3. Белые хорваты и восточные славяне

В предыдущей главе было сказано, что одна часть угорских племен под натиском печенегов ушла в Паннонию и там обосновалась, а другая продолжала кочевать в Хазарин и остановилась возле Киева. По договору с князьями Русской Земли, семь племен угров из Хазарии, с трудом преодолев Карпаты, тоже переселились в Паннонию. В «Повести временных лет» об этом написано: «И придя с востока устремились через высокие горы, которые прозвались Угорскими, и стали воевать против живших там волохов и славян… А после угры прогнали волохов, унаследовали ту землю и поселились со славянами, покорив их себе; с тех пор прозвалась земля Угорской. И стали воевать угры против греков, и попленили землю Фракийскую и Македонскую до самой Солуни, и стали воевать против мораван и чехов». Поскольку обосновавшиеся на западе от Карпат белые хорваты, словаки, чехи и другие славянские народности к этому времени были в составе Великой Моравии, то они в «Повести временных лет» названы общим для великоморавской группы славян словом «славяне», а волохи – жители древнеримской провинции, со временем осознали себя румынами.

Венгерская летопись «Деяния венгров» Анонима (Повша, писаря венгерского короля Бейлы IV) написана в 1147 – 1152 годах. В ней указано, что, преодолев в 898 году Рутенские (по Нестору – Угорские) горы, то есть Карпаты, угры остановились на берегу реки Латорица, где ныне расположен город Мукачево. После очень утомительного перехода Карпат, угры там отдыхали 40 дней. К ним со стороны города Гунг (ныне Ужгород) подходили небольшие группы всадников и без конфликтов возвращались. Поэтому угры (венгры) беспрепятственно подошли к городу Гунг, «чтобы взять его. Как только расположились лагерем вокруг его ограждений, начальник крепости Лаборец, которого называли на своём языке Дукой, бежал в крепость Земплин (ныне город в Словакии – ает.), преследуемый воинами венгерского князя, которые поймали его возле одной реки, на месте повесили, и с того дня река эта называется Лаборец.

На четвёртый день Алмош созвал совет и принял от всех людей присягу, а своего сына Арпада ещё при своей жизни провозгласил князем и повелителем». Летописец в «Деяниях венгров» умалчивает о том, что в погоне за Лаборцем принимал участие князь и повелитель венгров Алмош. Настигнутые у реки Свиржава, дружинники Лаборца храбро защищались, а Алмош был тяжело ранен в ногу. Но силы были далеко не равны. Угры пленных и раненых белых хорватов у реки Свиржава убили, а Лаборца, исповедовавшего христианство, распяли на кресте. В честь своих героев белые хорваты переименовали реку Свиржава на Лаборец. Алмош вскоре умер от гангрены, успев передать власть Арпаду.

Далее в летописи «Деяния венгров» записано: «после Рождества Христова отправил князь Арпад свои войска в поход и забрал всю землю, лежащую между рекой Тиса и Бодрог до Угоча вместе со всеми жителями, окружил крепость Боржава, которую на третий день взял, разрушил её стены, а воинов (болгарского – авт.) царя Салана (Симеона – авт.), которых там нашёл, приказал в цепях отвести в крепость Гунг… Салан, не осмелившись сопротивляться, направил только своих послов -по болгарскому обычаю только угрожал и насмешливо величал Арпада князем Гунгарии». Следовательно, южная часть территории белых хорватов, названных в «Деянии венгров» рутены, в 889 году была до реки Латорица в составе Болгарии, а восточнее Латорицы – в составе Великой Моравии. Поэтому Салан бежал от угров в сторону своей крепости Боржава, т.е. в глубину Болгарии, а князь и воевода белых хорватов Лаборец бежал в противоположную сторону – в глубину своей страны под названием Великая Моравия.

Обосновавшись с разрешения князей Великой Моравии на ее окраинных землях, угры не долго искушались соблазном овладеть Великой Моравией. В 900 году они начали вторгаться в основные земли Великой Моравии и разоряли их. Скорость перемещения и стремительность их конницы были огромным преимуществом для оседлых славян. В 907 году угры покорили почти всю Великую Моравию. Воодушевленные легкой победой над мирными славянами, угры (венгры) в 933 году напали на германцев, но были разбиты. Собравшись с силами, они в 955 году снова напали на германцев, которые под предводительством цесаря Оттона I наголову разбили угров. Для укрепления союза с германцами против угров чешский князь Болеслав II принял католицизм, за что Папа Римский произвел его в короли Чехии. В результате угры прекратили набеги на объединившихся против них соседей и сосредоточились на обустройстве своего национального государства на землях покоренной ими Великой Моравии. С тех пор европейцы, вслед за уграми, белых хорватов стали называть рутенами (ruthen, mthenum). В Гильдейгеймских анналах (монастырской хронике) за 1031 год записано: «Эмериха, сына венгерского короля Стефана, который был князем рутенов, во время охоты разорвал дикий кабан, и он умер в муках».

Обосновавшись среди славян Великой Моравии, исповедовавших православие, угры также приняли христианство византийского обряда. Но вскоре их вожди увидели преимущество католицизма, который способствовал улучшению взаимоотношений с соседними государствами, исповедовавшими (кроме Болгарии) эту веру. Поэтому Стефан I (до коронования – Вайк), верховный князь и повелитель угров, объявил католицизм государственной религией, за что получил из рук Папы Римского королевскую корону и стал первым королем Венгрии. Однако после его смерти между венграми, пожелавшими и далее исповедовать православие, и теми, которые предпочитали католицизм, началась война. Первые проиграли, так как против них выступила королева Гизелла II, сестра немецкого цесаря Оттона I, который поддержал ее в войне против православных. Сыновья Стефана I, Арпад (Андрей), Лоци (Василий) и Леон (Леонтий), сторонники христианства византийского обряда, сбежали в Киев. Там Арпад женился на Агмунде (Анастасии), дочери Великого князя Киевского Ярослава «Мудрого».

Гонение и преследование православных священников Великой Моравии – Горазда, Наума, Саввы, Ангелара, Клима (Климента) и других – заставило их эмигрировать в Болгарию и в Русскую Землю, чтобы распространять в них христианство византийского обряда. Польский историограф В.Абрагам утверждает, что из занятых уграми земель в Киев приходили процессии верующих рутенов, в 981 году даже принимали участие в крещении киевлян Владимиром, князем Русской Земли. В 1907 году во Львове была издана «Истории русской церкви» Е.Голубинского, в которой отмечено, что князь Ярослав «Мудрый» в 1051 году утвердил митрополитом Киевским и всея Земли Русской рутена Илариона, первым выкопавшего себе пещеру в нынешнем лабиринте пещер Киево-Печерской лавры. В 1072 году Великий князь Изяслав I утвердил митрополитом Киевским и всея Русской Земли рутена Георгия. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях записано, что Изяслав II Мстиславович, удельный князь Владимиро-Волынский, став Великим князем Киевским, в честь святого Пантелеймона 27 июня 1147 года утвердил митрополитом Киевским и всея Русской Земли рутена Климента. В летописи записано так: «утвердил митрополита Клима, калугера рутена особь с семью епископы, месяца июля в 27 на память св. Пантелеймона».

Украинским псевдоисторикам не нравятся вышеизложенные факты, и они утверждают следующее. Поскольку ученики Кирилла и Мефодия распространяли в Болгарии христианство на славянском языке, то Кирилл и Мефодий первые богослужебные книги якобы переводили с греческого на болгарский язык. Хотя достоверно известно, что, начиная с весны 863 года, Кирилл и Мефодий переводили богослужебные книги с греческого на славянский язык в Великой Моравии, а точнее – на территории Западных Хорватов, входивших в ее состав. Достоверно известно, что вначале Великая Моравия приняла христианство византийского обряда. Затем христианство тоже византийского обряда приняла тюркоязычная Болгария, объявив в связи с этим славянский язык государственным. Следовательно, первые богослужебные книги на славянском языке были написаны Кириллом и Мефодием наречием западных хорватов Великой Моравии. Не выдерживает критики утверждение псевдоисториков о том, что первые богослужебные книги на славянском языке написаны древнецерковнославянским языком. Ведь славянских церквей в то время просто не было. Первые славянские церкви, круглые в плане постройки, а поэтому названные ротондами («ротонда» от итальянского буквально «круглая») начали строить в Великой Моравии Кирилл и Мефодий и их ученики. К уцелевшим ротондам впоследствии были пристроены церкви современной формы. Ныне одна из ротонд с пристроенной к ней церковью готического стиля находится в микрорайоне Горяны города Ужгорода, а другая – в селе Дехтица, что возле города Трнава Республики Словакия.

Забегая вперед, отметим, что не желавшие принять католицизм рутены, т.е. белые хорваты, к тому же распространявшие христианство византийского обряда в Болгарии, Македонии и на восток от Карпат, считались врагами Венгрии и католицизма вообще. Разъярённый по этой причине кардинал Марк в грамоте за 1340 год требовал от короля Венгрии Матяша Гудани, прозванного «Корвин», «истребить рутенов в пепел как еретиков» (praefastos hereticos Ruthenos reducendi aut). To есть, уничтожить исторически сложившуюся языковую, территориальную и культурную славянскую народность белые хорваты, переименованных в «рутены». Следует отметить, что формирование народностей в Европе относится к периоду консолидации племенных союзов, а в период феодализма консолидация народностей завершилась образованием наций.

По просьбе бояр-тиверцев, в 1200 году на престол удельного Галицкого княжества Русской Земли был назначен Роман Мстиславович, правнук Владимира «Мономаха». Однако Роман Мстиславович не стал слепо повиноваться требованиям бояр и они подняли против него бунт, который был подавлен. Чтобы сплотить вокруг себя и в своей дружине народ, Роман Мстиславович постоянно воевал с Польшей и в 1205 году погиб в бою. Озлобленные против него бояре-тиверцы изгнали из Галицкого княжества супругу Романа Мстиславовича вместе с сыновьями -четырехлетним Данилкой и двухлетним Васильком. Они нашли пристанище в соседнем Волынском княжестве. Опасаясь, что, став взрослыми, Данилко и Василько будут претендовать на княжеский престол, бояре-тиверцы послали к Волынскому князю послов с ультиматумом: «Уничтожим ваш город, если не отдадите нам Романовичей». Поэтому супруге Романа Мстиславовича с малолетними его сыновьями пришлось искать убежища в Венгрии.

Известный украинский историк Михаил Грушевский в 20-х годах XX в. писал, что в этот период вся власть в Галицко-Волынском княжестве сконцентрировалась в руках местных бояр-тиверцев, которые имели свои дружины и «с помощью содержавшихся ими чиновников, имели в регионах значительное влияние на народ». Профессор Украинского свободного университета в Праге Р.Лащенко, бывший член Верховной следственной комиссии Украинской Народной Республики (1918-1919), в 30-х годах XX в. утверждал, что бояре добились от Киева уступок: сами выбирали себе князя, а Великому князю Киевскому оставалось утверждать их выбор. «Подобного властвования боярской прослойки мы не находим ни в одной из земель русских... Влияния народа, проявлявшиеся в вече, отодвигались на задний план, а потом совсем исчезали из-за боярской олигархии», – утверждал Р.Лащенко.

Повторимся, что великий князь Русской Земли Ярослав «Мудрый» по просьбе бояр-тиверцев назначил на престол Галицко-Волынского княжества троих сыновей Черниговского князя Игоря Святославовича – Бориса, Ростислава и Владимира. Бояре надеялись, что им удастся противопоставить друг другу братьев и в их междоусобице проводить свои решения. Однако Борис, Ростислав и Владимир не пошли на поводу у бояр, а непослушных сурово карали. В результате бояре-тиверцы организовали заговор. Они схватили и казнили Бориса и Ростислава, а Владимиру удалось сбежать в Венгрию. Для наведения в Галичине порядка Ярослав «Мудрый» назначил Галицко-Волынским князем своего зятя Арпада (Андрея), т.е. сына короля Венгрии. Чтобы Арпад мог занять княжеский престол, Ярослав «Мудрый» попросил венгерского короля Коломана ввести в Галичину свои войска и помочь Арпаду укрепиться на княжеском престоле. В составе венгерских экспедиционных войск было немало рутенов (белых хорватов) Венгрии, которые одновременно являлись переводчиками между венграми и местными славянами.

Назначение Арпада князем стало поводом для объединения бояр-тиверцев против Великого князя Киевского. Потому Ярославу «Мудрому» пришлось вместо Арпада вновь назначить князем Владимира Игоревича, спасшегося бегством в Венгрию. Однако Владимиру вскоре снова пришлось спасаться от бояр-тиверцев бегством в Венгрию. Чтобы удержать Галичину в своём владении, Великий Киевский князь попросил помощи у венгерского короля Бейлы III, который со своим войском вошёл в Галич и восстановил Владимира на княжеском престоле.

После смерти князя Владимира Святославовича, Великий князь Киевский назначил Галицко-Волынским князем 15-тилетнего Данилу Романовича. Предвидя, что ему будут противиться бояре-тиверцы, Великий князь Киевский попросил Арпада, уже являвшегося королем Венгрии, не только возвести юного Данилу на княжеский престол Галицко-Волынского княжества, но и с помощью венгерского войска помочь Даниле удержаться на престоле. Поэтому Арпад автоматически стал регентом несовершеннолетнего князя Данилы Романовича, а фактически – правителем Галицко-Волынского княжества. Будучи римо-католиком, своё положение Арпад использовал для введения в Галицко-Волынском княжестве римо-католического христианства. За это Папа Римский короновал Арпада королем Галичины и Ладомерии, т.е. Владимирии (Rex Galiciae et Ladomeriae). Следовательно, король Венгрии Арпад одновременно стал первым королём Галицко-Волынского княжества. Однако ему не удалось удержать несовершеннолетнего Данилу Романовича на княжеском престоле, и Киев назначил на этот княжеский престол Коломана, сына Арпада, женатого на Евфимии, дочери Великого князя Киевского Владимира «Мономаха». Оставив венгерское войско в подчинении Коломана, Арпад вместе с Данилкой вернулись в Венгрию. Начатую Арпадом работу по переводу христиан Галицко-Волынского княжества в римо-католики продолжил Коломан, за что Папа Римский в 1215 году его также короновал королём Галиции и Ладомерии.

Восточные славяне вели оседлый образ жизни. Отправляясь на поля, пастбища или охоту, они были практически одиноки перед снующими на лошадях отрядами хазар, печенегов, половцев и угров, охранявших кочевавших соплеменников. Чтобы обезопасить себя, славяне договаривались с кочевниками о мирном сосуществовании. В качестве гарантии соблюдения этих соглашений удельные князья и уездные правители отдавали кочевникам в залог сыновей, и наоборот. Например, гетман Украины Богдан Хмельницкий подписал соглашение с крымским ханом Ислам-Гиреем III о военном союзе против Польши. В качестве гарантии Б.Хмельницкий оставил хану своего сына Тимофея. Нередко заложники в местах своего пребывания женились. В результате не только на высшем, но и на среднем уровне властей образовывались смешанные браки, укрепляя связи между восточными славянами, с одной стороны, и хазарами, половцами, печенегами, уграми (венграми) с другой, образуя родственные и единокровные узы.

В двадцатых годах XII в. в Приазовье появились кочующие орды татаро-монголов, которые стали теснить и разорять половцев, успевших породниться с князьями восточных славян. Например, хан половцев Котян был зятем Мстислава Мстиславовича «Удалого», князя Галицко-Волынского. В 1222 году половцы массово искали убежища от татаро-монголов на Русской Земле, утверждая: «Чингисхан сегодня занял наши земли, а завтра займёт ваши». Поэтому Мстислав «Удалой» собрал в Киеве совет русских князей и добился принятия решения пойти в апреле 1223 года русскими дружинами всех княжеств в поход на орды Чингисхана вместе с дружинами половцев.

Впереди русских дружин шли дружины галичан, волынян и половцев. Их передовым отрядом командовал Мстислав «Удалой». Николай Карамзин в «Истории государства Российского» так описывает столкновение русских дружин с татаро-монгольским войском. Передовой отряд русских дружин 31 мая 1223 года расположился на правом берегу Днепра. К нему начал приближаться дозорный отряд Чингисхана. «Услышав, что отряд татарский приближается для наблюдения россиян, юный князь Даниил Романович, будучи на той стороне реки, сел на коня и с некоторыми любопытными товарищами поскакал навстречу к неприятелю. Осмотрев сие новое для них войско, они возвратились с донесением к Мстиславу Галицкому. Но вести были не согласны: легкомысленный юноша сказал, что татары суть худые ратники и недостойны уважения; а воевода, пришедший из Галича с ладьями, именем Юрий Домаревич, уверял, что сии враги кажутся опытными, знающими и стреляют лучше половцев».

Дружина галичан, волынян и половцев переправились на левый берег Днепра и разбили дозорный отряд татаро-монголов под командованием воеводы Гемябека. Желая спасти своего воеводу, татары скрыли его в яме. Однако Гемябек был найден и, по приказу Мстислава «Удалого», казнен. Воодушевленные лёгкой победой над малочисленным дозорным отрядом, дружины галичан, волынян и половцев шли девять дней до реки Калка (притока Кальмиуса, что на территории ныне Донецкой области Украины), где были встречены основными силами войск Чингисхана под командованием воевод Джебе и Судебея. «…малодушные половцы не выдержали удара монголов; смешались, обратили тыл; в беспамятстве ужаса устремились на россиян, смяли ряды их и даже отдалённый стан, где два Мстислава, Киевский и Черниговский, ещё не успели изготовиться к битве: ибо Мстислав Галицкий, желая один воспользоваться честию победы, не дал им никакой вести о сражении. Сие излишнее славолюбие героя, столь знаменитого, погубило наше войско: россияне, приведённые в беспорядок, не могли устоять. Татары гнали россиян до самого Днепра, убив их множество, и в том числе шесть князей … Земля Русская от начала своего не видала подобного бедствия». Н.Карамзин далее с горечью пишет, что спасшийся бегством Мстислав «Удалой» «бросился в ладью, переплыл за Днепр и велел истребить все оставшиеся суда, чтобы татары не могли за ним гнаться». Чингисхан преследовал разрозненное русское войско, пока не встретил сопротивление со стороны кочевников в бывшей Хазарии и повернул свои войска в Приазовье. Это обстоятельство отсрочило вторжение Чингисхана в Русскую Землю, но не отменило его желание отомстить славянам.

В 1235 году бояре-тиверцы Галицко-Волынского княжества восстали против своего князя Данилы Романовича, и он сбежал в родную для него Венгрию, где при королевском дворе прошло его детство и юношество. С помощью Венгрии он в 1237 году вернул себе княжеский престол в Галиче и продолжил поход на Киев, где княжеский престол занимал смоленский князь Ростислав III Мстиславович. С помощью венгерских войск Данила Романович овладел Киевом, пленил князя Ростислава и вывез его в Венгрию. В этом же году орды хана Батыя вторглись в Русскую Землю, а 5 декабря 1240 года овладели Киевом. Это стало началом заката государства Русская Земля, которую историки только во второй половине XIX в. начали называть Киевская Русь. Им так удобнее было писать историю России, разделив ее на три периода: период Новгородской Руси, период Киевской Руси и период Московской Руси.

После взятия Киева орды татаро-монголов овладели Галицко-Волынским княжеством. Попутно разыскивая князей, возглавлявших в 1223 году русские дружины в походе против них. Боясь мести, князья Мстислав «Удалой» и Данила Романович успели сбежать в Венгрию. В погоне за ними, орды хана Батыя 12 марта 1241 года преодолели Верецкий перевал в Карпатах и вторгнулись в Венгрию и 11 апреля 1241 года разгромили её армию. Венгерскому королю Бейле IV пришлось спасаться бегством в соседнюю Далмацию. Два года татаро-монольские орды под предводительством воевод Беджака и Шейбана искали Мстислава «Удалого», попутно грабя и опустошая Венгрию. Естественно, первыми от этого нашествия пострадали проживающие у юго-западных Карпат белые хорваты, которых к тому времени уже называли рутены, а ныне – русины.

Лесистая и болотистая местность Венгрии препятствовала использованию конницы татаро-монгольских орд против войск европейцев, успевавших укрыться в каменных крепостях и оттуда наносить неожиданные контрудары. Так, осажденный в крепости Оломоуц гарнизон чехов и мораван под командованием Ярослава 24 июня 1241 года неожиданно атаковал татаро-монголов и наголову разгромил их. Это было первым поражением Батыя в Западной Европе. Оно стало поводом для принятия им решения вернуть свои орды в степи Причерноморья, Приазовья и Поволжья и создать в устье Волги свою резиденцию.*

Историки небезосновательно утверждают, что восточные славяне желали сменить власть варягов на власть татаро-монголов, так как угроза норманнов с севера сменилась угрозой кочевавших на землях бывшей Хазарии тюркских племен. Только Золотая Орда была в состоянии защитить восточных славян от неожиданных грабительских вторжений кочевников. Поэтому большинство удельных князей были согласны подчиниться Батыю, который утверждал их на престол удельного князя, а с их помощью управлял Русской Землей.

В 1245 году возле города Ярославля состоялось сражение за престол Галицко-Волынского княжества между Черниговским князем Ростиславом Михайловичем и Данилом Романовичем. Черниговский князь попросил помощи у венгерского короля Бейлы IV, который в этом соперничестве поддержал Данилу. В результате престол Галицко-Волынского княжества достался Даниле Романовичу. Чтобы Ростислав не был в обиде, Бейла IV женил его на своей дочери Анне и дал ей в приданное в жупе (округе) Земплин замок Физер, что недалеко от Лесны. Вместе с замком отдал прилегающие к нему села Вишнево и Орехово, которые, как и вся жупа Земплин, были населены рутенами. В 1246 году Данила Романович заключил с Венгрией договор о сотрудничестве и военной помощи сроком на 20 лет. В качестве гарантии соблюдения этого договора принцесса Констанца, дочь короля Венгрии, и Лев Данилович, сын Данилы Романовича, в 1247 году стали мужем и женой. В качестве приданного принцесса Анна получила от отца, короля Венгрии, большое имение с прилегающими к нему селами, населенными рутенами. Ныне это небольшая часть Закарпатской области Украины.

Укрепляя родственными узами свои границы с восточными славянами, короли Венгрии не забывали о вольготно чувствующих себя на Русской Земле татаро-монгольских ордах. Чтобы обезопасить себя от них, Венгрия строила в Карпатах оборонительные сооружения. Историки утверждают, что руками рутенов Венгрии были построены «достаточно сильные валы. Высокие валы обкладывались забором и плахами. Столбы и плахи были сплетены сильными жгутами, а перед валами выкапывали глубокие рвы». В этих оборонительных сооружениях были ворота и специальные перелазы, а охраняла их пограничная стража (spekulatores). Карпаты своим дремучим лесом и чащобами свели до минимума связи рутенов Венгрии с восточными славянами Галичины, а построенными на перевалах оборонительными сооружениями вообще прервали их.

В 1246 году Данила Романович тоже пошел на Волгу с поклоном к хану Батыю. Он прошел там месячные «курсы переподготовки», и Батый «узаконил» его на престоле Галицко-Волынского княжества. За то, что он в своем княжестве продолжил начатую венгерскими королями политику католицизма, Папа Римский в 1253 году короновал Данилу Романовича королем (третьим по счету) Галиции и Владимирии. Став королем, Данила Романович начал проводить независимую от хана Батыя политику и строить замки, являвшиеся стратегическими оборонительными крепостями. Это не устраивало хана Батыя, и его орды в 1259 году вошли в Галичину. Данила Романович спасся бегством в Венгрию, где королем был его шурин. По требованию хана Батыя, Лев Данилович, сын Данилы Романовича, разрушил замки, поклялся быть его вассалом и вступил на княжеский престол Галицко-Волынского княжества, который занимал до 1301 года.

В «Галичско-Волынской летописи» записано, что в 1285 году хан Ногай и хан Телебуга, силами дружины Галицко-Волынского княжества, совершили грабительский поход в Венгрию. Поскольку Лев Данилович ещё не вылечил ногу и хромал, то дружину возглавили его братья Мстислав и Владимир. В этом грабительском походе принимал участие несовершеннолетний Юрий, сын Льва Даниловича. Хан Ногай с одной группой дружинников Льва Даниловича пошел на город Прешов (ныне Восточная Словакия), а хан Телебуга с другой группой дружинников заблудились в дремучих лесах Карпат и с трудом возвратились. Следовательно, «Галицко-Волынская летопись» фиксировала даже такие малозначимые для истории, но курьезные случаи. Она зафиксировала, что без санкции вождей татаро-монгольского ханства Галицко-Волынское княжество не имело права самостоятельно совершать походы против соседних государств, каковыми являлись Венгрия и Польша, дабы не спровоцировать войну и этим не втянуть в нее татаро-монгольское ханство. Если бы такие походы все же состоялись, то, фиксируя даже курьезы, летопись зафиксировала бы их.

Тем не менее украинские псевдоисторики голословно утверждают, что якобы в 1280 году Лев Данилович за Карпатами отвоевал у Венгрии пограничный регион, населённым рутенами, и в течение 40 лет им управлял наджупан Григорий. Этот миф опровергают следующие неоспоримые факты. Венгрия всегда была убежищем для князей Галичины, а Лев Данилович был зятем короля Венгрии. Как у Черниговского князя Ростислава Михайловича, так и у Галицко-Волынского князя Льва Даниловича супруги являлись дочерями короля Венгрии. Король Венгрии дал своим дочерям в приданное замки с прилегающими к ним селами, населенными рутенами. Поэтому их мужья, став собственниками приданного, имели право назначать управляющих этими имениями. Не удивительно, что Лев Данилович назначил управляющим своего имения в Венгрии некого Григория. Однако Григорий, будучи иностранцем и только управляющим имения, не мог быть наджупаном (главой одного из 74 округов Венгрии), так как наджупан был представителем королевской власти, а заодно прокурором и судьей в жупе, ему подчинялись находящиеся в жупе гарнизоны венгерской армии.

Создаваемая псевдоисториками история Великой Украины не может быть такой без возвеличивающих ее мифов и фальсификаций. Одним из наиболее характерных мифов является «украинский князь» Гедемин Теодор Кориатович, которого мифологи называют Федором Корятовичем и «князем Подольским». По их утверждению, Подольский князь Федор Кориатович якобы во главе 40-тысячного украинского войска отступил из Подолья в Венгрию и навсегда остановился с этой армадой возле города Мукачево. Однако история не знает такого массового переселения из восточнославянских земель в Венгрию, тем более под предводительством Федора КорИАтовича. В то же время известно, что в 1556 году Гетман Украины Наливайко со своим 20-тысячным войском прошел по восточной части нынешней Украины и навсегда освободил Левобережье от Польши. Трудно представить, чтобы 40-тысячная армия, воины которой в конце XIV в. оставили своих детей, родителей, жён, во главе с литовцем навсегда сбежали в неславянскую Венгрию. К тому же в те времена в Подолье проживало менее 30 тысяч человек, включая и детей. Предположим, что 40-тысячная армия в Подолье всё же была, перешла через Карпаты в Венгрию и остановилась возле города Мункачево. Однако в Мукачевской доминии, по переписи населения Венгрии 1846 года, насчитывалось всего-навсего 145 населённых пунктов, в которых проживало всего-то 3739 человек. Куда же подевалась остановившаяся в Мукачевской доминии 40-тысячная армия Подольського княжества, украинские мифологи не считают нужным объяснить.

Истории известно, что бояре Галичины провозгласили своим князем Любарта (Дмитрия), сына князя Великого Литовского княжества Гедемина. У удельного князя по имени Кориат, выходца из правящей династии Гедеминов, было четверо сыновей: Юрий, Александр, Константин и Федор (Теодор). Выгнав в 1362 году из Подолья татар, Ольгерд (1345-1377), Великий князь Литовский, приходившийся братом Кориату, назначил удельным князем Подольским вначале Юрия, затем (в последовательности) Александра, Константина и Федора.

Они заложили в Подольском княжестве города-замки Великого Литовского княжества: Каменец-Подольский, Смотрич, Бакоту и др. В 1370 году Галичина вошла в состав Венгрии, являвшейся союзницей Великого Литовского княжества.

Поэтому в 1372-1378 и 1385-1387 годах Галичиной управлял герцог Владимир Орольский, ставленник Венгрии. В 1387 году Галичина и Холмщина окончательно перешли во владение Польши. После объединения с Польшей Великое Литовское княжество при Гедемине Витовте (Витаутасе) охватывало юго-западную часть нынешней Украины с Киевом включительно. Между Федором Кориатовичем и Витовтом возник конфликт. Поэтому Витовт в 1393 году арестовал Федора и отправил его отбывать наказание в Вильнюс. С помощью влиятельных родственников Ф.Кориатовичу удалось бежать в Венгрию.

Король Венгрии Сигизмунд в 1396 году наградил Гедемина Теодора Кориатовича Мукачевской (возле г. Мукачево) и Маковецкой (возле г. Бардиев Восточной Словакии) доминиями, то есть королевскими имениями и прилегающими к ним поселениями рутенов. Одновременно назначил Ф.Кориатовича жупаном Мукачевским. Поскольку Гедеминас Теодор Кориатович пользовался у рутенов авторитетом, они называли его по имени и отчеству – Федор Корятович. С этим именем он и вошел в историю рутенов, ныне именуемых «русины».

1

– знак дополнения в главе 25.