file_1591Прот. Димитрий Сидор. Член-кор., Международной Кирилло-Мефодиевской Академии Славянского Просвещения.

Влияние Афона на возрождение Православия и монашества в Закарпатье.

 

Влияние Афона на богослужебную славяно-русскую кирилличную   письменность в Карпатской Руси.

  Святая Афонская Гора, лежащая с древних времен, с 7 века, на границе мира греческого и славянского, наполнялась с самых древних времен выдающимися подвижниками благочестия, в том числе и из Карпатской Руси[1].

  Афон, или славяно-русский Афон это не просто некая общность иноков, вышедших из греков, а позже из жителей Карпатской Руси, а еще позже и из Великой Руси, присутствующих в Святогорской стране монахов. Афон – это уникальное самобытное, вполне сформировавшееся явление в православной цивилизации, со своей самостоятельной школой подвижничества. Благодаря существованию Афона и его влиянию мы действительно можем констатировать и о сформированном под его влиянием Карпато-Русском Афоне с его насельниками карпато-россами. Многие мощи наших подвижников почивают на Афоне, а черепа их традиционно сохраняются в монастырской Костнице с надписями имени и национальности: «Гавриил, карпато-росс», «Михаил-русин».

Можно с уверенностью сказать, что Афон – это уникальное явление, некий духовно-эталонный институт, особо благодатный фактор просвещения христианского мира, в частности и славяно-русинов, начиная с 9 века и до сегодня! Благодаря наличию у Афона мощной миссионерской традиции, развитой духовно-богословской школы, сохранения там древних документов[1], его (Афона) влияние неизгладимо запечатлелось на всем тысячелетнем духовном облике православных Карпатской Руси, просвещенных светом Евангелия во времена св. Кирилла и Мефодия, и сохраняющегося чистоту Православия до сегодня. Именно на Афоне подвизались тысячи подвижников благочестия всех наций, как и сотни духовных подвижников из Карпатской Руси. Здесь возрождались духовно наши люди, здесь принял святое Православие и будущий Духовный Будитель Карпатской Руси преп. Алексий Карпато-русский. Здесь формировалась духовно целая плеяда духовников-русинов, прошедших уникальные монастырские школы Греции, и Афона  в особенности. Дух Афона, его устав и традиции, стали обитать и в других монастырях Святой Руси, где наши местные юноши и девушки воспитывались в афонских традициях, например, в Грушевском, а в 20 веке, трудном для карпато-россов, и в монастыре Яблочинском (близ Перемышля).

Афон, в случае, если патриарх Константинопольский «переходит черту», перестаёт упоминать его имя и этим удивительно благотворно влияет и на его решения.

Наконец, Афон настолько влиятелен на судьбы Православия и мира в целом, что латиняне назвали его «Византийским Ватиканом[2]».

 

Славяне, и славяно-русы появляются на Афоне с ранних лет его формирования.

Уже с 960 года границы Болгарского Царства распространялись аж до реки Латорицы, на что имеем документальные свидетельства. Император Роман издал буллу, где упоминает 40 освобожденных от податей париков (зависимых крестьян) монастыря Иоанна Колова, которые происходили из числа таинственных «славяно-болгар», или славян из Болгарии, которыми могли быть скорее христиане славяно-русины, чем различные болгарские племена. Многие из числа этих “болгарских славян” поселенцев, ставали монахами на Афоне. А можно предположить, что некоторые болгары-славяне-русины могли появиться на Афоне и раньше, еще в эпоху завоеваний Симеона Великого во Фракии и Македонии…».[2]

 

Афон – как центр славяно-русинской кирилличной письменности.

  Ко времени христианизации славян уже давно определилась ведущая роль монастырей как центров создания и копирования книг. Ясно, Афон не был не только исключением, но и активным в сем деле. Многие древние (с X века) кодексы, украшения крупнейших книжных собраний мира, в том числе и славяно-русских, созданы именно в Святогорских скрипториях.

  Хотя первое упоминание о существовании на Афоне монастырской библиотеки относится к 980 году, но нет сомнения, что таковая была там с самого начала истории Афона. Именно, поэтому сохранившиеся рукописные коллекции и привлекают на Святую Гору исследователей и по сей день. Наряду с манускриптами на греческом языке, в собраниях Святогорских обителей хранится значительное число и славянских, датируемых XI – началом XX века, хотя таковые могли быть с 9 века.

  Не подлежит никакому сомнению, что в первую эпоху славянской письменности на Афоне проживали славяне, и притом не только отдельные подвижники в тех или иных греческих обителях, но существовал и значительный славянский центр, где составлялись переводы греческих книг на славянский язык и переписывались славяно-русинские рукописи.

Именно на Афоне были обнаружены важнейшие памятники древней славянской церковной литературы: глаголические Мариинское и Зографское Евангелия, а также один из самых ранних памятников, написанных кириллицей, – Киевские фрагменты поучений св. Кирилла Иерусалимского[3].

Болгаро-славянские предания утверждают, что первый славянский монашеский центр на Афоне изначально находился именно в Зографской обители.

Показательно, что одним из древнейших известных свидетельств о книжных хранилищах афонских обителей является перечень уже «русских книг», особенно позже из основанного во времена св. равноапостольного русского князя Владимира Киевского, первого древнерусского монастыря Ксилургу[4] (Древодел), (дошедший до нас в составе акта 1142 года).

Итак, в начале XII века на Афоне, и в частности в древнерусской обители, уже существовали значительные по объему (в списке упомянуты лишь 42 книги) славяно-русские книжные собрания. Несомненно, что начало им было положено на много раньше[5].

Уже к концу Х – началу XI вв. на Афоне существовало, по крайней мере, два славянских монастыря – т.н. болгарский, (в котором могли подвизаться выходцы из славянской Македонии и “болгарской” Карпатской Руси), а позже, второй – из Древней Руси (с центрами в Новгороде и Киеве). Эти обители являлись не только духовными центрами славянского монашества на Афоне, но и важными влиятельными центрами славянской письменности и просвещения, уже тогда весьма влиявшими на духовно-церковную жизнь славянских народов[6]. Ведь построение копий «афонских монастырей, соборов и храмов в руських городах» существенно повлияло на развитие и распространение и на Карпатской Руси давней концепции «О земле Карпатской, как о Карпатском Уделе Пресвятой Богородицы». Это также является свидетельством формирования “афонского мировоззрения” наших карпатских подвижников, начиная с мукачевских монахов, поселенцев Печерского храма на Чернечьей Горе близ Мукачева[7].

  Духовный потенциал, накопленный отечественными подвижниками на Святой Горе Афон за 1000-летний период русского присутствия в земном Уделе Божией Матери оказал свое благотворное воздействие и на ход мировых событий. Афон, по мнению исследователей, и сегодня способен предупредить или даже остановить духовную деградацию современной Европы и мира в целом. Сонмы русских преподобных и преподобномучеников, подвизавшихся на Афоне, и сегодня непрестанно возносят молитвы о своих соотечественниках и о своем земном Отечестве, сохраняя на Святой Горе эталон христианской веры и благочестия. Афон, как никто другой, смело выходит с критикой даже вселенского патриарха Константинопольского.

  И сегодня духовное «афонское воинство Небесной Владычицы со всеми  Карпато-Русскими святыми», с их монастырями и храмами, при наших смиренных обращениях к ним за помощью, способны защитить единство Церкви Христовой и сохранить земли исторического Закарпатья, исторической Карпатской Руси, как Карпато-Русинский Дом Пресвятой Богородицы – Малый Афон!

Влияние Афона на мнения о первенстве глаголицы или кириллицы

  Сегодня функционирует наука Палеославистика, сложившаяся в 18 в. в связи с открытием древнейших слав, рукописей – памятников письменности старославянского языка, сформировавшаяся как комплекс научных дисциплин о старославянском-старорусском языке и о древнейшей славяно-русской письменности.

  В ее исследованиях в первую очередь – это памятники, найденные и исследованные во время путешествия на Афон В.И.Григоровича. Он обнаружил там глаголические памятники XI века – Зографское и Мариинское евангелия, а также греческое житие св. Климента, в котором он усмотрел доказательства первенства глаголицы, а значит, мол, что только “Климент мог создать новую азбуку-кириллицу”.  Но В.И.Григорович так рассуждал, не имея на то время еще открытых кирилличных памятников 20 века. Так именно кириллицей, например, сделана надпись, высеченная в 993 году на каменной могильной плите по распоряжению болгарского царя Самуила[8]. И если глаголицей написаны таинственные Киевские листки (Х век), представляющие собой отрывок католической мессы с западной части Европы, то ясно, что они попали туда в частном порядке и вряд ли использовались по назначению в богослужении.

  В среде последователей Афона и афонских традиций [9] всегда считалось, что действительно глаголица[10] могла быть первая, древняя, но не совсем удачная попытка  создания славяно-русинской письменности с древних времен. Именно она в правление князя Ростислава Моравского[11] могла быть таковой, которая сформировалась в этих землях, но которой все оставались недовольны из-зе ее сложности. Особенно могла выражать недовольство знать, например, Коцел  Блатенский князь и другие славяно-русские князья.

Кроме прочего, недовольство славяно-русских князей глаголицей или неуспешными попытками создать просто добротную славянскую письменность при помощи латиницы или при помощи «армяно-грузинских знаков», было вполне оправданным[12]! Латиница ведь и сама оказалась явно неспособной передать все славяно-русинское богатство языка, что отразилось и на глаголице, и на всей последующей истории создания “косматой и накрученной письменности славянским народам на основе латиницы”. Эту неспособность латиницы адекватно передать все звуки славяно-русов (ж, ч, ш, щ, и, ы и др.) опытно испытали на себе впоследствии все славянские народы, например, поляки и чехи. Ведь вскоре, после успешной миссии св. Кирилла и Мефодия и успешно созданной ими кирилличной письменности, латинники начали насильственно возвращать моравских и других славян, снова  в ту же  несовершенную для славян старую латиницу, от которой они отвернулись во времена князя Ростислава и св. братьев. Делалось это Римом, проверенным путем – насаждением католической веры с ее традиционным латинским языком богослужения, или, что особо показательно, – весьма часто по политическим соображениям[13]. На всякий случай наглухо скрыли от славян добротную кириллицу, но “оставили им глаголицу”, чтобы для западных славян, особенно хорватов,  демонстрировать несовершенство славянской письменности!  Показательным является влияние Афона на упорное 1000 летнее нежелание русинов лишиться кириллицы. Ведь это нежелание даже русинов-униатов  зафиксировано условиями унии уже в 16-17 веках – (1596 Брестская уния и 1646 Ужгородская уния). Славяне западные довольствовались глаголицей и латинницей, а восточные, из-за упорства, насильственно были введены в унию с Римом, (с их хвалёной римо-католической латиницей, неспособной передавать всю красоту и богатство славяно-русинских звуков). И даже в начале 20 века латинники, как поляки, так и венгры, пытались насильственно заменить жителям империи русинам их совершенную кириллицу на ту же латиницу. Но влияние Афона всегда напоминало русинам, что латиница уже была заменена святыми Кириллом и Мефодием после 863 года кириллицей и незачем было возвращаться к этому давно решенному православными русинами вопросу о выборе письменности.

  Что удивляться латинизаторским проискам Рима и горячим противодействиям сему Афона, если даже “безбожные не русские» большевики, совершив в 1917 году государственный переворот в Российской империи, насильственно свергнув царя и законную власть, создавая на диктатуре свой СССР, также затевали латинизацию оккупированного ими русского населения империи”. Этим они доказывали, что заказчики т.н. октябрской (красно-цветной) революции – суть представители западной латинской зоны. Так, даже еще в январе 1930 года в ленинградской “Красной газете” появилась одобрительная статья А.В.Луначарского о таком старом проекте латинизации русских. Сей автор замены русским кириллицы на латиницу вспоминал так: “Владимир Ильич когда-то говорил ему о том, что надо будет перейти на латиницу, но в более спокойное время, когда мы окрепнем”[14].

  Но и большевистские попытки латинизации русских, благодаря и Афону, не увенчались успехом. Эта попытка явилась особым доказательством того, что большевики, явные враги всего русского и православного. А также выявилось и то, что все славяно-русы, от русинов Карпатской Руси с 9 века до россиян империи, упорно не хотели и до сегодня не хотят расставаться с более совершенной для них богослужебной и литературной кириллицей, отодвинув навсегда на второй план несовершенную латиницу и глаголицу. Ведь это уже умно и мудро сделали русины еще во времена князя Ростислава Моравского и всех славяно-русских князей Карпатской Руси.

  Мало кто знает, и мало кто осмеливается высветить позорные факты того, что к 2000 году и галицкими «интеллектуалами» были уже разработаны нормы латинского правописания для современного украинского языка, “приготовленные под сукном для удобного времени”. В начале 2000-х годов они уже смело публиковали свои статьи на украинском языке, написанные латиницей, в выпусках львовского культурологического  альманаха «Ї»,[15] предвидя уже удобное для подмены кириллицы латиницей время.

 

Влияние Афона на противодействие латинизации !

  Славяно-русы помнили и понимали, что в опытах с глаголицей или с письмом «чертами и резями», упомянутыми черноризцем Храбром[16], они не смогли бы подняться до должного литературного уровня. Эта неудовлетворенность сложной и несовершенной глаголицей и могла заставить славяно-русинских князей обратиться сообща в 862 году за помощью к особо видным и известным учителям Византии,[17] прося их исправить письменное дело славян. Хотя, по мнению исследователей, еще недавно эти же русы, по сообщению патриарха Фотия в 865 году в его Окружном Послании[3], могли быть причастны к нападению на Константинополь летом 860 года, в 862 году[4] эти русы и попросились на помощь, а в 863 году “приняли епископа (Мефодия) и священника (Кирилла)”. Просьбу русов о научении в вере (византийской) и (новой) письменности святые братья исполнили в 863 г.[18].

  Итак, все исследования доказывают, что Кириллица, собственно, новый, оригинальный высокопрофессиональный труд святых братьев Кирилла и Мефодия! Византийская вера и про греческая Кириллица убедительно заменила для славян, прежде придуманный для них, но сложный, а, значит, и неудобный и очень не совершенный вариант славянской письменности – глаголицу.  После появления кириллицы и наполнения афонских монастырей новыми духовно-церковными книжными трудами, еще долго глаголица имела хождение лишь на юго-западе Европы, в основном, в среде латинян-хорватов, сознательно изучавших и печатавших книги на глаголице. Латиница, при все большем влиянии Афона на славянский мир, постепенно, мирно и очень скоро уступила место более совершенной и удобной во всех отношениях кириллице. Кириллица же,  после крещения Карпатской Руси и Древней Руси с центрами в Новгороде и Киеве, станет  в основании создания и формирования уникальной восточно-православной русской цивилизации.

Влияние Афона на отвержение славяно-руссами латинской версии, что Кирилл создал глаголицу?

  На первый взгляд странно, кому и зачем должна была придти в голову с недавних пор версия, приписывать[19] святым братьям Кириллу и Мефодию авторство несовершенной во всём старой глаголицы. Зачем латинникам создавать унизительную версию, что братья, прибыли в Моравию без кириллицы, а могли принести тогда лишь явно несовершенную глаголицу? Что и как при этой версии замыслили сегодня латинники прикрыть, или утаить творением этой мутной версией-идеей, что вроде братья Кирилл и Мефодий почему-то создали сначала крайне несовершенную глаголицу на армяно-грузинских знаках и лишь затем позже, их последователи в Македонии придумали с греческих букв кириллицу, употребив и буквы греческие? Кому оказалось крайне необходима версия-клевета, что вообще не Кирилл  создавал кириллицу, а лишь глаголицу, так и не справившись с заданием? Говорят, смотри кому выгодно!

  С другой стороны, приписывать братьям авторство глаголицы все равно, что обвинять их в невежестве и в неспособности профессионально исполнить просьбу славяно-русских князей во главе с Ростиславом Моравским. Не удивительно, что понадобилась, очевидно, искусственная версия-идея внушить сегодня славянам, что Кирилл и Мефодий свою миссию не выполнили, а поэтому латинница и заменила  им глаголицу.

  Сей вопрос разрешился в этом 2015 году, празднованием латинянами на Словакии и Чехии 1150-летия таинственного, как они заявляли, всего лишь странного «прихода Кирилла и Мефодия» на Моравию в 863 году. Так, для чего же пришли святые братья сюда? Кто и зачем  призвал их? Что и кому они принесли? Куда подевалась та вся письменность, которую они принесли, которую так сильно полюбили и приняли тогда уже славяно-русины? Кто, где, когда и с какой целью снова возвратил славянам латиницу вместо зарекомендовавшей себя положительно кириллицы? Кто и что решил прикрыть свою акцию формальным, ничего не значащим празднованием юбилея 1150-летия остававшегося в тайне простого «прихода» св. Кирилла и Мефодия на экскурсию!???

  Исследователи согласны, что РИМ, своим латинством, отвергнувши кириллицу, принудил славянские народы СНОВА принять старую латиницу и, фактически, отменил преуспешные результаты просветительской миссии св. Кирилла и Мефодия и их славных учеников в среде западных славян, сознательно оставив и даже развив сложную и непрактичную глаголицу!

Многие заново латинизированные славяне (чехи, полки, словаки, хорваты и др.) не только оказались на том же неудобном лингвистическом месте, с чего и начинали с 863 года просить Византию помочь им создать славянскую не латинскую письменность, но и потеряли свой праязык славяно-русский, сломав древнее автохтонное произношение букв и слов! Как отчетливо свидетельствует Рим буллой папы  Иоанна, адресованной Праге, который открыл там в 11 в. латинскую епархию с целью «запретить и искоренить язык русинский, болгарский и вообще любой славянский».

  История подтвердила, что латинники  1150 лет уничтожали и до сегодня продолжают воевать с уникальной кириллицей, которую 1150 лет назад принесли святые братья Кирилл и Мефодий! А латинский «юбилей прихода св. братьев на экскурсию в Великую Моравию» который отпраздновали латинники в Европе и есть ответ на вопрос: кому выгодно уверять даже российских ученых в той унизительной латинской  версии происхождения кириллицы и глаголицы!

  Инициируя в Девине близ Братиславы 1150 юбилей таинственного, упрятанного и утаенного от народа «прихода святых Кирилла и Мефодия на Моравию»[20], латиняне Польши, Чехии и Словакии тщательно скрывают, для чего же св. братья пришли на Моравию, и где то всё, что они принесли: Византийское Православие, Восточный обряд и славяно-русская кирилличная письменность?!

Но, поскольку полностью сокрыть православно-кирилличный труд св. Кирилла и Мефодия по созданию ими более совершенной, чем латиница, кириллицы и уникальной славяно-русской письменности, еще никому не удалось, пришлось им создать версию, что Кирилл создал весьма несовершенную глаголицу, которую пришлось и заменить более совершенной латинницей. При этом о кириллице, которую искоренили до максимума, стараются даже не упоминать. Версия их для некоторых правдоподобная, но до крайности циничная!

  Совершена очередная попытка скрыть древность Византийского христианства в Моравии с его Восточным греческим Обрядом с кирилличным богослужебным языком. А наличие 99,9% кирилличной богослужебной литературы с древних времен, и могла в первую очередь подвигнуть именно латинян к распространению придуманной ими ложной версии-идеи о том, что Кирилл и Мефодий принесли только лишь глаголицу. А именно глаголицу приняли славянские народы в центре Европы. А затем, будто-бы с гуманных позиций, именно  несовершенную глаголицу латинники вынужденно и хитро… поменяли на более совершенную латиницу, проигнорировав сознательно более совершенную кириллицу, созданную св. братьями.  Вот почему именно глаголицу западные латиняне долго еще удерживали в себя. А латиняне придумали версию, что именно македонские славяне уже после смерти св. Кирилла и Мефодия, где-то в славянской Македонии в районе Охрида, собственно и придумали кириллицу. А раз так, то, по замыслу латинников, чехи, словаки, поляки, хорваты и другие славянские народы вместо сложной «глаголицы Кирилла» разумно приняли умную и более совершенную, чем глаголица римско-католическую латиницу. А к кириллице они, латинники, будто-бы даже никогда не имели отношения. Латинники просто и цинично списали – на нет, труды св. Кирилла и Мефодия, хотя формально и отпраздновали 1150-летний юбилей их будто бы бесплодного прихода!

  Исследователь Д. Беляев, частью сторонник такой странной версии-идеи, однако же, пишет так: «В вопросе авторства глаголицы и кириллицы не может быть двух мнений. Глаголица едва ли могла явиться и сделаться употребительной после кириллицы или даже наряду с ней. Ибо трудно допустить, чтобы кому-нибудь могло прийти в голову, имея такой простой, чёткий, красивый совершенный и ясный алфавит, как кириллический, выдумывать или изобретать для противодействия ему такую безобразную, такую неудобную и трудную для письма и чтения азбуку, какой является глаголица! Тем более, что ведь письмо это было предназначено тогда сначала для написания священных и богослужебных книг, а затем и очень скоро, как литературный язык славно-русинов.

  Скорее надо допустить противоположное и думать, что неудобная и сложная древняя славянская глаголица, некоторое время, продержавшись, оказавшись неудачной и далеко не совершенной, и была заменена, по просьбе князя Ростислава, и ненасильственно уже вытеснена более удобной кириллицей святых братьев Кирилла и Мефодия после 863 года [21].

Нет спора о том, что древнее – «кириллица или глаголица».

Заметим, что «из датированных памятников славянского письма, дошедших до нас, самый древний написан глаголицей. А сохранившиеся кирилловские рукописи по несомненным признакам могли быть списаны с глаголических оригиналов. Всё указывает на то, что и язык глаголических памятников древнее, гораздо архаичнее от изысканного красивого языка кирилловских памятников»[22].

  Итак, не требуется особой подготовки, чтобы понять, что орфография, грамматика и слог  кириллических рукописей гораздо совершеннее, удобнее и проще, чем в рукописях глаголических, что требует признать в ней труд особо одаренных авторов и соучастие вышних сил. А это и доказывает, и указывает на смысл и суть просьбы князя Ростислава – улучшить их, славян, сложную и несовершенную глаголическую письменность. Возможно, ту же, глаголическую! А также это указывает и на то, что братья Кирилл и Мефодий уникально и успешно справились с поставленной перед ними задачей славянскими князями, имп. Михаилом и патриархом Фотием – созданием новой совершенной удобной и доступной всем славянам кириллицы, доказавшей свое совершенство через века, создав величественную восточную православную цивилизацию, в которой особенно выделилась восточная православная русская цивилизация.  И если и прослеживается кем-то «прямая зависимость кириллицы от глаголицы», когда глаголические буквы были заменены близкими по звучанию греческими буквами, то это подтверждение того, что это и было частью успешной лингво-миссии Кирилла и Мефодия.

На бо́льшую  древность глаголицы от кириллицы указывают также и палимпсесты[23], на которых сохранилась соскобленная глаголица, а новый текст написан уже на кириллице. Хотя имеем много палимпсестов, где соскобленная глаголица менялась на новый текст той же глаголицы.

* * *

  Некоторую ясность в этом вопросе вносит сообщение о славянской азбуке в в упомянутом сказании Черноризца Храбра. Определённых указаний по этому вопросу о первенстве глаголицы или кириллицы сказание не представляет. Но ясные следы глаголического оригинала, отражающиются в Московском списке.  А некоторые указания на буквы азбуки, имеющиеся в нем, могут свидетельствовать о первенстве глаголицы.[24]  В сказании о письменах черноризец Храбр определённо и ясно говорит о числе, порядке и распределении славянских букв на два разряда, не оставляющих, по его мнению, никакого сомнения в том, что речь идёт именно о кириллице, а не о глаголице[25].

Некоторые исследователи и позже пытались прослеживать здесь «зависимость глаголицы от кириллицы, а не наоборот (например, начертание буквы щ)»,[26] но очень неубедительно или даже подозрительно, что делают это по заказу. И даже сторонник иного мнения А. М. Камчатнов также говорит, что раз «св. Кирилл прекрасно знал и любил греческий язык, был миссионером Византийской Православной Церкви, зачем же бы ему было создавать сложное письмо из чужих для греков знаков (типа грузино-армянских ?). Ведь это стало бы отдаляющим фактором славян от греков. К тому оно еще и затрудняло восприятие Священного Писания теми, кто уже знает греческий язык» и тянется к союзу с Православной Византией?” [27]

А. М. Камчатнов указывает на, что св. Кирилл создал именно кириллицу, а глаголица могла быть и более позднего происхождения в том смысле, что те, которые ею пользовались ранее, могли создавать новые переводы и тексты глаголицей и после 863 года, параллельно новым совершенным текстам кириллическим, принятым уже повсеместно. Очевидно, по причине своей сложности и непрактичности глаголица скоро угасла и уступила законное место более совершенной кириллице.

Но еще местами употреблялась она долго, что дает некоторым исследователям строить свои «глаголические анти кириллические гипотезы»[28], сознательно “придержав” глаголицу славянам-хорватам.

* * *

  Различные мнения по вопросу первенства глаголицы и кириллицы можно свести к согласию, если согласиться с тем, что именно кириллицу подобной греческому алфавиту создал св. Кирилл. А вот вариант (но не ранее 863 года) поздней глаголицы, с ее сложными кручеными знаками, мог быть создан до миссии святых братьев, как самый последний и не совсем удачный опыт создания славянской письменности, т.е. ко времени прихода св. Кирилла и Мефодия. Братья в чем то и могли воспользоваться из глаголицы, но создали свою собственную уникально совершенную и при этом простую и ясную про греческую славяно-русскую кириллицу. Учитывая, что вариант глаголицы времен святых братьев обладал уже христианскими символами (буквы А, И, С), то он не мог быть старше 863 (год создания славянской азбуки по Храбру), а значит, именно таким вариантом глаголицы могли познакомиться и братья.

 

Что касается теорий об особой древности глаголицы, то и тут нет предмета спора.

  Исследователи говорят, что до 863 года могли быть различные варианты до кирилличной письменности, которые обобщили под одно название «глаголица».

Так, около 1640 г. Рафаил Ленакович (Raphael Lenakovich) написал диалог «De litteris antiquorum Illyriorum», в котором он говорит почти то же самое, что и Грубисич скажет через 125 лет., что древние варианты глаголицы могли быть составлены даже задолго до Рождества Христова и, следовательно, являтся древнейшими, чем вариант кириллицы от 863 года.

В 1766 г. граф Клемент Грубисич (Klemens Grubisich) издал в Венеции книгу «In originem et historiam alphabet Slavonic Glagolitici, vulgo Hieronymiani disquisitio» (Происхождение и история Глаголического Славянского алфавита, исследование Вульгаты Иеронима). Грубисич также утверждал, что древний вариант глаголицы мог быть составлен даже до Рождества Христова неким Fenisius’ом из Фригии, взявшим в основу её гетские руны.

В 1848 году и И. И. Срезневский также утверждал: «Особенность многих глаголических букв приводит издавна к заключению, что глаголица есть древняя азбука языческих славян и, следовательно, древнее кириллицы…».

Итак, очевидно, нет здесь предмета спора! Глаголица могла быть многими попытками создания славянской письменности издавна до 863 года.

Но этот вопрос помогает понять нам и принять тот факт, что святые братья и создали кириллицу, как более совершенную форму письменности, чем глаголица. А различные гипотезы о времени создания глаголицы можно оставить для диалога желающих поупражняться в своих «анти кирилличных гипотезах». Ведь в этом обстоятельстве, что глаголица моравская была явно не совершенная и сложная, и явилась причина призвать особых учителей-греков, дабы создать более совершенную греко-славяно-русскую письменность, чем та, которая уже была в форме славянской глаголицы или иных систем, созданных до миссии Кирилла и Мефодия.

Итак, Кирилл и Мефодий могли познакомиться с тем последним моравским вариантом глаголицей, как местной попыткой создания славянской письменности. Но братья, видя всю сложность глаголицы или других наработок славян Моравии, создали свою, новую, более совершенную, хотя и простую, но в то же время совершенную кирилличную письменность, которой легко и быстро овладели славяно-русины и которую берегут и сегодня.

Третью теорию – не кириллица, а климентица – отвергает Афон!

  Надо отметить, что бытует распространенная, но явно безосновательная и третья теория. Мол, «наиболее вероятной в настоящее время считается точка зрения, по которой Кирилл и Мефодий (по какому-то недоразумению!?) создали причудливо сложную и чужую греческому алфавиту таинственную глаголицу. И сим обстоятельством, выходит, не справились братья со своей миссионерской задачей, придумав причудливую глаголицу. А вот, собственно, совершенную кириллицу создали уже не братья, а только их ученик македонянин Климент Охридский»[29].

Многие задаются вопросом, а почему бы сторонникам такой причудливой 3-ей теории и сомнительной гипотезы не переименовать бы кириллицу на климентицу?

* * *

  Преимущество 1150-летней славяно-русинской кирилличной азбуки состоит в том, что всякий звук в ней имеет свой знак и оригинально произносится, чего нет в латинице. Вот почему мы, карпато-русины, пребывая под влиянием Афона, держимся, очевидно, как Византийского Православия, так и логичного мнения, что кириллицу создал Кирилл! А остальные гипотезы нам мене интересны, потому что главное чудо и дар, которым мы сегодня обладаем – кириллическая славяно-русская письменность, которая помогла нам идентично перенять византийское Православие, Священное Писание и создать мощнейшую славяно-кириллическую православную цивилизацию!

 

Очень естественно и логично выглядит «послов­ный перевод» святых братьев.

Славянская кириллическая азбука – 1150 летняя свидетельница того, что уже с давних веков славянство Востока пребывает в православном духовном родстве с православным Византийским миром, с богатейшим наследием греческой христианской культуры, которую мы, карпато-русины, одними из первых впитали и с греческими буквами, и с греческим византийским Православием и церковными обрядами.

И даже не очень друзья кириллицы, как например, Брюс М. Мецгер в труде «Ранние переводы Нового Завета» вынуждены говорить также: «Формальные структуры церковно-славянского и греческо­го языков очень близки по всем основным признакам. Час­ти речи, в общем, одни и те же: глагол (изменяется по вре­менам и наклонениям, различаются лицо и число), имена (существительное и прилагательное, включая причастие, из­меняются по числам и падежам), местоимения (личные, ука­зательные, вопросительные, относительные; изменяются по родам, падежам и числам), числительные (склоняются), пред­логи, наречия, разнообразные союзы и частицы. В синтаксисе тоже обнаруживаются параллели. Ведь даже правила построения славянских слов очень схожи на греческие.

Эти языки (греческий и славяно-русский) настолько близки, что во многих случаях вполне естественно (и логично) выглядит дослов­ный (пословный) перевод святых братьев Кирилла и Мефодия, как единственно верный.

В каждой рукописи есть примеры чрезмерной буквальности, но в целом создается впечатление, что пере­водчики в совершенстве знали оба языка и старались вос­произвести дух и значение греческого текста, как можно меньше отходя от оригинала», сохраняя даже местоположение слов.

Итак, заметим и укажем, что не упрощенчество переводчиков, а как раз глубокий духовный смысл заложен в их пословном переводе Писания на славяно-русскую кириллицу, что подтвердил и духовный опыт Афона.

  Многие авторы, например, Юрий Лощиц[30], пишут так: «В наши дни (как было и в IX веке) вопрос о кириллице и глаголице, как и вопрос о первенстве кириллицы или латиницы в землях западных славян – не только филологический, но, поневоле, и конфессиональный, и уже политический. Насильственное вытеснение кириллического письма с западнославянской среды начиналось ещё в век солунских братьев во второй половине 9 века. Тогда, в самый канун разделения Церкви на западную (католическую-латинскую) и на и восточную (православно-кириллическую) завершился сей процесс декириллизации славян Центральной Европы в 19 и 20 веке и продолжается сегодня усиленными темпами.

  Кириллица, как мы все видим и слышим в СМИ, и сегодня подвергается повсеместному силовому натиску. В нём задействованы не только глобалисты, англо-саксонские «орлы» – устроители однополярного мира, но и «папские агнцы ассимиляторы русинов» – тихие миссионеры-униаты Запада на Востоке. С ними работают рука об руку и ласковые гуманитарии-слависты, засевшие в факультетах «славяноведения», преступно сговорившихся запретить изучать старославянский язык.

Время показало, что значит для нас, славяно-русов, тысяча сто пятьдесят лет живущих в расширяющемся пространстве кириллического письма, КИРИЛЛИЦЫ, которая открыла перед нами Священное Писание и уникальный опыт реализации Евангелия в подвигах насельников святой горы Афон и насельников монастырей Малого Афона – в Закарпатье!

————————————————————————————————-

СНОСКИ:

[1] Издательство: М., Православная Энциклопедия. 2002 г., Т.4.

[2] «История Русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года». Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 4. – Афон: Свято-Пантелеймонов монастырь, 2015. – С. 47-54.

Традиция, записанная в так называемом, сводном зографском хрисовуле, утверждает, что основатели болгарского монастыря на Афоне братья Моисей, Аарон и Иоанн Селина пришли на Святую Гору во время императора Льва Мудрого (886–912) и основали Зографскую обитель». Болгария, после некоторых колебаний между Римом и Византией, официально приняла христианство по восточному обряду при князе Борисе (852–889), и ее правители стали носить титул князя, а затем царя. Князь Борис крестился около 864 г., получив имя Михаила – в честь сына византийской императрицы Феодоры. Вероятно, тогда же он крестил свою дружину и бояр. Несомненно, христианство начало распространяться среди болгар задолго до этого. Крещение болгарского народа и народов, подданных Болгарии карпатских русинов, и самого правителя совпадает с просветительной деятельностью свв. Кирилла и Мефодия, первоучителей славянства.

[3] В. А. Мошин. Цит. По «История Русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года». Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 4. – Афон: Св.-Пантелей монов м-рь, 2015.с.55.

[4] Путеводитель по Св. Афонской Горе. М., 1895. С. 211.

[5]Цит. Соч. «История Русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года». Серия «Русский Афон ХIХ-ХХ веков», том 4. – Афон: Св.-Пантелеймонов м-рь, 2015.с.55

[6]Там же. «История Русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне с древнейших времен до 1735 года». том 4. – Афон: Пантелеймонов м-рь, 2015. – С. 54.

[7]Хорошие примеры влияния Афона приведены и священником Павлом Хондзинским в публикации «Афон и его сакральное восприятие в русской традиции». Напечатаны в сб. «Материалы международной научно-богословской конференции «Россия-Афон: тысячелетие духовного единства». Москва. 1-4 октября 2006 г.». М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2008. С. 78.

[8]Однако, крупный специалист по староболгарской письменности Е. Георгиев утверждает, что на одной из новооткрытых и еще не опубликованных симеоновских надписей явственно читается дата — 893 г.

[9] Ягич И. В. Глаголическое письмо // Энциклопедия славянской филологии. Вып. 3: Графика у славян. Спб., 1911. Стр. 51—262. Берчич И. «Chrestomatia l inguae vetero-slovenicae charactere glagolitico». См. работы Б.А. Успенского «О происхождении глаголицы».// Вопросы языкознания. – М., 2005. – № 1. – С. 63-77), а так же фундаментальный труд И.И. Срезневского Древние глаголические памятники в сравнении с памятниками кириллицы. СПб.: Имп. АН, 1866.

Хотя целый ряд фактов указывает на то, что глаголица была создана до кириллицы, а та в свою очередь могла уже создаваться частью на основе глаголицы, а в большей мере с греческого алфавита.

[10]П. Й. Шафарик приводит доводы в защиту своей гипотезы о временно́м соотнесении кириллицы и глаголицы, доказывая древность глаголицы.См. его работу “О происхождении и родине глаголитизма”. 1857 г.

[11] Ростислав князь Великой Моравии из династии Моймировичей, правивший с 846 по 870 годы. Во время его правления в Великой Моравии миссионерствовали Кирилл и Мефодий. Православная церковь в Чехии и на землях Словакии причислила Ростислава в 1994 году к лику святых.

[12] Л.А.Маркина. Посольство моравского князя Ростислава к императору Михаилу III.

[13] Западный католический Рим постепенно навязывал латиницу зависимым славянским народам: с XII века ‒ хорватам (причем у них кириллическое сопротивление прекратилось лишь в XIX веке), с XIII века ‒ чехам, с XIV века ‒ полякам. Православные румыны и вовсе начали переходить на латиницу лишь в 1860 году. В новейшей истории показателен случай Сербии: под мощным западным давлением с 1990-х годов она переживает бурную латинизацию письма. На государственном уровне кириллица всё еще остается единственным алфавитом, но в быту латиница используется весьма широко, ряд газет выходят только на латинице, и она же преобладает в электронной сети. В отколовшейся от Сербии в 2006 году Черногории латиница и кириллица законодательно уравнены в правах, причем в повседневности латинизация нарастает.

[14]Учительская газета. http://www.ug.ru/old/01.34/ps7.htm Владимир АЛПАТОВ,доктор фил. наук. По материалам “Независимой газеты”. «Было это в конце 1929 года. При СССР существовал спец. гос. орган, ведавший наукою: Главнаука при Народном комиссариате просвещения. Было отдано распоряжение: создать при Главнауке подкомиссию по латинизации русского языка. В ноябре 1929 года она начала работу.Во главе подкомиссии стоял профессор Николай Феофанович Яковлев. Самой передовой тогда областью лингвистики была фонология – наука о смыслоразличительной роли звуков языка (фонем). Арабские алфавиты, поначалу применявшиеся, в 1923 году, были запрещены, а кириллица ассоциировалась с “эпохой – недоброй памяти – русского колонизаторства”, как писал другой выдающийся лингвист тех лет Е.Д.Поливанов. Тогда еще ждали мировой революции, а всемирным алфавитом мог считаться лишь латинский. Влиял и опыт Турции, где как раз в 20-е годы перешли с арабского на латинское письмо. Яковлев и его коллеги в 20-е и в начале 30-х годов сконструировали около семидесяти новых алфавитов, шло их внедрение. Однако среди языков, переведенных на новые алфавиты, не было русского, украинского и белорусского. К идеологическим аргументам Яковлев добавлял и иные, выясняя, какое пространство на бумаге экономит латинский шрифт сравнительно с кириллицей и насколько лучше его можно прочесть».

Подкомиссия завершила работу в январе 1930 года. Итоговый документ подписали все ее члены, кроме А.М.Пешковского, видимо, не посчитавшего латинизацию русского языка правильной мерой. В документе предложены три альтернативных варианта русской латиницы, отличавшиеся, впрочем, друг от друга лишь в нескольких буквах. Они были опубликованы в печатном органе языкового строительства “Культура и письменность Востока” (см. выпуск 6).

[15] Главный аргумент в пользу перехода на латиницу у ГАЛИЦКИХ интеллектуалов — цивилизационный. «Украинский народ или, точнее, западно-украинский -пишут они, – это «испокон веков народ европейский. Этим он и отличается от русских и малороссов (надднепрянских украинцев, т.е.), которые, по сути, являются народом русским». И латиница, как нельзя лучше, будет подчеркивать принадлежность западных украинцев-галичан к семье народов Центральной Европы. Рано или поздно такой переход от кириллицы к латинице произойдет, считает львовская интеллигенция. Идея «латинизации украинского языка» появилась еще в 90-х в среде галицких интеллектуалов, которые активно выступали за независимость Галичины. Среди разработчиков наиболее известным был художник и публицист Влодко (Владимир — ред.) Костырко. Также, публикации на http://www.segodnia.ru

[16]Рудаков. Истор. Христ. церков. 1895. Стр. 86. См. Сказании «О письменах» монаха-черноризца Храбра, которое написано в Болгарии в конце IX — начале X в., уже после жизни Кирилла (826–869) и Мефодия (820–885). «Прѣжде ѹбо словѣне не имѣхѫ книгъ. нѫ чрътами и рѣзами чьтѣхѫ и гатаахѫ (читаху и гадаху, но не писаху) погани сѫще. кръстивше же сѧ. римьсками и гръчьскыми писмены. нѫждаахѫ сѧ словѣнскы рѣчь безъ устроениа…».

[17] Хронология Византии. http://www.hrono.ru/vizantia.html Ростислав обратился к Михаилу с просьбой: «Хоть люди наши язычество отвергли и держатся закона христианского, нет у нас такого учителя, чтобы нам на языке нашем изложил правую христианскую веру»[141]. Ответом на эту просьбу якобы и была отправка Михаилом Константина (Кирилла), его брата Мефодия и их учеников с книгами в Моравию.

[18] Александр Леонидович Дворкин. «Очерки по истории Вселенской Православной Церкви». Курс лекций. Нижний Новгород: Издательство Братства во имя св. князя Александра Невского, 2005.

См. Ostrogorsky, History of the Byzantine State; Острогорски. Византиjа и словени. Белград, 1970;

[19]Ю.Лощиц. КИРИЛЛИЦА И ГЛАГОЛИЦА. “Кирилл и Мефодий” http://www.voskres.ru/bratstvo/loshchits.htm

[20] Что касается чешского и словацкого мероприятий, то одну из главных ролей в их организации сыграло и ЮНЕСКО, объявившая 2013-й годом Кирилла и Мефодия. Не осталась в стороне и Римская католическая церковь. Папа Франциск I делегировал для проведения литургии 5 июля видных славянских кардиналов, которые, зачитали его приветствие. На торжествах присутствовали и представители православных церквей. Но через все время прктически мало говорилось о том, куда же делись труды братьев.

[21]Цитированы слова Беляева по книге: Шницер Я. Б. Иллюстрированная всеобщая история письмен. — СПб. 1903. — С. 222—223

[22]Шницер. Там же.

[23]Палимпсесты – рукописи на пергамене или папирусе, в которых старый текст смыт или соскоблен, а сверху по нему написан новый

[24] Селищев А. М. Старославянский язык. / изд. 2-е. — М. 2001. — С. 65

[25] Шницер Я. Б. Иллюстрированная всеобщая история письмен. СПб. 1903. С. 227.

[26] Камчатнов А. М. Старославянский язык. М., 1997. С. 13.

[27] Камчатнов А. М. Старославянский язык. М., 1997. С. 13.

[28]Там же.

[29] wikipedia.org/wiki/Проблема_старшинства_кириллицы_и_глаголицы.

[30]Ю.Лошиц. Кириллица или глаголица. http://www.voskres.ru/bratstvo/loshchits.htm

[1] Две гомилии, в которых Фотий упоминает о «народе Рос», были обнаружены в Иверском монастыре Афона.

См. Cod. Iviron 684, кодекс второй половины XVI в. из библиотеки Иверского монастыря на Афоне, бумага; содержит 16 гомилий. Сия рукопись попала в библиотеку Иверского монастыря ранее 1678 г., а обнаружена была архимандритом Порфирием 28 декабря 1858 г.

[2] Елена Самойлова. Влияние Афона на богослужебную славяно-русскую кирилличную   письменность в Карпатской Руси. http://rusin.forum24.ru/?1-4-0-00000567-000-0-0-1446702915

[3] Кузенков П. В. Российский Православный Университет  св. Апостола Иоанна Богослова, Москва
Окружное послание святейшего патриарха Фотия.  Перевод большей части Окр. Посл. (по изд. Валетты) приведен у Ф. И. Успенского в его [Истории, II, 76–80].

[4] Там же.