверенной Украины. Однако Гетман Украины П.Скоропадский не желал вступать в контакты с ЗУНР, так как это вело к расторжению Брест-Литовского мирного договора и ликвидации Украины, которая существовала благодаря оккупационным войскам Германии и Австро-Венгрии. Поэтому ЗУНР установила контакты с оппозиционной к П.Скоропадскому Директорией, которую возглавлял В.Винниченко. Делегация ЗУНР 1 декабря 1918 года нелегально встретилась с делегацией Директории на железнодорожной станции Фастов. В вагоне проходящего поезда они подписали Договор о присоединении ЗУНР к Украине. Поскольку псевдоисторики комментируют его по заказу очередной партии власти каждый раз по-иному, приведем его дословно:

«Предварительный договор заключенный 1 декабря 1918 года в местечке Фастов между Украинской народной республикой и Западноукраинской народной республикой об имеющем состояться слиянии обеих украинских держав в одну государственную единицу:

1. Западноукраинская народная республика настоящим выражает непоколебимое намерение слиться в кратчайшем времени в одну великую державу с Украинской народной республикой, т.е. выражает намерение перестать существовать в качестве особой державы, а вместо того войти со всей своей территорией и населением в качестве составной части единого государства в Украинскую народную республику.

2. Украинская народная республика равным образом выражает непоколебимое намерение слиться в кратчайшем времени в одну державу с Западноукраинской народной республикой, т.е. выражает свое намерение принять всю территорию и население Западноукраинской народной республики, как составную часть единого государства в Украинскую народную республику.

3. Правительства обеих республик считают себя связанными вышеизложенными заявлениями, т.е. считают себя взаимно обязавшимися в возможно скорейшем времени осуществить это государственное объединение так, чтобы возможно в скорейшем времени обе державы действительно составили одну неделимую государственную единицу.

4. Западноукраинская народная республика, ввиду созданных историческими обстоятельствами, особыми правовыми институциями, а также культурными и социальными отличиями особенностей жизни на своей территории и ее населения, как будущей части неделимой Украинской народной республики получает территориальную автономию, границы которой в момент осуществления слияния обеих республик в единое государство определяет общая комиссия, полномочия которой подлежат ратификации со стороны полномочных законодательных и представительных государственных органов обеих республик. Тогда же будут установлены и детальные условия слияния обеих держав.

5. Настоящий договор, написанный в двух экземплярах, как двух отдельных оригиналах, предназначенных по одному для правительств каждой из отдельных держав, может быть опубликован с согласия обоих правительств, т.е. Директории Украинской народной республики и Совета державных секретарей Западно-украинской республики.

Директория Украинской народной республики: В.Винниченко, П.Андриевский, Ф.Швец, С.Петлюра, атаман украинских республиканский войск (их подписи).

Уполномоченные Совета державных секретарей Западноукраинской народной республики: д-р Лёнгин Цегельский, д-р Дмитрий Левицкий (их подписи)».

Заключив договор с Австро-Венгрией о перемирии, Антанта потребовала от Венгрии и Австрии вывести свои войска с территории Чехо-Словакии. В том числе с территории Прешовской Руси, которая приняла решение о присоединении к Чехо-Словакии. Австрия и Венгрия выполнили эти требования Антанты и к 15 января 1919 года подразделения чехословацких легионеров, входившие в состав французской армии, заняли территорию Подкарпатской Руси до реки Уж и вошли в город Ужгород, столицу Подкарпатской Руси.

Чтобы сохранить Подкарпатскую Русь в составе Венгрии, Будапешт решил создать на ее территории Русинскую Автономную Державу. Демонстрируя серьезность своих намерений, Венгрия спешно ввела должность министра по делам русинов. Им стал юрист Орест Сабов, русин по национальности, который работал секретарем министра внутренних дел. Причиной такой поспешности стало еще и то, что гуцулы, проживавшие в 15 селах Мараморошской жупы вдоль границы с Галичиной, решили присоединиться к гуцулам Галичины и Буковины, входивших в состав ЗУНР. Ученые историки утверждают, что гуцулы – это потомки половцев. Спасаясь от татаро-монголов, половцы укрылись в Карпатах. Со временем они, вслед за соседями-тиверцами, осознали себя украинцами по национальности. Хотя их обычаи, одежда, орнаменты, музыкальные инструменты (трембита и дрымба или варган), пища (брынза, токан) и многое другое и ныне явно не украинские, даже не славянские. В начале XX ст. в Галичине было 44, в Буковине – 28, а в венгерской Мараморошчине -15 населенных пунктов, населенных гуцулами. В Мараморосчине (ныне – Раховский район Закарпатской области) это села Ясиня, Лазещина, Билин, Квасы, Богдан, Рахов, Великий и Малый Бычков, Косивская Поляна, Требушаны и др. Столицей гуцулов Галичины был и остается городок Коломыя, а столицей гуцулов Мараморосчины было село (ныне поселок) Ясиня, жилые дома которого разбросаны по всей Ясинянской котловине.

Порыв гуцулов венгерской жупы Мараморош объединиться со своими соплеменниками – гуцулами Галичины был частью общего порыва национальных меньшинств Австро-Венгрии к независимости, однако имел свои особенности. Если Венгрия проводила жесткую денационализацию славян, то Австрия этого не делала и в своей Галичине поддерживала украинизацию как буферную зону от России. Границы между Венгрией и Австрией как таковой не существовало, она проходила по водораздельному хребту Карпат и обозначалась только на карте административно – территориального деления Австро-Венгрии. Гуцулам венгерской жупы Мараморош было ближе добраться до базара в город Коломыя, нежели в Мараморош. В Коломые они могли купить гуцульскую одежду, а также газету и книгу на украинском языке, каковых в Венгрии не издавали.

Следовательно, порыв гуцулов Венгрии (жупы Мараморош) объединиться с гуцулами австрийской Галичины был зовом предков к единению, а их дезертирство с фронта являлось своеобразным протестом против Венгрии. Дремучие леса у самых околиц гуцульских сел надежно укрывали дезертиров. С целью добычи пропитания дезертиры грабили даже своих односельчан, прежде всего евреев, занимавшихся торговлей и ростовщичеством.

Одну из банд дезертиров возглавлял Михаил Фишерюк-Марищук, а в ее составе был Василий Клочурак из села Ясиня. Его в 1914 году поймали и на 15 лет отправили в тюрьму. Борьба властей с бандитскими группами из числа вооруженных дезертиров была малоэффективной, к тому же их ряды пополнялись новыми дезертирами. Особенно опасной среди них в Подкарпатской Руси была банда дезертира Николая Сугая, жителя села Колочава Воловского округа, известного в художественной литературе под фамилией Шугай. Чешский писатель И.Ольбрахт (Камил Земан), член Центрального комитета коммунистической партии Чехословакии и редактор ее газеты «Руде право», сделал из Н.Сугая народного мстителя, который грабил богатых, а награбленное якобы отдавал бедным.

Для защиты от этих банд в селе Ясиня 4 ноября 1918 года была создана вооруженная самооборона, которую возглавил лейтенант австрийской армии Степан (Штеня) Клочурак, родной брат упомянутого бандита Василия Клочурака. С.Клочурак 8 декабря 1918 года провел в селе Ясиня сход сельчан, на который пришло несколько жителей из соседних сел. На этом сходе была «узаконена» созданная им самооборона (назовем ее милиция) и принято решение об образовании местного самоуправления с названием «Гуцульская Народная Рада» (ГНР). В состав ГНР избрали 42 человек, а также ее правление в количестве 11 человек. Председателем правления ГНР избрали Д.Иванюка, а его заместителем – старосту села Ясиня Степана Клочурака старшего, брата начальника милиции С.Клочурака. Кроме Д.Иванюка и упомянутых братьев (старшего и младшего) С.Клочураков, в правление ГНР вошли: Ёвгений Пуза (капитан австрийской армии), Николай Сабатюк (лейтенант австрийской армии), а также Юрий Кабалюк, Юрий Гафияк, Нван Тимчук, Степан Бондарюк, братья (Василий, Дмитрий и Иван) Климпуши. Их предки были переселенцами из гуцульского региона Галичины.

Немало из переселенцев-гуцулов бежали от ответственности за совершенные в Галичине преступления против местных поляков. Однако многие гуцулы переселялись в Венгрию по той причине, что климат на западных склонах Карпат теплее и здесь можно было выращивать те сельскохозяйственные культуры, которые на более холодных восточных склонах Карпат не росли. Например, в селах Богдан и Бычков было более 200 семей, переселившихся из села Яремча в Галичине. Их на новом месте прозвали яремчуками, а впоследствии прозвание стало их фамилией – Яремчук. По этой же причине из Галичины на венгерскую сторону Карпат переселялись и украинцы-тиверцы. Так, возле горы Пикуй (1405 м.) в низовьях реки Жденивка переселенцы из Галичины заложили село Ждениево. Они же заложили село Ляховец, названное русинами так потому, что русины выходцев из Галичины называли ляхами, т.е. поляками. (Ляховец в 1946 году переименован в Лисковец). Село Луги в Раховском районе создали галичане. Таких примеров на Верховине (на верховьях западных склонов Карпат) не мало.

На состоявшемся 8 декабря в Ясиня сходе гуцулов В.Климпушу, Е.Пузе и С.Клочураку было поручено отправиться в городок Коломыя и просить там гуцулов Галичины поддержать требование ГНР о присоединении гуцульского региона Венгрии к ЗУНР. С.Клочурака включили в эту делегацию еще и потому, что родители (девичья фамилия его матери Чмиль) были родом из города Коломыя, там же проживали его родственники.

Зная о намерении гуцулов жупы Мараморош присоединиться к ЗУНР, а русинов – к Чехо-Словакии, правительство Венгрии 10 декабря 1918 года провело в Будапеште собрание 200 делегатов-русинов из Подкарпатской Руси. В их числе были авторитетные среди населения греко-католические священники, адвокаты, педагоги, а также 8 активистов из гуцульского региона. На этом собрании в Будапеште русинам предстояло обсудить проект закона «Об автономии Русинской державы Венгрии». Председателем собрания был избран Августин Штефан, адвокат из Рахова, а его заместителями – Антал Годинка и Гиядор Стрипский, оба русины по национальности. А.Годинка (1864 – 1946) являлся академиком Венгерской академии наук и ректором университета в Братиславе. Он написал и издал не одну книгу о русинах. В их числе «Утцюзнина, газдуство и прошлое юго-карпатских русинов». Историк, филолог и этнограф Г.Стрипский (1875 – 1949) являлся заведующим отделом по делам русинов в министерстве культуры Венгрии, членом научного общества имени Т.Шевченко при Львовском университете.

Законопроект зачитал О.Сабов, в то время уже министр по делам русинов. Проект был поддержан всеми выступавшими делегатами. Однако Юлий Бращайко (Байор), адвокат из города Хуст, этот законопроект подверг критике. Увидев, что остальные выступающие поддерживают законопроект, делегаты от гуцульского региона после перерыва не явились на собрание. В их числе адвокаты Михаил Андрашко из Вильховцев и И.Гощук из города Мараморош, а также С.Клочурак (старший) из села Ясиня, Ю.Чуч ка и Н.Долинай. Одобренный делегатами русинов, этот законопроект 22 декабря 1918 года был принят парламентом Венгрии в качестве Народного (конституционного) закона № 10 «Об автономии Русинской нации, проживающей в Венгрии». 25 декабря 1918 года он был опубликован в «Сборнике законов Венгрии» и в этот же день вступил в силу. Уже одно название закона говорит о том, что Венгрия признает национальность русин как политическую нацию. Об этом однозначно сказано в следующих параграфах этого закона:

«1. Русинской нации, проживающей в границах Венгрии, принадлежит полное право в делах внутреннего самоуправления, школ и народного образования, ее народной культуры, вероисповедания и преподавания религии, применения своего языка как в законодательстве, так и в управлении».

«4. Законодательные органы Русинской Державы: а.) в автономных делах – Русинское Национальное Собрание (парламент – ает.); б.) в общих делах с Венгрией – общее Государственное Собрание Венгрии, в котором русинский народ имеет своих депутатов соразмерно своей численности».

«6. Во главе Русинского государственного Министерства стоит русинско-государственный министр, ответственный перед Русинским Национальным Собранием, а в общих делах – перед Государственным Собранием Венгрии».

«10. Государственные земли, рудники, шахты и леса в Русинской Державе находятся во власти законных представителей Русинской политической нации, как организованной политикоправовой единицы».

Чтобы приступить к подготовке соответствующей реформы на русинской национальной территории, правительство Венгрии назначило адвоката из Рахова А.Штефана губернатором Русинской крайины (державы). Для подготовки чиновников из числа русинов в Будапештском университете открыли соответствующую кафедру с русинским языком обучения. В то же время, по инициативе вышеназванных делегатов от гуцульского региона, 18 декабря 1918 года в городе Мараморош состоялся сход горожан с участием делегатов из Ясиня во главе с С.Клочураком, председателем ГНР. В нем приняли участие адвокаты А.Штефан и М.Бращайко из Рахова, адвокат М.Андрашко из Вильховец и нотарь (управитель в крупном селе) Е.Пуза из Ясиня. С.Клочурак требовал поставить на голосование вопрос присоединения не только региона гуцулов, но и всей территории русинов Венгрии к ЗУНР. В протоколе этого собрания записано, что выступавшие возражали делегатам-гуцулам и констатировали, что в Мараморошском комитате проживают не только гуцулы, но и русины, румыны, евреи и даже немцы (швабы). Поскольку большинство из них по национальности русины, то «только русины имеют право», т.е. право принимать решение. Действительно, по переписи населения 1921 года в комитате (округе) Мараморош проживало 116.434 человека. Из них по национальностям: русинов – 73.213, евреев – 20.427, румын – 10.870, венгров – 7.912, австрийцев – 3.050 и других, (в том числе гуцулов, осознающих себя украинцами по национальности) – 1.333 человека.

Таким образом, состоявшийся 18 декабря сход жителей города Мараморош фактически являлся собранием русинов города Марамороша, на котором было принято решение, сводившееся к следующему: провести 21 января 1919 года Всерусинский съезд в городе Хуст; всем русинским населённым пунктам Венгрии предлагалось делегировать на этот съезд по одному человеку от одной тысячи жителей; если в населённом пункте насчитывается менее одной тысячи жителей-русинов – делегируется один человек;

съезду русинов предстоит принять решение о том, к какому государству и на каких условиях присоединяться.

Для организации и проведения Всерусинского съезда русинов Венгрии Мараморошское собрание русинов избрало Русинскую Народную Раду во главе с Михаилом Бращайко (Байором). Его заместителем избрали А.Штефана. В состав правления Русинской Народной Рады были избраны: И.Гощук, М.Андрашко и О.Грабарь (все трое из города Мараморош); В.Климпуш, С.Клочурак и Е.Пуза (все трое из Ясиня); В.Келеман (из села Иза); С.Тиводар (из Рахова) и П.Долинай (из села Реметы). Все члены правления Русинской Народной Рады приняли присягу: «Я… клянусь единому, живому и всемогущему Богу, что права русинського народа справедливо защищать, народ представлять и желания его выполнять буду. Так ми Боже помогай»*.

Как собрание русинов в Будапеште, так и собрание в Марамороше показало, что руководство Гуцульской Народной Рады не сможет склонить русинов Венгрии присоединиться к ЗУНР. Поэтому правление ГНР решило самостоятельно добиваться присоединения гуцульского региона Венгрии к ЗУНР, для чего В.Климпуша, С.Клочурака, Е.Пузу «командировали» в Коломыю. Заручившись там поддержкой местных гуцулов, они поехали в город Станислав, где в то время находилось правительство ЗУНР. Они не знали, что в ноябре 1918 года правительство ЗУНР в Будапеште заключило с Венгрией договор о закупке оружия и амуниции для армии ЗУНР, а потому глава правительства ЗУНР С.Голубович отказал ходокам ГНР в присоединении венгерской Гуцулыцины к ЗУНР. О результатах переговоров ходоков ГНР с правительством ЗУНР С.Клочурак в мемуарах «К свободе» написал: «…премьер-министр ЗУНР С.Голубович нам сказал: «Правительство Западной Украины получает оружие в Австрии, которое перевозится через Венгрию, а также покупает там (в Венгрии – авт.) значительное количество оружия, и потому не может сделать ничего такого, что бы поставило Венгрию в ряды врагов ЗУНР. Поэтому наши надежды на быструю и значительную помощь из Галичины развеялись».

Чтобы противодействовать инициативе гуцулов Мараморощины по присоединению Подкарпатской Руси к ЗУНР, «Ужгородская Народная Рада Рутенов Венгрии» направила в Будапешт делегацию из числа греко-католических священников: Августин Волошин (глава), Иреней Контратович и П. Легеза. В работе «Як мы основали першоє Подкарпаторуськоє акціонернеє товариство» А.Волошин по этому поводу впоследствии написал, что делегации предстояло «требовать от главы правительства Венгрии М.Каройи, чтобы лично он, М.Каройи, добился автономии для русинов непосредственно на международной конференции в Париже». Однако М.Каройи не принял делегацию А.Волошина, а министр по делам русинов О.Сабов сказал ей, что Венгрия даже не имеет связи с Парижской мирной конференцией, так как ее интересы на конференции представляет Австро-Венгрия. Убедившись в том, что Парижская мирная конференция непременно удовлетворит просьбу русинов-эмигрантов США и примет решение о присоединении Подкарпатской Руси к Чехословакии, А.Волошин и возглавляемые им делегаты «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии» 1 января 1919 года «просто пошли до д-ра Милана Годжи, будапештского посла Чехословацкой Республики, и через него просили, чтобы территорию Подкарпатской Руси оккупировало чехословацкое войско Антанты», – написал в упомянутой работе А.Волошин. Следовательно, А.Волошин самовольно от имени всех русинов Венгрии просил М.Годжу силовым методом присоединить Подкарпатскую Русь к Чехо-Словакии.

3 января 1919 года в городе Станислав проходила торжественная сессия парламента ЗУНР с участием правительственной делегации Украинской Народной Республики, которую уже возглавлял В.Винниченко. Сессия обсуждала проект договора о присоединении ЗУНР к УНР. Член парламента ЗУНР и участник этой сессии П.Шекерик-Доникив в посвященной этому событию книге «Свято злуки Українських земель» написал следующее. Президент ЗУНР Е.Петрушевич зачитал проект договора. Затем от имени делегации УНР выступил Трохименко. В перерыве к Е.Петрушевичу подошли «хорунжий Степан Клочурак из Ясиня и крестьянин Иван Климпуш, одетые в униформу сечевых стрельцов. Они приветствовали объединенную Украину и одновременно просили о помощи, чтобы на Карпатах лелеяли украинские флаги, чтобы навечно сгинула венгерская неволя». Затем они попросили Е.Петрушевпча принять их по важному делу.

После единогласного утверждения договора о присоединении ЗУНР к УНР сессия парламента ЗУНР утвердила состав делегации для поездки в Киев на торжественную церемонию подписания этого договора правительством УНР. Делегацию возглавил заместитель председателя парламента ЗУНР Л.Бачинский, адвокат по профессии. В состав делегации из 65 членов вошли: С.Голубович (глава правительства ЗУНР), министры ЗУНР Л.Цегельский, Д.Витовский, С.Левицкий, С.Витвицкий и другие, ниже рангом. Однако ни один делегат от венгерских русинов или гуцулов Мараморощины в эту делегацию не был включен, так как Подкарпатская Русь не входила в состав ЗУНР.

С.Клочурак, Е.Пуза и И.Климпуш на аудиенции убедили Е.Петрушевича в том, что не только гуцулы, но якобы и русины Подкарпатской Руси давно готовы с оружием в руках выступить против Венгрии. Поэтому гуцулы и русины ждут военной поддержки со стороны ЗУНР. Обманутый ими, Е.Петрушевич дал соответствующие указания Д.Витовскому, военному министру ЗУНР, который быстро нашел общий язык и взаимопонимание с С.Клочураком и Е.Пузой, тоже бывшими офицерами австрийской армии. Даже предложил Е.Пузе должность командующего авиацией армии ЗУНР. Став командующим всеми тремя самолетами армии ЗУНР, Е.Пуза одновременно стал представителем Гуцульской Народной Рады при правительстве ЗУНР. После согласования плана военной помощи С.Клочурак и И.Климпуш 4 января вернулись в Ясиня. Собрав правление ГНР и милицию, С.Клочурак проинформировал их о результатах поездки в Станислав, а милиции отдал приказ быть наготове с оружием в руках взять власть в селе Ясиня в свои руки.

В ночь с 7 на 8 января 1919 года поездом из Коломыи в Ясиня выехали (якобы колядовать к родственникам) переодетые в гражданскую одежду 43 бойца УГА. Их сопровождали члены правления ГНР Василий Климиуш и Дмитрий Нимчук. В первом часу ночи поезд прибыл на пограничную станцию Лазещина-Зимир, где бойцов УГА ожидал М.Сабатюк, отставной лейтенант австрийской армии. Как только поезд остановился, М.Сабатюк напал на одного из двух венгерских пограничников, направившихся для проверки пассажиров прибывшего поезда, а бойцы УГА напали и убили второго пограничника, местного русина по национальности. Через полчаса этот поезд из Яремче прибыл на станцию Ясиня. Приехавшие в нем бойцы УГА при поддержке местной милиции напали на спящих в казармах бойцов немногочисленного венгерского гарнизона. В результате было убито 11 и ранено 8 венгерских солдат, хотя никто из них не пытался оказывать сопротивление.

8 января из Коломыи в Ясиня прибыло подкрепление УГА. По их инициативе в Ясиня состоялся митинг, на котором была провозглашена «Гуцульская Народная Республика в Ясиня» (сокращенно – ГНРЯ). Для содержания прибывших из Коломыи бойцов УГА были необходимы продукты питания, а продуктовые магазины принадлежали евреям, которые отказывались отдавать их бесплатно. Начальник милиции С.Клочурак отдал приказ отнимать продукты силой. Угрожая евреям расправой, стреляя по окнам магазинов и домов евреев, милиционеры превратились в грабителей. После того как милиционеры застрелили владельца магазина Х.Розенталя, евреи стали спешно покидать «Гуцульскую Народную Республику в Ясиня», оставляя при этом на произвол судьбы свои дома и имущество, которыми сразу воспользовалась власть ГНРЯ и ее милиция.

Убедившись в бездействии венгерских властей, «махнувших» рукой на «уплывающую» от них в Чехо-Словакию Подкарпатскую Русь, Д.Витовский 12 января 1919 года направил в Ясиня отряд УГА под командованием сотника Николая Саевича, состоявший из 80-ти бойцов УГА. Командирам этого отряда предстояло обучить гуцулов военному делу и возглавить сформированные из них воинские подразделения. В их числе хорунжие Н.Перча и Билецкий, поручик Степан Глушко, а также младшие офицеры Гафтенюк, Посацкий, Семенюк и Ковч.

Из добровольно прошедших ускоренную военную подготовку гуцулов ГНРЯ были сформированы военные отряды, которые 12 января 1919 года совместно с бойцами УГА отправились «освобождать» гуцульские населенные пункты Мараморошчины. 14 января они «освободили» Рахов (ныне райцентр), в котором не было венгерских солдат, а единственный жандарм сбежал в Мараморош. Н.Перча со своим подразделением УГА и небольшим отрядом бойцов-добровольцев из числа местных гуцулов остался в Рахове для установления там власти ЗУНР. Ему помогали местные переселенцы из Галичины, особенно отличился при этом Петро Попенко. Окрыленные успехом бойцы УГА и местные гуцулы на следующий день «освободили» село Требушаны и дошли до села Бычков, где и заночевали. Утром они пошли в поход на Мараморош и сходу его «взяли», так как венгерский гарнизон из 30 солдат не желал проливать кров за русинскую землю и сдался без боя. Комендантом Марамороша был назначен Д.Нимчук.

Нежелание Будапешта защищать Подкарпатскую Русь подтолкнуло Д.Витовского направить в Подкарпатскую Русь еще два отряда УГА для ее «присоединения» к ЗУНР. Один наступал в направлении Лавочное – Свалява – Мукачево, а второй – в направлении Ужок – Ужгород. Однако после недельного похода этим отрядам пришлось «возвращаться в город Стрый. Причиной такого быстрого возвращения было то, что местное население русинов отрицательно отнеслось к украинским войскам», -утверждал Д.Витовский, о чем С.Клочурак написал в воспоминаниях «К свободе». Фактически отряды УГА возвратились в Галичину потому, что занимались в Подкарпатской Руси откровенными грабежами. Львовская газета «Діло» по этому поводу писала, что “везде на Венгерской Руси в жупах начали созываться собрания, на которых нападают на украинцев, ругают Петрушевича и открыто требуют русинских школ, носят трёхцветные русинские бантики, а сине-жёлтые срывают и топчут».

Отряды УГА занимались грабежем и в Марамороше, в котором проживало немало румын. Последние обратились за помощью к соседней Румынии, которая направила в Мараморош свои войска. Они окружили «освободителей» и предложили им сдаться. Большинство из тех, кто пытался выскользнуть из окружения, были убиты. Сдавшихся в плен отправили в тюрьмы Румынии как разбойников. Преследуя вырвавшуюся из окружения небольшую группу бойцов УГА и местных гуцулов, румынские войска одновременно освобождали «освобожденные» бойцами УГА сёла Венгрии, населенные гуцулами и русинами. Затем пошли на Коломыю и Черновцы и овладели ими. С тех пор город Мараморош, а также прилегающие к нему 15 русинских сёл по левому берегу Тисы по сей день остаются в составе Румынии. Поскольку милиция ГНР совершала грабежи, то румынские детективы стали искать С.Клочурака и его милиционеров. Только 11 июня 1919 года его поймали и отправили в тюрьму, где уже находились многие плененные бойцы УГА и гуцулы Мараморосчины, ранее попавшие в плен или арестованные за грабежи и разбои. В их числе – члены руководства Гуцульской «республики» С.Клочурак (старший) и И.Климпуш.

На авантюру ЗУНР по присоединению к ней Подкарпатской Руси отреагировали «Народная Рада Прешовской Руси» и «Лемко-Русинская Руська Рада» польской Галичины. Они приняли Меморандум об объединении и присоединении лемко-русинов Галичины к Чехо-Словакии, который передали на рассмотрение Парижской мирной конференции. Отреагировала и Антанта, войска которой (31-й чехословацкий полк под командованием итальянского полковника Чаффи) 12 января 1919 года заняли Ужгород. Уже 15 января 23-я чехословацкая армейская бригада под командованием итальянского генерала Э.Энока заняла всю территорию венгерских русинов на правобережье реки Уж. Таким образом, чехословацкие войска, как воинские подразделения Антанты, частично заняли территорию Подкарпатской Руси, не входившую в Словацкий дистрикт.

16 января 1919 года в Париже начала работу Мирная конференция глав правительств стран-победительниц в Первой мировой войне по подведению ее итогов. Она, с перерывами, заседала до 21 января 1920 года. На эту конференцию из США приехал Г.Жаткович. 13 февраля 1919 года он познакомился там с А.Бескидом, который в составе делегации Чехо-Словакии представлял на этой конференции интересы русинов Прешовской Руси. Г.Жаткович узнал от А.Бескида о проблемах, возникших на пути объединения русинов Венгрии. Г.Жаткович и А.Бескид еще в Париже, в январе 1919 года, пришли к следующему выводу. Присоединение русинов Прешовской Руси к Чехо-Словакии на правах административно-территориальной единицы Словакии только ускорит их ассимиляцию в словаков. К тому же это уменьшает шансы русинов

Подкарпатской Руси на их присоединение к Чехо-Словакии на правах автономного штата (штат – от английского, чешского и словацкого – государство). Поэтому необходимо объединить русинов Подкарпатской и Прешовской Руси в одну представительную организацию и через нее добиваться присоединения всей русинской национальной территории к Чехо-Словакии на правах автономного государства (штата). Для этого необходимо создать Русинскую комиссию в составе делегации Чехо-Словакии, которая бы и представляла на Парижской мирной конференции интересы русинской нации, уже имеющей автономную республику в составе Венгрии.

Поскольку лемко-русины уже на протяжении трех лет входили в состав суверенной Польши, то ставить вопрос об их присоединении к Чехо-Словакии только усложнило бы решение проблемы русинов Венгрии. Этими выводами Г.Жаткович поделился с главой правительственной делегацией Чехо-Словакии К.Крамаржем и попросил у него поддержки. Поэтому президент Чехо-Словакии Т.Масарик направил в Ужгород капитанов чехословацкой армии Ф.Писецкого и Ваху для проведения переговоров по этому вопросу с руководством русинских национальных организаций.

В связи с вышеизложенным на назначенный в Хусте на 21 января 1919 года Всерусинский съезд не прибыли как делегаты от Прешовской Руси, так и делегаты от Ужгородской и Берегской жуп Подкарпатской Руси. От Прешовской Руси на этот съезд в Хуст приехал только ранее упоминавшийся священник Э.Невицкий. Он сообщил, что русины Прешовской Руси и лемко-русины Польши приняли решение о присоединении к Чехо-Словакии. По поручению А.Волошина на Хустский съезд прибыли всего пять представителей, проживавших в Ужгороде и являвшихся членами правления «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии». Их возглавлял Августин Штефан, директор интерната и одновременно преподаватель Ужгородской учительской семинарии для девочек-русинок, где А.Волошин являлся директором. В состав данной делегации вошли И.Бокшай, Ю.Гаджега, В.Желтвай и М.Григаши.

Священник Ю.Гаджега преподавал в Ужгородской духовной семинарии, готовившей из русинов священников для русинских церквей. В.Желвай был директором Ужгородской учительской семинарии для юношей. От Берегской жупы на русинский съезд в Хусте прибыли только несколько делегатов, от Свалявской региональной Русинской Народной Рады прибыло всего два во главе с ее председателем М.Комарницким. Чтобы проинформировать участников съезда о том, что Свалявская Народная Рада Русинов уже приняла решение о присоединении к Чехо-Словакии и обратилась в связи с этим к послу Чехо-Словакии в Будапеште М.Годже об ускорении этого присоединения.

Таким образом, не выдерживает критики утверждение украинских псевдоисториков о том, что 21 января 1919 года в Хустском съезде якобы участвовали делегаты от всех русинских населенных пунктов и единогласно голосовали за присоединение к Соборной Украине. Хотя им известно, что Соборной Украины на 21 января просто не существовало, она была провозглашена только 22 января 1919 года.

На Хустском съезде русинов присутствовал представитель правительства Венгрии по имени Дан, а также представители местных органов власти Венгрии. Об этом съезде писалось в местных и центральных газетах. Поэтому принятые на съезде решения не были тайной для Будапешта. Уже было сказано, что русинов вешали, сажали в тюрьмы и отправляли в концлагеря только за общение с бойцами русской армии. Псевдоисторики не задумались, почему органы власти Венгрии никого из числа делегатов Хустского съезда не привлекли к ответственности за принятое решение, якобы направленное на нарушение целостности территории и суверенитета Венгрии, т.е. к ответственности за измену Родине.

Украинские псевдоисторики не хотят принимать во внимание и тот факт, что Прешовскую Русь полностью, а Подкарпатскую Русь частично (до реки Уж) еще 15 января 1918 года оккупировали чехословацкие войска Антанты. В свою очередь румынские войска Антанты оккупировали русинский округ Мараморош до Берегова. Поэтому на Хустский съезд прибыли делегаты только от не оккупированной части Подкарпатской Руси. Чтобы не срывать открытие съезда, адвокаты А.Штефан, Ю.Бращайко, И.Гощук, М.Андрашко нашли такой выход из непредвиденной ситуации. Они предложили делегатам от «урезанной» Мараморошской жупы принять на Хустском съезде решение о создании общей для Мараморошской жупы Центральной Русинской Народной Рады. Против такого названия выступили делегаты от гуцульского региона, придерживавшиеся украинской ориентации. Поэтому съезд принял компромиссное решение – обойтись без слов «русинская» и «украинская», назвав Мараморошскую Народную Раду «Хустская Центральная Народная Рада» (сокращенно – ХЦНР).

Состоявшийся 21 января 1919 года в Хусте съезд русинов Венгрии открыл Ю.Бращайко, председатель созданной 2.11.1918 г. «Хустской Народной Рады Русинов», адвокат из Хуста. Председателем правления ХЦНР был избран Михаил Бращайко, родной брат Ю.Бращайко, адвокат из Рахова. Затем Хустский съезд своим решением предоставил правлению ХЦНР «полномочия представлять венгерских Русинов всегда и везде, где это будет необходимо, перед всеми народами, и сделать всё, что ежечасно будет необходимо в интересах русинского народа». Это витиеватое даже с точки зрения юриспруденции решение ХЦНР псевдоисторики комментируют каждый по-своему. Однако сходятся в одном: состоявшийся 21 января 1919 года Всерусинский съезд в Хусте якобы единогласно и однозначно принял решение о присоединении не только Подкарпатской Руси, но и Прешовской Руси к Соборной Украине. Хотя (повторимся) Соборной Украины на 21 января 1919 года еще не существовало.

Нетрудно понять, что поскольку в решении Хустского съезда не сказано о выходе русинов из состава Венгрии, то в нем ничего не сказано и об их присоединении к какой-либо державе. Однако однозначно сказано, что съезд поручает правлению Хустской Центральной Народной Рады представлять интересы русинов (Мараморошской жупы) «всегда и везде, где это будет необходимо, перед всеми народами, и сделать всё, что ежечасно будет необходимо в интересах русинского народа».

На следующий день, 22 января 1919 года, Директория (правительство Украины) приняла Универсал о присоединение ЗУНР к Надднепровской Украине на условиях, изложенных в Фастовском предварительном договоре от 1 декабря 1918 года. В 12 часов 22 января 1919 года, перед собравшимся на Софиевской площади Киева народом и иностранными дипломатами, вначале Л.Цегелский от имени ЗУНР зачитал Грамоту о единогласном решении парламента ЗУНР воссоединить ЗУНР с Надднепровской Украиной. Затем священник П.Корсунский зачитал Универсал Директории об объединении Западноукраинской Народной Республики с Украинской Народной Республикой, в котором сказано: «Отныне воедино сливаются столетиями оторванные одна от другой единой Украины, Западноукраинская Народная Республика и Поднепровская Великая Украина (…) Сбылись вековечные мечты, которыми жили и за которые умирали лучшие сыновья Украины. Отныне есть единая независимая Украинская народная Республика. Отныне украинский народ, освобожденный могущественным порывом своих собственных сил, имеет теперь возможность объединить всю борьбу своих сыновей для образования неделимой и независимой Украинской державы на добро и счастье рабочего народа».

Следовательно, ни в Грамоте ЗУНР, ни в Универсале Директории не сказано, что территория ЗУНР включает в себя национальную территорию русинов Венгрии. В подписанном 1 декабря 1918 года в Фастове договоре УНР и ЗУНР было сказано, что территорию ЗУНР определит созданная УНР и ЗУНР комиссия. Однако она так и не была создана, а поэтому территория ЗУНР так и не была правомочным на то органом определена. Кроме того, 25 декабря 1918 года территории русинов с названием Подкарпатская Русь уже была Русинской автономной державой республиканского типа в составе Венгрии, и никто не имел права, кроме её народа, по своему усмотрению включать ее в состав ЗУНР, УНР, Румынию или Чехо-Словакию. Вторая часть русинской национальной территории с названием Прешовская Русь по волеизъявлению ее населения должна была по решению Парижской мирной конференции войти в состав суверенной Чехо-Словакии. Кроме того, ни одна из этих двух частей русинской национальной территории никогда не входила в состав Киевской Руси, а поэтому никогда и не отрывалась от Украины.

Поэтому украинские псевдоисторики, цитируя зачитанный перед народом и иностранными дипломатами Универсал о присоединении ЗУНР к Украине, ныне «вкрапливают» в этот юридический, политический и исторический документ собственные суждения о нем, что категорически недопустимо. Они, каждый по-своему, после слов «Западноукраинская Народная Республика» в скобках перечисляют ее регионы, зачисляя в них регион венгерских русинов. В одном случае они упоминают эти регионы так: «Галичина, Буковина и Ужгородская Русь»); в другом -«Галичина, Буковина и Закарпатье»; в третьем – «Галичина, Буковина и Закарпатская Украина». Хотя история названий «Ужгородская Русь», а до 1944 года названий «Закарпатская Украина» и «Закарпатье» вообще не знала.

Псевдоисторики не подумали о том, что своими вставками в Универсал они сами опровергают свои утверждения о том, что 21 января 1919 года на Ху стеком съезде русинов якобы было принято решение о присоединении Подкарпатской Руси к Украине. Хотя известно, что даже наличие такого решения недостаточно для того, чтобы русинскую национальную территорию суверенной Венгрии уже на следующий день, 22 января, включить в состав Соборной Украины. Напомним, для присоединения Прешовской Руси к Чехо-Словакии этот вопрос был вынесен на рассмотрение Парижской мирной конференции. Для присоединения ЗУНР к Поднепрянской Украине вначале был составлен предварительный договор об условиях присоединения ЗУНР. Затем парламент ЗУНР принял Грамоту (закон) об этом присоединении, а Директория (правительство) Украины приняла Универсал (закон) о присоединении ЗУНР. Ничего подобного по вопросу присоединения русинской национальной территории Венгрии с названием Подкарпатская Русь не было.

Чтобы взять в Подкарпатской Руси инициативу, премьер-министр Венгрии М.Каройи 9 февраля 1919 года создал Русинский Совет – временный орган местного самоуправления во главе с юристом О.Сабовым, а адвокат из Рахова А.Штефан стал его заместителем. В состав этого совета вошло 42 представителя от всех русинских организаций. Им и предстояло организовать и 4 марта 1919 года провести выборы 36 членов парламента Русинской автономной державы. В связи с этим, а также с учетом вышеупомянутого ходатайства Г.Жатковича и А.Бескида, президент Чехо-Словакии Т.Масарик направил в Ужгород на переговоры с лидерами русинов Подкарпатской Руси капитанов чехословацкой армии Ф.Писецкого и Ваху. 13 февраля 1919 года они прибыли в Ужгород и провели с А.Волошиным соответствующие переговоры. Затем А.Волошин в тот же день организовал им встречу с правлением «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии». Договорились о том, что русинам следует принять активное участие в назначенных на 04 марта 1919 года выборах в парламент автономной Русинской державы, чтобы избрать таких депутатов, которые бы не колеблясь приняли решение о выходе Подкарпатской Руси из Венгрии и её присоединении к Чехо-Словакии.

На выборах депутатов парламента Русинской автономной державы активно участвовала и Хустская Центральная Народная Рада, а члены ее правления были избраны депутатами. В их числе: братья Михаил и Юлий Бращайко, А.Штефан, И.Гощук, М.Андрашко и др. От других трех русинских жуп Подкарпатской Руси депутатами парламента Русинской автономной державы были избраны известные общественные деятели русинской национальности: Э.Бачинский, Ю.Беца, Д.Булеца, М.Демко, В.Желтвай, Й.Каминский Е.Медвецкий, Э.Рошкович и другие, всего 36 депутатов русинской национальности.

Однако 21 марта 1919 года к власти в Венгрии пришли интернационалисты-коммунисты во главе с Б.Куном и Русинская автономная республика была переименована в «Автономную Русинскую Советскую Республику». Главой ее правительства под названием «Русский Народный Комиссариат» был назначен адвокат А.Штефан из Рахова, а на 6-7 апреля были назначены новые выборы депутатов в парламент под названием «Совет Русской Крайины» т.е. державы.

В результате в автономной русинской республике «Русинская крайина» Будапештом было образовано двоевластие, из которого лидеры русинов вышли следующим образом. 17 апреля 1919 года в Мукачеве собрались депутаты, избранные в парламент соответственно 4 марта и 6-7 апреля. Они успели утвердить Конституцию Русинской крайины, а также принять закон о том, что русинский язык является вторым языком в делопроизводстве и языком преподавания в русинских школах. После чего русинский парламент был разогнан местными венгерскими интернационалистами, не признававшими право сохранить автономию в составе Венгрии. А.Штефан пытался организовать им противостояние, однако неудачно, и ему пришлось спешно эмигрировать в Польшу.

Тем временем министр иностранных дел Чехо-Словакии Э.Бенеш, как заместитель главы делегации Чехо-Словакии на Парижской мирной конференции, 5 февраля 1919 года доложил Высокому Совету (главам правительств великих держав) Парижской мирной конференции Меморандум правительства Чехо-Словакии. В нем было указано, на каких условиях Чехо-Словакия соглашается на присоединение к ней Подкарпатской Руси. Затем, 10 марта 1919 года, в Ужгород прибыли А.Бескид и Г.Жаткович и 15 марта приняли участие в собрании членов «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии». На собрании были намечены мероприятия по объединению Подкарпатской и Прешовской Руси, А.Волошин был избран председателем правления «Ужгородской Народной Рады Рутенов Венгрии», переименованной в «Ужгородскую Русинскую Народную Раду». Однако интернационалисты-коммунисты во главе с Б.Куном ликвидировали Русинскую автономную державу, а диктатура и террор правительства Б.Куна парализовали деятельность Русинских Народных Рад, то этот процес приостановился.

Узнав о том, что проблема лемко-русинов польской Галичины не будет рассматриваться на Парижской мирной конференции, лидеры лемко-русинов 12 марта 1919 года провели в селе Флёринке 2-й Общелемковский съезд. На съезде была провозглашена Руськая (читай «русинская») Республика, а Я.Карчмарик был избран её президентом. Министром внутренних дел избрали Д.Хиля, министром иностранных дел – В.Курило, а министром сельского хозяйства – М.Громосяка. Все трое – греко-католические священники. Поначалу Польша поддерживала лемко-русинов, предполагая, что лемко-русины поддержат Польшу в борьбе против ЗУНР. Ибо русины Галичины недружелюбно настроены по отношению к местным украинцам из-за их бесцеремонных домогательств, направленных на то, чтобы русины осознали себя украинцами по национальности. Однако русины Лемковщины не поддержали ни Польшу в борьбе с ЗУНР, ни ЗУНР в борьбе с Польшей.

Чтобы прекратить гражданскую войну в Польше, Парижская мирная конференция в феврале 1919 года направила на переговоры с правительством ЗУНР делегацию во главе с французским генералом Бартельми с предложением прекратить войну против Польши, однако правительство ЗУНР отвергло это предложение. К этому времени Франция сформировала из числа польских эмигрантов и военнопленных поляков, воевавших в составе немецкой армии, 80-тысячный польский армейский корпус под командованием генерала И.Галлера в составе французской армии. Парижская мирная конференция в апреле 1919 года приняла решение направить этот корпус в распоряжение Ю.Пилсудского, главы правительства Польши, и уполномочила Польшу очистить свою территорию от УГА. Поэтому Польша усилила боевые действия против Западноукраинской Народной Республики и арестовала членов правительства Лемко-Русинской Республики.

Тем временем парламент автономной Западной области Соборной Украины продолжал принимать законы, касающиеся только ее граждан, чтобы узаконить свою автономность в составе Соборной Украины. Так, 21 января 1919 года был принят закон «Об организации судебной системы и судопроизводства»; 13 февраля – закон «Об основах школьного дела»; 15 февраля – закон «О языке», по которому украинский язык становился государственным языком делопроизводства во всех государственных учреждениях, предприятиях и общественных организациях Западной области Украины; 10 марта – закон об амнистии и освобождении из мест лишения свободы лиц, которые были осуждены судами Австрии, и прекращении следствия по всем уголовным делам, возбужденным до 1 ноября 1918 года; 15 марта – закон о жандармерии; 8 апреля – закон «О гражданстве в Западной области УНР»; 14 апреля – закон о выборах и земельной реформе; 18 апреля – закон «О праве гражданства Западной области УНР и правовом статусе чужестранцев» и другие. Ни один из этих законов не касался жителей автономной Русинской державы, остававшихся гражданами Венгрии.

По приглашению А.Волошина, 17 апреля 1919 года в Ужгород приехали Г.Жаткович и А.Бескид, чтобы на совещании представителей правления «Ужгородской Русинской Народной Рады», «Прешовской Русинской Народной Рады» и «Хустской Центральной Народной Рады» рассказать о возможных путях решения проблемы русинов. На этом совещании было принято решение об объединении Прешовской, Ужгородской и Хустской народных рад в единую Центральную Русинскую Народную Раду. Для организации и осуществления этого объединения они создали постоянно действующий Координационный Центр, а также «Руськый клуб» («руськый» следует читать «русинский»), которые возглавил Августин Волошин, будущий премьер-министр автономной республики Подкарпатская Русь. Узнав об этих событиях, коммунистическое правительство Б.Куна 18 апреля приняло решение о ликвидации Русинской автономной державы. Но это решение не имело последствий, так как войска Румынии 28 апреля заняли вторую половину территории Подкарпатской Руси, включая Мукачево и Берегово. А в конце апреля и тоталитарный режим интернационалиста Б.Куна канул в Лету.

Под председательством Августина Волошина 8 мая 1919 года в Ужгороде состоялось совместное заседание всех членов правления Ужгородской и Прешовской Русинских Народных Рад, а также Хустской Центральной Народной Рады русинов Мараморосчины. Они единогласно приняли решение об объединении в Центральную Русинскую Народную Раду (сокращённо –ЦРНР). Утвердив Устав ЦРНР, они избрали правление ЦРНР в количестве 30 человек (по 10 от каждого из трех русинских регионов), а также постоянно действующие ее комиссии. Председателем правления ЦРНР избрали А.Бескида – председателя Прешовской Народной Рады Русинов, а его заместителями А.Волошина – председателя Ужгородской Народной Рады Русинов и М.Бращайко – председателя Хустской Центральной Народной Рады, а также Гиядора Стрипского, представлявшего и защищавшего интересы русинов в Будапеште. Секретарем ЦРНР был избран Андрей Гагатко – от лемко-русинов польской Галичины, а контролером – Степан Клочурак из Ясиня, член правления ХЦНР. Обсудив сложившуюся ситуацию, все члены правления ЦРНР единогласно проголосовали за резолюцию о присоединении русинской национальной территории Венгрии к Чехо-Словакии на правах автономного штата (государства, державы).

В этой резолюции ЦРНР было сказано: «Русины создают в рамках Чехо-Словацкой Республики независимую Державу … Подкарпаторусинская Держава является независимой державой во всех ее автономных и внутренних делах». Принятие этого решения полностью соответствовало решению состоявшегося 21 января 1919 года Хустского съезда, уполномочившего правление ХЦНР «делать всё, что ежечасно будет необходимо в интересах русинского народа». Этот час настал и Хустская Центральная Народная Рада, в интересах русинского народа комитата Мараморош, единогласно проголосовала за присоединение русинской территории Венгрии к Чехо-Словакии.

ЦРНР уполномочила А. Вески да и Г.Жатковича представлять на Парижской мирной конференции интересы всех русинов Венгрии и поручила Комиссии по разработке условий присоединения русинов Венгрии к Чехо-Словацкой республике подготовить на утверждение ЦРНР соответствующую резолюцию. Эту комиссию возглавил член правления ХЦНР И.Гощук, а в ее состав от ХЦНР вошли Ю.Бращайко, А.Штефан, М.Андрашко и И.Гаджега, все адвокаты по профессии. Представленный этой комиссией проект резолюции ЦРНР 15 мая 1919 года единогласно утвердила. Первым ее пунктом предусматривалось: «Русины создают в границах Чехо-Словацкой Республики самостоятельную Державу». Права русинской державы в составе Чехо-Словакии оговаривались в 4-м пункте этой резолюции: «Подкарпаторусинская Держава является независимой державой во всех её автономных и внутренних делах».

Параллельно с этой комиссией Г. Жаткович работал над проектом Меморандума, который состоял из 14 пунктов. В этот же день, 15 мая, он был утвержден ЦРНР. В его 4-м пункте сказано, что «во всех внутренних делах русинская Держава должна быть полностью независимой» подобно державам (штатам) Америки. В этот же день ЦРНР утвердила Г.Жатковича полномочным Министром Русинской Державы для ведения переговоров на Парижской мирной конференции, а также состав русинской делегации (112 человек) для поездки в Прагу для переговоров о присоединении Подкарпатской Руси к Чехо-Словакии. Делегацию возглавил Августин Волошин. Стихотворение А.Духновича «Подкарпатские русины» утвердили в качестве Гимна Подкарпатской Руси, и он для русинов является гимном по сей день.

23 мая 1919 года возглавляемая А.Волошиным делегация ЦРНР была принята Президентом Чехо-Словакии Т.Масариком, который пообещал удовлетворить просьбу ЦРНР о присоединении Подкарпатской Руси к Чехо-Словакии на правах автономной республики. После этого Г.Жаткович и А.Бескид поспешили в Париж с соответствующими документами о присоединении к Чехо-Словакии Прешовской и Подкарпатской Руси. Однако решения Центральной Русинской Народной Рады оказались несколько запоздалыми. Комиссия по делам Чехо-Словакии 17 мая 1919 года уже заслушала доклад Э.Бенеша о проблеме русинов. После переговоров с Г.Жатковичем и А.Бескидом, Э.Бенеш представил этой комиссии Меморандум о том, на каких условиях Чехо-Словакия согласна присоединить Подкарпатскую Русь. Он называется так: «Меморандум о правовом положении территории южнокарпатских русинов, которая является составной частью Чехо-Словацкой державы». Приведем его текст полностью по причине, о которой будет сказано ниже:

«Чтобы предоставить территории южнокарпатских Русинов специальный правовой Устав и чтобы поощрить желание Чехо-Словацкой Республики установить там справедливую власть, Чехо-Словацкая Республика, имеющая общегосударственный парламент и центральную администрацию, желает предоставить южнокарпатским Русинам широчайшую автономию. Чтобы эту автономию гарантировать, Чехо-Словацкая Республика согласна заключить специальные условия с Великими Державами в этом деле.

Основные принципы этой автономии следующие:

1. Держава южнокарпатских Русинов в ее полноте, как определена границами, что ее установят Великие Державы, будет иметь свое название, которое будет установлено согласием между Чехо-Словацкой Республикой и парламентом южнокарпатских Русинов.

2. Держава южнокарпатских Русинов будет иметь специальный Сойм (парламент – авт.). Этот Сойм будет иметь законодательную власть в делах языка, школьных и религиозных, а также во всех тех делах, которые законами Чехо-Словацкой Республики будут отнесены к компетенции Сойма, в зависимости от специальных потребностей Державы. Законы, принятые этим Соймом, должны быть ратифицированы Президентом Республики и подписаны Губернатором Державы южнокарпатских Русинов, ответственным перед Соймом.

3. Во всех иных делах Держава южнокарпатских Русинов будет принимать участие в законодательной системе Законодательного Собрания (парламента – авт.) Чехо-Словацкой Республики, в которое она будет направлять представителей, избранных в соответствии с предписаниями Конституции Чехо-Словацкой Республики. Эти посланники (депутаты – авт.) не будут иметь права голосовать по тем делам, которые по закону входят в компетенцию Сойма Державы южнокарпатских Русинов.

4. Во главе администрации Державы южнокарпатских русинов будет стоять Губернатор, назначаемый Президентом Чехо-Словацкой Республики. Этот Губернатор будет иметь наивысшую власть в делах языка, школьных и религиозных, а также в делах внутренней администрации Державы южнокарпатских русинов.

Во всех других делах наивысшую власть будут иметь Министерства Чехо-Словацкой Республики. Во всех Министерствах должны быть созданы специальные отделы по делам Державы южнокарпатских Русинов. Судопроизводство на территории южнокарпатских Русинов будет составной частью судебной системы Чехо-Словацкой Республики. Если же стороны обратятся в суд вне территории южнокарпатских русинов, их дела будет рассматривать суд на русинской территории.

5. Все служащие, вплоть до седьмой категории включительно, будут назначаться Губернатором; высшей категории служащих будет назначать Президент Чехо-Словацкой Республики по предложению Губернатора и Совета Министров Чехо-Словацкой Республики.

6. В Совете Министров Чехо-Словацкой Республики Держава южнокарпатских Русинов будет представлена Министром без портфеля, которого будет назначать Президент Чехо-Словацкой Республики из числа южнокарпатских Русинов.

Территория Государства русинов делится на края. Во главе управления краем будет стоять Префект, который представляет собой вторую инстанцию в вопросах администрации.

Апелляции края будет рассматривать компетентный Министр. Краевой Совет, устанавливаемый на помощь Префекту, будет наделен только административной компетенцией и не будет иметь законодательной силы, которая принадлежит одному центральному Законодательному Собранию».

Комиссия по делам Чехо-Словакии Парижской мирной конференции своим решением от 20 мая единогласно рекомендовала Высшему Совету принять этот Меморандум за основу правового статуса южнокарпатских Русинов в составе Чехо-Словацкой Республики. При его рассмотрении 23 мая 1919 года на Совете Министров иностранных дел стран-участниц Парижской мирной конференции Э.Бенеш сказал, что Чехо-Словакия стремится к федерализму. Однако еще преждевременно его вводить, так как отдельные группы славянских народов Австро-Венгрии находятся не на одинаковом уровне развития национальной сознательности, а поэтому не все достигли достаточного для этого культурного и экономического уровня. В том числе южнокарпатские русины, входившие в Венгерский дистрикт. Поэтому южнокарпатские русины не подготовлены к самостоятельному управлению и в течение некоторого «времени управлять их Державой придется представителям центрального Республиканского Правительства, потому что сами карпаторусины на протяжении нескольких лет не будут способными и достаточно квалифицированными, чтобы справиться с проблемами их края».

В этот же день, 23 мая 1919 года, Меморандум правительства Чехо-Словакии об условиях, на которых она согласна присоединить Подкарпатскую Русь, был единогласно утвержден в качестве проекта. В этот же день, начиная с Ужгорода, чехословацкие войска Антанты начали занимать остальную русинскую национальную территорию Венгрии в сторону Мукачева и города Берегсаз (ныне – Берегово, административного центра жупы Берег), который 27 апреля был освобожден от венгерской Красной гвардии румынскими войсками Антанты.

Высший Совет Парижской мирной конференции 4 июля 1919 года принял решение о присоединении Подкарпатской Руси к Чехо-Словакии на правах автономии, которая свойственна автономной республике. Затем, 5 июля, была закончена работа над проектом мирного договора в этой его части, а 6 августа этот проект договора был принят Высшим Советом Парижской мирной конференции. После этого осталось его подписать, что и было 10 сентября 1919 года сделано участниками Парижской мирной конференции. Поскольку этот мирный договор был подписан в городке Сен-Жермен-ан-Ле близ Парижа, то и был назван Сен-Жерменским мирным договором. Предусмотренные упомянутым Меморандумом Чехо-Словакии условия присоединения Подкарпатской Руси к Чехо-Словакии в сжатой форме были изложены в статьях 10-13 Сен-Жерменского мирного договора, а сам Меморандум стал его неотъемлемым приложением. Статьи 10 и 13 этого Сен-Жерменского мирного договора изложены так:

«10. Чехо-Словакия обязуется организовать Русинскую Территорию на юге от Карпат в границах, определенных главными Союзными и Дружественными государствами, как автономную единицу в Чехо-Словацкой державе и предоставить ей наиширочайшее самоуправление, совместимое с целостностью державы.

11. Держава Русинов на юге от Карпат будет иметь отдельный Парламент. Этот Парламент будет иметь законодательную власть во всех языковых, школьных и религиозных вопросах, в делах местной администрации и в других делах, которые законы Чехо-Словацкой Республики ему определят. Губернатор Державы русинов будет назначаться Президентом Чехо-Словацкой Республики, и он будет ответственен перед Парламентом.

12. Чехо-Словацкая Республика обязуется, что чиновников в Державе русинов будут назначать по возможности из жителей этой территории.

13. Чехо-Словакия обеспечивает Державу русинов пропорциональным представительством в парламенте Чехо-Словацкой Республики, в которой выборы депутатов проводятся на основании Конституции Чехо-Словакии. Эти депутаты не будут иметь права голосовать по тем законодательным вопросам, которые будут принадлежать Русинскому Парламенту».*

Поскольку Сен-Жерменский мирный договор был подписан 10 сентября 1919 года, а Чехо-Словакия ратифицировала его в ноябре 1919 года, то из этого следует, что не Чехо-Словакия, а мировое сообщество предоставило Подкарпатской Руси статус автономной республики. Следует отметить, что в статье 53 Сен-Жерменского мирного договора записано: «Австрия признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость Чехословацкого Государства, которое включает в себя автономную территорию Русинов к югу от Карпат». Это же продублировано в статье 48 Трианонского мирного договора, в которой записано: «Венгрия признает, как это уже сделали Союзные и Объединившиеся Державы, полную независимость Чехо-Словацкого Государства, которое включает в себя автономную территорию Русинов к югу от Карпат”*.

Сен-Жерменский мирный договор Чехо-Словакия ратифицировала в ноябре 1919 года. К этому времени завершалось обсуждение в инстанциях проекта Конституции Чехо-Словакии, которая 29 февраля 1920 года была утверждена парламентом. Поэтому предусмотренные Сен-Жермен скпм мирным договором правовые положения автономной Подкарпатской Руси были вкратце изложены в третьей статье первого раздела Конституции (по-чешски и по-словацки конституцию называют «Устав»), Основные положения этой автономии состоят из 9-ти пунктов этой статьи и изложены так:

«1. Территория Чехо-Словацкой Республики создает сплошную и неделимую целостность, границы которой могут быть изменены только путем изменения Конституции.

2. В соответствии с Договором, заключенным 10 сентября 1919 года в Сен-Жермен ан Ле между Главными Союзными державами и их сторонниками с одной стороны, и Чехо-Словацкой Республикой с другой, автономная территория Русинов, которая добровольно присоединилась к Чехо-Словацкой Республике, составляет неотъемлемую часть этого целого и получает широчайшую автономию, совместимую с целостностью Чехо-Словацкой Республики.

3. Территория Подкариатских Русинов имеет свой Сойм, который избирает свой Президиум.

4. Этот Сойм осуществляет законодательную власть в области языка, образования и религии, а также по вопросам местного самоуправления и всех иных вопросов, которые возложит на него Чехо-Словацкое Государство. Законы, принятые этим Соймом, обнародуются за подписью Губернатора, если Президент Чехо-Словацкой Республики их санкционирует и засвидетельствует своей подписью.

5. Территория Подкарпатских Русинов представляется в Народном Собрании Чехо-Словацкой Республики справедливым количеством депутатов и сенаторов в соответствии с Положением о выборах, действующим в Чехо-Словакии.

6. Возглавляет указанную территорию Губернатор, назначаемый Президентом Чехо-Словацкой Республики по предложению правительства и ответственный также перед Соймом Территории Русинов.

7. Должностные лица на территории Подкарпатских Русинов избираются, насколько это возможно, среди населения указанной территории.

8. Подробности, в частности те, что касаются права избирать и быть избранным в Сойм, регламентируются специальными Постановлениями.

9. Закон Народного Собрания, который определяет территорию Подкарпатских Русинов, является частью Конституции».

Следовательно, национальная территория русинов Венгрии присоединялась к Чехословакии как автономная единица с правами и структурой управления, свойственными автономной республике. Поскольку право устанавливать официальное название своего государства и форму его государственного правления принадлежит исключительно парламенту, то в Сен-Жерменском мирном договоре не указаны как официальное название Русинской автономной державы, так и форма ее государственного правления. Поэтому в Меморандуме Чехо-Словакии и Сен-Жерменском мирном договоре и варьируются названия «Русинская территория». «Русинская держава», а также «Русинский край» и «Подкарпатская Русь». Поскольку Сен-Жерменский мирный договор предусматривал для автономной Русинской державы свой законодательный парламент (Сойм), то автономная Русинская держава (штат) республиканского типа «вписывалась» в парламентско-президентскую Республику Чехо-Словакия. Таким образом, национальная территория южнокарпатских русинов присоединялась к Чехо-Словакии не просто как часть территории Венгрии, а как автономная республика парламентского типа. Тем более что еще до Сен-Жерменского мирного договора она уже имела статус автономной республики в составе Венгрии, которого она не была лишена.

С юридической точки зрения термин народ – это все население государства. Поскольку Подкарпатская Русь имела статус автономной державы в составе Венгрии, а затем – в составе Чехо-Словакии, то ее население является народом, а русины – титульной нацией автономной республики Подкарпатская Русь.