19. Закарпатская Украина – суверенная республика

О действиях коммунистов Подкарпаторусинского крайкома компартии Чехословакии и командования 4-го Украинского фронта, направленных на отторжение Подкарпатской Руси и ее присоединение к Советской Украине стало известно Э.Бенешу. Он сообщил об этом обосновавшемуся в Коминтерне председателю ЦК компартии Чехословакии К.Готвальду. Сталин в личном послании Э.Бенешу 23 января 1945 года писал: «Глубокоуважаемый господин Президент Бенеш! Я только сегодня узнал от товарища Готвальда, что чехословацкое правительство очень обеспокоено событиями в Закарпатской Украине и что оно допускает, вроде советское правительство имеет намерение решить закарпатскую проблему в одностороннем порядке, вопреки соглашению, которое существует между двумя государствами… Советское правительство не препятствовало и не могло препятствовать населению Закарпатской Украины проявить народное волеизъявление…Поскольку проблема Закарпатской Украины была поднята самим народом, то, естественно, она должна быть решена… после войны, когда обе стороны признают это своевременным». Следовательно, под воздействием США и Англии решение вопроса о присоединении Подкарпатской Руси к Советской Украине было отложено до окончания войны. Однако действия командования 4-го Украинского фронта в Прешовской Руси по ее присоединению к Закарпатской Украине очень беспокоили Временное правительство Словакии, в которое входили: К.Шмидке, Г.Гусак, Р.Сланский, Л.Новомески (все – от коммунистической партии), Я.Урсини и И.Стык и другие. Оно обратилось к Э.Бенешу с предложением уступить Советскому Союзу Подкарпатскую Русь с непременным условием, чтобы Москва оставила Прешовскую Русь в составе Словакии. Хотя подавляющее большинство жителей Собранецкого, Спишского, Ганушевскского, Межлаборского, Стопковского, и Северо-Бардиевского округов Прешовского края и поныне считают себя русинами по национальности.

О действиях Советского Союза по аннексии (присоединению путем окуппации) чехословацкой Подкарпатской Руси сообщали газеты и радио стран Европы и Америки. Французская газета «Ле монд» 21 января 1945 года утверждала: «Кроме того, очень активные просоветские элементы Подкарпатской Руси ведут кампанию по присоединению этой автономной республики к Советской Украине». Поскольку это сообщение раскрывало истинные намерения Советского Союза, то 29 января 1945 года в лондонской газете «Обсервер» он опроверг это сообщение так: «Советский Союз заявляет, что он не имеет намерений аннексировать часть чехословацкой территории (…) жители Подкарпатской Руси просили о присоединении к СССР».

Не отказываясь от идеи присоединения Закарпатской Украины к Советскому Союзу на правах союзной республики, Народная Рада (правительство) Закарпатской Украины, с санкции генерала Л.Мехлиса, решила присоединить к Закарпатской Украине русинскую территорию Румынии – 15 русинских сел и город Мараморош-Сигот. С этой целью ЦК КПЗУ организовал и 28 января 1945 года провел в Мараморош-Сиготе городское собрание актива местных русинов. Это собрание приняло решение провести 4 февраля 1945 года съезд делегатов от всех русинских населенных пунктов Румынии. На этот съезд прибыли 426 делегатов, а также 133 гостя из Закарпатской Украины. В их числе было немало переодетых в гражданскую одежду представителей Политуправления 4-го Украинского фронта и спецслужб ведомства генерала Н.Селивановского. Возглавлял гостей от Закарпатской Украины член ЦК КПЗУ Н.Климпотюк, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК КПЗУ, он же редактор газеты «Закарпатська правда».

Делегат от города Мараморош-Сигота И.Одовинчук выступил на съезде первым. Он предложил не ожидать юридического оформления присоединения русинской территории Румынии к Закарпатской Украине, население которой уже давно считает себя присоединенным. Поэтому русины Румынии «уже дали Красной армии 1600 добровольцев – лучших сыновей русинского округа» Румынии, – сказал Одовинчук. Мараморошский съезд русинов принял решение о присоединении их национальной территории к Закарпатской Украине и избрал Мараморошский окружной Народный Комитет Закарпатской Украины во главе с И.Одовинчуком.

После этого съезда парламент Закарпатской Украины 9 февраля 1945 года принял Декрет № 39 «Об организации государственно – административного управления Закарпатской Украины». Он устанавливал структуру и полномочия центрального и местных органов власти, а также административно-территориальное деление Закарпатской Украины. В параграфе третьем этого Декрета сказано, что Народная Рада Закарпатской Украины (НРЗУ) (цитируем) «является одновременно законодательным и напвысшпм исполнительным органом Закарпатской Украины согласно Постановления 1-го Съезда Народных Комитетов Закарпатской Украины от 26 ноября 1944 года. Местом пребывания НРЗУ является столица Закарпатской Украины город Ужгород. НРЗУ состоит из Президиума НРЗУ в составе председателя, двух заместителей и 14 членов, которые называются Уполномоченными НРЗУ с определением вверенного им ресорта исполнительной власти. Исполнительная власть Закарпатской Украины состоит из следующих ресортов:

1. Президиума Народной Рады Закарпатской Украины;

2. внутренних дел и государственной безопасности; 

3. коммунального хозяйства; 

4. финансов; 

5. земледелия; 

6. лесного хозяйства; 

7. промысла, торговли, заготовок и снабжения; 

8. юстиции; 

9. образования; 

10. коммуникаций; 

11. охраны народного здоровья; 

12. социальной опеки».

В 7-м параграфе этого Декрета № 39 изложены полномочия государства: «Председатель Народной Рады Закарпатской Украины: а) представляет Закарпатскую Украину и НРЗУ во вне, утверждает окружных и городских судей; … б) издает распоряжения общего характера для претворения в жизнь законов и декретов НРЗУ». В 10-м параграфе записано: «Окружные Народные Комитеты находятся в окружных центрах: Берегово, Великий Березный, Воловое, Иршава, Мараморош-Сигот, Мукачево, Перечни, Рахов, Свалява, Севлюш, Тячево, Ужгород и Хуст». Параграф 17-й Декрета № 39 изложен так: «Городами Закарпатской Украины являются: Ужгород, Мукачево, Берегово, Севлюш, Хуст и Мараморош-Сигот. Города Закарпатской Украины не входят в структуру округов и являются административными единицами, которые непосредственно подчиняются НРЗУ».

Следовательно, Декретом № 39 парламент и правительство Закарпатской Украины были объединены в один законодательноисполнительный орган с общим для них названием и Президиумом. Председателем Президиума был утвержден И.Туряница, а П.Сова и П.Линтур – его заместителями. Так в руках зависимого от Советского Союза И.Туряницы сконцентрировались политическая, законодательная и исполнительная власть суверенной республики Закарпатская Украина.

Узаконив структуры и полномочия высших органов власти Закарпатской Украины, а также ее административно-территориальное деление, НРЗУ приступила к перетасовке кадров в органах местной власти, в том числе в судах, прокуратуре и милиции. На освобождаемые в ходе этой перетасовки должности, которые занимали местные граждане Закарпатской Украины, назначались присылаемые Киевом граждане Советской Украины. Практически все должности в службе государственной безопасности и милиции были заняты гражданами Украинской ССР, которые больше подчинялись Киеву и Москве, нежели Народной Раде. Прикомандированные в Министерство государственной безопасности специалисты фабриковали компромат против должностных лиц из числа местных жителей, на основании которого освобождались руководящие должности для прибывающих из Советской Украины советников, консультантов и специалистов. Нередко сфабрикованный компромат перерастал в уголовное дело, а его жертва лишалась свободы и отправлялись в Сибирь.

Одной из причин насаждения Москвой и Киевом руководящих работников в правоохранительных органах суверенной Закарпатской Украины еще до ее присоединения к Советской Украине послужила состоявшаяся 4-11 февраля 1945 года Крымская (Ялтинская) конференция глав правительств США, Англии и СССР – Ф.-Д. Рузвельта, У.Черчилля и И.Сталина с участием министров иностранных дел и начальников генеральных штабов этих стран. На ней было принято ряд решений: об уничтожении милитаризма и нацизма; «Декларацию об освобожденной Европе»; о создании Организации Объединенных Наций (ООН) и другие -об основных принципах совместной политики в отношении послевоенной организации мира в Европе. В их числе – о нерушимости границ государств-участников войны. Таким образом, сталинский план присоединения Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины в ходе войны Крымской (Ялтинской) конференцией был окончательно «похоронен». На конференции новую силу приобрел принцип государственного и национального суверенитета. В том числе – запрет проведения в других государствах подрывной деятельности, направленной на свержение правительства, а также запрет на создание и поддержку в суверенных государствах антиправительственных вооруженных группировок, борющихся за захват власти незаконным путем. В том числе – путём отторжения части территории существующих суверенных государств.

На Крымской конференции было признано, что плебисцит, которым решается вопрос об отделении или передаче какой-либо части территории одного государства другому, допустим при соблюдении ряда условий, гарантирующих полную свободу волеизъявления населения. В том числе: отсутствие иностранной армии и создание из числа местного населения специального органа власти для проведения плебисцита. Следовательно, создание Советским Союзом на территории суверенной Чехословакии неподвластной ей Закарпатской Украины, как и проведение референдума (опроса) в присутствии Красной армии, которая принимала активное участие в проведении этого «референдума», являлось вопиющим нарушением международного права. Крымская конференция, по сути, осудила деятельность Советского Союза в Чехословакии, которая сводилась к аннексии части территории ЧСР в пользу Советского Союза. Поэтому принятый на Первом съезде делегатов Народных комитетов Подкарпатской Руси Манифест и сбор за него подписей не были «добровольным» волеизъявлением народа Подкарпатской Руси по ее присоединению к Советскому Союзу. В результате Москва и Киев приостановили нескрываемые действия по аннексии Подкарпатской Руси, отсрочив ее на послевоенный период. Чтобы уже начатая аннексия Подкарпатской Руси после войны не ускользнула из рук Москвы, на руководящие должности в Закарпатской Украине массово насаждались советники, консультанты и специалисты из числа граждан Советской Украины.

Члены ЦК КПЗУ, парламента и правительства Закарпатской Украины из прессы и передач по радио знали о принятых на Крымской конференции решениях и поняли, почему не только Л.Мехлис и Н.Селивановский, но даже присланные Москвой и Киевом консультанты, советники и специалисты вдруг охладели к ним. Они поняли, что их действия по захвату в свои руки власти в одном из субъектов федеративной Чехословакии противоречат нормам международного права и квалифицируются как действия военных преступников. Поэтому было решено досрочно себя амнистировать. Народная Рада Закарпатской Украины 9 февраля 1945 года приняла Декрет № 42 «Об амнистии», которым амнистировались «все граждане Закарпатской Украины за все уголовные преступления, которые ими были совершены до 26 октября 1944 года, то есть до дня освобождения Закарпатской Украины». Постановлением правительства от 23 февраля 1945 года было утверждено «Положение о Государственном нотариате Закарпатской Украины». Чтобы народ не узнал правды о развивающихся в мире событиях, касающихся незаконного захвата коммунистами власти в Подкарпатской Руси – Карпатской Украине, НРЗУ Постановлением от 2 марта 1945 года конфисковала все частные типографии и даже библиотеку «Подкарпатского Общества Наук в Ужгороде».

С целью укрепления суверенитета Закарпатской Украины ее парламент (Народная Рада) принял серию соответствующих Декретов и Постановлений. Постановлением «О трудовой дисциплине на предприятиях и учреждениях Закарпатской Украины» от 5 марта 1945 года запрещалось самовольное оставление работы даже в кооперативных и общественных организациях под угрозой тюремного заключения сроком от 2 до 4 месяцев. Это мотивировалось «необходимостью обеспечения продукцией Закарпатской Украины войск Красной Армии». В связи с этим 17 марта 1945 года было принято Постановление «О создании исправительно-трудовых учреждений».

Постановлением от 6 марта 1945 года были созданы органы записи актов гражданского состояния Закарпатской Украины (ЗАГСы). Декретом № 47 «О семье и браке» от 16 марта 1945 года предусматривалось: «Браки иностранцев между собой или с гражданами Закарпатской Украины, которые заключаются в границах Закарпатской Украины, следует совершать по законам Закарпатской Украины». 16 марта 1944 года был принят Декрет № 48 «О материальном обеспечении инвалидов Отечественной войны». Им предусматривалось материальное обеспечение инвалидов войны и другой категории граждан, потерявших членов семьи или ставших инвалидами от немецко-венгерских оккупантов. В этот же день, 16 марта, был принят Декрет № 49 «О социальном страховании рабочих и служащих». Он устанавливал: общие правила страхования для всех лиц наемного труда и создавал органы социального страхования; правила оказания помощи по временной нетрудоспособности, рождению ребенка, погребению, безработным; пенсии по инвалидности и старости.

5 апреля 1945 года было принято Постановление «Об организации пограничной охраны Закарпатской Украины». Парламент НРЗУ 20 апреля 1945 года принял Декрет № 53 «Об установлении государственных и местных налогов и сборов», а также Декрет №59 «О государственном бюджете Закарпатской Украины».

Для воплощения в жизнь упомянутых и других Декретов и постановлений в области государственного строительства требовались соответствующие специалисты. Поскольку местные специалисты обучались в чехословацких и венгерских учебных заведениях, в которых марксизм-ленинизм, политическая экономия или атеизм не являлись предметом изучения, то «буржуазные» специалисты для строительства суверенной Закарпатской Украины советского образца, к тому же не являющиеся членами коммунистической партии, не годились. Поэтому Народна Рада 27 марта 1945 года приняла Постановление «О создании 3-месячных курсов по подготовке кадров Закарпатской Украины» на 120 человек. Еще 5 декабря 1944 года был принят Декрет № 16 «Об организации высших школ в Закарпатской Украине». Он запрограммировал «организовать на территории Закарпатской Украины Государственный Университет, Лесной и Агрономический институты». 24 апреля 1944 года Народная Рада (правительство) приняла Постановление «Об утверждении структуры и штатов окружных, городских и сельских Народных Комитетов», а также Постановление «Об открытии курсов по переподготовке и подготовке учителей». Народная Рада решала и иные проблемы общегосударственного значения в области медицины, образования, культуры и т.д. Постановлением от 5 марта 1945 года был создан Народный театр Закарпатской Украины. Постановлением от 26 июня 1945 года была открыта школа драматического искусства, а Постановлением «Об организации Государственной фельдшерско-акушерской школы в Ужгороде» от 3 мая 1945 года была открыта эта школа. На основании Постановления от 26 июля 1945 года с 1 августа 1945 года начала работать школа художеств, скульптуры и художественных ремесел.

Не оставались без внимания и другие, жизненно важные вопросы суверенного государства, включая идеологические. Чтобы обеспечить городское население продуктами питания, Народная Рада 27 июля 1945 года приняла серию Декретов за №№ 63, 64, 65, 66, 67 и 68 «Об обязательных поставках (соответственно картофеля, мяса, зерна, сена, молока и шерсти – авт.) государству сельскими хозяйствами Закарпатской Украины». Для принудительного перехода греко-католических общин в православие Народная Рада 20 апреля 1945 года приняла Декрет № 54 «О пользовании церковным имуществом». Им предусматривалось, что после того как 2/3 членов греко-католической церкви перейдет в православие, все церковное имущество переходит в собственность православных. Чтобы ускорить процесс этого перехода, Постановлением от 25 июля 1945 года устанавливалось «исключительное применение названия “православный” вместо “грековосточный”», т.е. греко-католический.

Следовательно, Закарпатская Украина создавалась как суверенное государство со всеми необходимыми государственными надстройками, присущими в то время и в тех военных условиях суверенному государству, зависимому от присутствия оккупационной армии чужой страны.

Генералы Л.Мехлис и Н.Селивановский организовали в словацкой Прешовской Руси агитацию и конкретные действия, направленные на ее присоединение к Закарпатской Украине. Чтобы правительство Э.Бенеша после войны не отказалось от своего согласия на присоединение Подкарпатской Руси к Советской Украине. С этой целью Политуправление 4-го Украинского фронта организовало и 1 марта 1945 года провело в словацком городе Прешов съезд делегатов созданных им Народных комитетов. На этом съезде, проходившем по разработанному Политуправлением сценарию, Прешовская Русь была провозглашена независимым государством под названием Прешовская Украина. Этот съезд единогласно проголосовал за избрание членов парламента Прешовской Украины, который назвали Украинская Народная Рада Прешовщины (УНРП). Председателем президиума УНРП был избран В.Караман, а его заместителем – И.Рогаль-Ильков. В состав правительства УНРП был избран И.Пьещак, министр первого правительства Подкарпатской Руси, возглавляемого А.Бродием. Съезд уполномочил членов УНРП добиться присоединения Прешовской Украины к Закарпатской Украине и делегировать своих представителей в состав правительства Закарпатской Украины – И.Пьещака и др.

Об этой акции 4-го Украинского фронта узнало чехословацкое правительство в Лондоне и весьма насторожилось. Чешские Судеты и немалая территория Словакии в марте 1939 года отошли к Германии и Венгрии, а Советский Союз еще до освобождения Чехословакии начал акцию по присоединению Прешовская Руси к Закарпатской Украине. В итоге от довоенной Чехословакии после войны может мало что остаться. Поэтому Э.Бенеш 21 марта 1945 года прибыл в Москву на переговоры со Сталиным, но был принят только В.Молотовым, министром иностранных дел Советского Союза. Они договорились о том, что Чехословакия после войны уступает Подкарпатскую Русь Советской Украине с условием, что Советский Союз немедленно прекращает акцию по присоединению Прешовской Руси к Закарпатской Украине.

Это дало Народной Раде Закарпатской Украины повод для проведения акции по присоединению пограничных земель Венгрии, на которых проживали этнические русины. Однако для этого нужна была армия, способная не только занять, но и отстоять эту территорию Венгрии. Поэтому было принято решение об объединении Народной дружины (армии) и Народной милиции. С этой целью 26 марта 1945 года было принято Постановление «Об объединении и координации оперативных действий Народной милиции и Народной дружины и создании Управления внутренних дел Закарпатской Украины». Руководителем этого управления был назначен гражданин СССР А.Тканко, полковник Красной армии, по этой должности ставший заместителем министра внутренних дел и государственной безопасности Закарпатской Украины. Вместо него начальником штаба Народных дружин был назначен капитан Красной армии С.Мариненко, а заместителем начальника этого штаба капитан Красной Армии И.Прищепа.

В конце марта 1945 года И.Туряница, И.Ваш и А.Тканко провели совещание с руководителями Народных дружин, милиции и пограничной охраны, личный состав которых был задействован в санкционированной Л.Мехлисом операции по захвату русинской территории Венгрии. Вечером того же дня на территорию Венгрии проникли спецгруппы, которые обрезали телефонную связь сёл Барабаш, Геленеш, Вамошатья, Тиссаосонь, Тиссакеречень, Лонья, Берегдароц, Берегшурань, Чарода, Гейгеругория, Гулач, Тарпа с их окружными центрами. Затем в ту же ночь в эти села вошли вооруженные отряды дружинников, милиции и пограничной охраны Закарпатской Украины. Разбудив старост этих сёл, им объявили, что в связи с присоединением их сел к Закарпатской Украине они перестали быть старостами. Утром об этом же объявили жителям упомянутых сел и сообщили, что их села вошли в состав Закарпатской Украины.

Для усиления охраны государственной границы с Румынией и Венгрией, Постановлением НРЗУ от 15 апреля 1945 года была создана Пограничная охрана, подчиненная Центральному штабу Народной дружины, которую возглавил майор советской армии И.Стендер, являвшийся гражданином Советского Союза. Декретом НРЗУ от 20 апреля 1945 года было установлено гражданство Закарпатской Украины. Гражданами Закарпатской Украины признавались только те лица, которые проживали на территории Подкарпатской Руси до 2 ноября 1938 года, а остальные должны были получить гражданство Закарпатской Украины в Главном управлении милиции.

Узнавая из прессы и радио о терроре в Советском Союзе по отношению к классу «эксплуататоров» и «буржуазной» интеллигенции, многие из числа местных «эксплуататоров», а также чехословацкой и венгерской «буржуазной» интеллигенции, бросив дома, имущество и землю, бежали из Закарпатской Украины за границу. По ранее упомянутому Декрету № 7 от 29 ноября 1944 года, их имущество и земля были конфискованы местными Народными комитетами. Например, в городе Мукачево, втором по величине городе Закарпатской Украины, на апрель 1945 года работало 233 частных магазина. Однако 245 магазинов, 5 ресторанов и 42 корчмы (буфета), 385 мастерских производственного назначения и бытового обслуживания оказались бесхозными, так как их владельцы бежали за границу. Из 4 тыс. 813 жилых домов Народный комитет города Мукачево «взял на попечение 1028 бесхозных домов», брошенных «врагами народа», что составляло 20% жилищного фонда. Дома передавались в бессрочное пользование прибывающим из Советской Украины советникам, консультантам и специалистам, назначаемым на руководящие должности в органах власти и народного хозяйства.

Немало домов было брошено «врагами народа» в Ужгороде и других окружных центрах. В городах они передавалось в бессрочное пользование, а в селах – в собственность семей «добровольцев» и безземельных переселенцев-верховинцев, т.е. жителям горной местности. В населенный этническими венграми Береговский округ было переселено 1472 семьи добровольцев и бедняков, в основном верховинцев. Только в село Свобода из Воловского (Межгорского) округа переселилось более 100 семей, которым были переданы в собственность дома «врагов народа» с находившимся в них имуществом, а также сельскохозяйственным инвентарем и по 8 гектаров пахотной земли.

Тем временем дружественная Советскому Союзу Румыния обратилась к Сталину с жалобой на незаконный аншлюс (объединение) части Мараморош-Сиготского повита (уезда) к Закарпатской Украине. По указанию Сталина, член Военного Совета 2-го Украинского фронта маршал К.Ворошилов направил в Мараморош-Сигот уполномоченного «Союзной контрольной комиссией по делам Румынии» майора Красной армии Захарченко. Разобравшись на месте с этим «присоединением», майор Захарченко потребовал от И.Одовинчука роспуска Мараморош-Сиготского Народного комитета Закарпатской Украины. Требование было проигнорировано, и майор Захарченко, выполняя указание К.Ворошилова, с помощью румынских властей пытался арестовать членов этого комитета. Однако на их защиту выступили находившиеся в Мараморош-Сиготе вооруженные народные дружинники Закарпатской Украины. Об этом конфликте К.Ворошилов доложил Сталину, который через Н.Хрущева потребовал, чтобы И.Туряница вернул «объединенную» с Закарпатской Украиной русинскую территорию Румынии. В своих воспоминаниях Н.Хрущев по этому поводу так описал свой разговор со Сталиным и его последствия:

«У вас там Туряница?» Я: «Нет, не у нас, он к нам не имеет никакого отношения, это наш сосед». «Ну, рассказывают, что вы все-таки имеете на него влияние. Передайте ему, пусть он отзовет свои вооруженные отряды с территории Румынского королевства. Кроме того, он там какие-то районы занял и на левом берегу Тисы. А эта территория отойдет к Венгрии». Я сейчас же передал всё Ивану Ивановичу (…) Конечно, я не мог ему приказывать, я мог только советовать. Но он сейчас же всё сделал, как посоветовали. Вообще, его заслуги перед Коммунистической партией Советского Союза в целом, перед Коммунистической партией Украины в частности, немалые». Далее Н.Хрущев в воспоминаниях сказал, что Закарпатская Украина была «независимой республикой, которая не признавала чехословацкое государственное руководство, однако еще не была в составе Советской Украины». То есть, по убеждению и утверждению Н.Хрущева, который в то время являлся главой правительства Советской Украины, Закарпатская Украина была независимым государством и являлась полноправным субъектом международного права.

Тем не менее главное управление милиции Закарпатской Украины 25 мая 1945 года возглавил присланный из Москвы генерал-лейтенант НКВД П.Супруненко. Созданное 26 мая 1946 года управление государственной безопасности Закарпатской Украины возглавил присланный из Киева А.Чередниченко, майор министерства государственной безопасности Советского Союза. Вслед за ним из Киева приехали: Леонтий Мальчук – на должность заместителя председателя Высшего Суда Закарпатской Украины, Вера Милютина – на должность члена этого суда, а также многие другие специалисты. Хотя Чехословакия из числа граждан Подкарпатской Руси подготовила достаточно специалистов с высшим образованием, которые могли бы справиться с обязанностями на тех должностях, на которые Киев направлял специалистов в основном с дипломами среднего специального образования и даже без него, но имеющих билет члена ВКП(б). Вместо офицеров-фронтовиков, возглавлявших милицию и руководящие в ней должности, Киев направил не имеющих среднего специального образования, но имеющих соответствующую практику в органах НКВД: Д.Кравчука, И.Татарчука, П.Левченко, В.Ищенко, A.Грибова, И.Хоробрых, Н.Корнейчука, П.Татаринова, Г.Киселёва, А.Саблукова, Е. Самохвалов а, В.Скоробогатова, В.Чикало, B.Демянца, С.Добижу, В.Слепичева, М.Громадского и других. Они назначались начальниками милиции и на другие руководящие должности в милиции. В том числе – на должности начальников паспортных столов, ведавших вопросами определения национальности, предоставления гражданства Закарпатской Украины, выдачей удостоверений личности (временных паспортов) и прописки.

В.Русин, являвшийся одновременно председателем Специального и Высшего Судов Закарпатской Украины, в интервью газете «Старый замок» (15.10 1998 г.) утверждал следующее. На «помощь» службе безопасности, прокуратуре и милиции Закарпатской Украины приехало много присланных Н.Хрущовым «специалистов», которые «приняли себе местные фамилии – псевдонимы и начали клепать уголовные дела». Начали с уголовных дел против государственных и общественных деятелей Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины: А.Бродия, С.Фенцика, Ю.Бращайко и других. Затем очередь дошла и до руководителей окружных и городских органов власти из числа местных жителей. В октябре 1945 года были арестованы делегаты 1-го съезда Народных комитетов Иван Дейнеш и Антон Ситовский. Первый являлся председателем Береговского городского, а второй – Береговского окружного Народных комитетов. И.Дейнеш в январе 1945 года Специальным Судом Закарпатской Украины был осужден к 6 годам лишения свободы и отправлен для отбывания наказания на Крайний Север Советского Союза. Не ожидая своей участи, в феврале 1945 года первый и второй секретари Береговского окружного комитета КПЗУ спаслись бегством в соседнюю Венгрию. Поэтому первым секретарём этого окружного комитета компартии Закарпатской Украины, населенного этническими венграми, был спешно назначен сержант Красной армии из Советской Украины. Председатель Мукачевского городского Народного комитета Н.Драгула, который открывал Первый съезд Народных комитетов, под видом сопровождения больной супруги на лечение в Словакию, выехал с ней в Словакию и там остался навсегда.

В соответствии с секретным Постановлением Государственного комитета обороны (ГКО) СССР № 7161сс, чехословацкие граждане Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины не являлись военнопленными и не подлежали интернированию. Однако в Советском Союзе преобладали не писаное, а телефонное право и коммунистическая целесообразность. Вопреки Постановлению ГКО № 7161сс, тыловые войска НКВД и подразделения «Смерша» свозили на сборные пункты для военнопленных (СПВ) мирных граждан даже за отказ записаться «добровольцем» в Красную армию. У железнодорожной станции города Свалява под открытым небом был создан крупнейший СПВ № 2, откуда мирных граждан Закарпатской Украины, как военнопленных, отравляли в Украину и Белоруссию. В штабе тыловых войск НКВД 4-го Украинского фронта начальником отдела по делам военнопленных и интернированных был майор госбезопасности Мочалов. В письме от 17 января 1945 года он разъяснял начальникам СПВ, что Постановление ГКО № 7161 сс предусматривает содержать военнопленных отдельно от интернированных. В конце января 1945 года он в следующем письме требовал от начальников СПВ, чтобы «всех поступающих интернированных рассматривать не как поступление в порядке постановления Военного Совета 4-го Украинского фронта № 0036, считать их не интернированными, а арестованными и учитывать отдельно от военнопленных».

Следовательно, арестованные военными властями Советского Союза граждане Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины не подпадали как под категорию военнопленных, так и под категорию интернированных. Они являлись арестованными, хотя никаких обвинений им не было предъявлено, никакого суда над ними также не было. Поэтому их и отправляли в Советскую Украину как военнопленных. По отчетам майора Мочалова, только в декабре 1944 года из концентрационного лагеря военнопленных СПВ № 2 (начальник – капитан Ермилов) в двух эшелонах № 48050 и № 48051 было отправлено в Советскую Украину соответственно 1440 и 1500 граждан Закарпатской Украины в качестве военнопленных. При этом наспех задержанные и отправленные в лагеря Советской Украины эшелоном № 48050 были «обувью обеспечены – 25 %, шинелями – 45 %, нательным бельем – 20 %», значилось в докладной майора Мочалова.

До отправки «военнопленных» в Советскую Украину и Белоруссию их использовали на работах по расширению железнодорожной колеи с европейского стандарта на более широкий стандарт СССР. Если учесть докладную майора Мочалова, что большинство «военнопленных» из числа мирных граждан Закарпатской Украины были из своих домов и квартир взяты полураздетыми, а зима 1944-1945 годов была суровой, то многие из них погибали на каторжных работах по расширению железнодорожной колеи. В другой докладной Мочалова об этом написано: «Для использования на работах по восстановлению железной дороги Воловец – Мукачево 45 и 46 бригадам железнодорожных войск НКВД 19 ноября 1944 года было дано из СПВ № 2 5 тыс. 430 чел. военнопленных и интернированных. На протяжении 6-ти недель 3 тыс. вышли из строя, значительная часть которых возвращена лагерю в чрезмерно истощенном состоянии, в рваной, непригодной к носке обуви… 4.12.1944 года от 46-й ж. д. бригады (в/часть 34556) принято возвращенных с работы 594 человека, из которых 373 чел. больных: резко истощенных – 209, температурящих – 5, с потертостями ног – 102. Из общего количества совершенно без обуви – 150 чел ».

Доведение людей до резкого истощения, когда каждый 4-й в зиму был совершенно без обуви, являлось не чем иным, как доведением до голодной и холодной смерти. В очередной докладной майора Мочалова своему начальству в Москву написано, что «19.12.1944 года начальником конвоя 45-й ж. д. бригады капитаном Боровковым сопровождался поезд на ж. д. ст. Самбор (первая в то время пограничная станция Украины –авт.) для сдачи в фронтовой приёмно-пересылочный лагерь № 22 военнопленных и интернированных численностью свыше 600 чел. В пути следования (каких-то 70 км – авт.) умерло 6 чел., трупы которых были выброшены на ж. д. полотно. Из 610 чел., привезенных в лагерь, 15 чел. умерло у ворот лагеря и 9 умерло в день сдачи в спецгоспитале № 2149. 180 больных сразу помещено в лазарет. Все остальные истощены и физически ослаблены». Через неделю, 27 декабря 1944 года, из Свалявы в Самбор прибыл следующий этап, из которого в пути следования было выброшено 16 трупов и только 96 человек принято в лагерь № 22. Остальных пришлось помещать в спецгоспиталь № 2149», – написано в докладной Мочалова.

Голод, холод и смерть преследовали безвинно лишенных свободы граждан Закарпатской Украины уже в лагерях для военнопленных. Поэтому 27 мая 1945 года военный прокурор тыловых войск НКВД 4-го Украинского фронта исследовал причину высокой смертности в упомянутом Самборском фронтовом приемно-пересылочном лагере № 22, начальником которого был майор Гробовой, а его заместителем – майор Юдаев. Прокурор установил, что в лагере № 22 искусственно создавался голодомор. Привлеченная этим прокурором инспекция Управления вещевого снабжения НКВД СССР установила, что в лагере № 22 (цитируем) «с 13.05.45 г. по 25.05.45 г. (т.е. за 12 дней авт.) военнопленным и интернированным недодано: 9 т. 936 кг мяса, 2 т. 077 кг жиров, 346 кг колбасы, 249 кг сахара, 33 т. 638 кг картошки, или по мясо-жировой норме недодано 70 %» продуктов скудного пайка военнопленных. Следовательно, в Украине концентрационный лагерь в Самборе был создан для граждан Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины с целью их уничтожения голодом, что является геноцидом. На 10 сентября 1945 года в лагерях НКВД СССР содержалось 3.787 русинов.

Таким образом, сталинский план присоединения Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины был направлен не на воссоединение русинского народа суверенной республики Закарпатская Украина с украинским народом Советской Украины. Он преследовал совсем иные цели. Во первых, он был продолжением начатого в 1-ю мировую войну Австро-Венгрией холокоста против русинской нации, а во вторых – созданием за Карпатами стратегического военного плацдарма. Этого не понимали или не хотели понимать местные коммунисты, под флагом которых Советский Союз еще до окончания войны создавал себе на территории Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины стратегический военный плацдарм в географическом центре Европы. Доказательством этому является строительство на случай войны секретного возле города Мукачево полевого штаба стран-участниц Варшавского военного договора под кодовым названием «Шипка»; строительство рядом с «Шипкой» крупнейшей в мире Пистря лов ской радиолокационной станции и др.

Тем не менее ЦК КПЗУ и Народная Рада Закарпатской Украины готовили присоединение Закарпатской Украины к Советскому Союзу в качестве суверенного государства республиканского типа со своей титульной русинской нацией, обладающей своей суверенной республикой со своим гражданством и русинским государственным языком; имеющей свою систему государственного управления, систему правоохранительных органов, армию и пограничную охрану, а также всем необходимым, что было присуще суверенному государству того времени и в условиях войны.