Прот. Димитрий Сидор, проф. Русской Православной Академии, член-кор Международной Академии Славянского Просвещения, настоятель кафедрального православного собора  в Ужгороде.

Взаимоотношения  славяно-русов   Средней  Европы и греков

Византии  в 7-11 ст. и древние документы на «руськом» языке.

Международная конференция. Ужгород. 10 мая 2014 г.

В вопросе крещения славян или точнее славяно-русов,[1] Европы, в том числе Великой Моравии[2],  будущей Карпатской Руси и Болгарского Царства в 9 веке  исследователями было акцентировано…

Fr. Dimitry Sydor, a professor of Russian Orthodox Academy, Corresponding Member of the International Academy of Slavic Education, prior of the Orthodox Cathedral in Uzhgorod

 The relations of Slavo-Russes of Central Europe and the Byzantine Greeks

in 7-11 centuries, and ancient documents in “Rus’ky” language.

International Conference. Uzhgorod. May 10, 2014

 In the matter of baptism of Slavs, or rather Slavo- Russes of Europe, including those in Great Moravia, future Carpathian Ruthenia, and Bulgarian Empire in the 9th century, researchers’ attention was focused mainly on the fact that at the request of the Moravian prince Rostislav, Emperor of Constantinople Mikhail and Patriarch Photios sent to them missionaries – the holy brothers Cyril ( Constantine ) and Methodius, as if the only ones who had Slavic roots and who spoke the language of Slavo-Russes of Greek Macedonia, especially the Slavs who lived near the town and within the Greek Thessalonica.

Researchers have paid little attention to the important aspect of this issue: generally close relationship of Slavo-Russes of the Central and Middle Europe with the Greeks of Byzantium from the 7th to the 11th century and earlier, and not only in the vicinity of  ancient Thessalonica or Salonica alone. Having in mind the consequences of such a close relationship of Slavs and Greeks, which was quite profound, some ancient historians perceive this fact of communication as “Slavification of Greeks”, which had a beneficial effect on the Slavo-Russes in the future.

            Knowledge of the true history of a relationship of the Greeks and Slavs, and knowledge of national mother tongue provides a comprehensive perception of world events and facilitates the learning of other languages, as well as securely protects people from assimilation and ethnocide.

Today experts raise the alarm on this issue. For, as verified by experience, – if knowledge of history and the purity of the mother tongue is lowered by one step (through updating, substitution, introduction of foreign words), the “new”, or rather corrupt language damages faith and morals of the people-native speakers threefold. Hence, certain work needs to be done to rescue the native language of communication, as was done in Poland.

Therefore, it is necessary to restore the history and language of the people in education. Without a decent development of the people’s history and language of the people, the language of prayer, one not only fails to increase knowledge, but also ensure the normal development of human consciousness and the people in general.

В вопросе крещения славян или точнее славяно-русов,[1] Европы, в том числе Великой Моравии[2],  будущей Карпатской Руси и Болгарского Царства в 9 веке  исследователями было акцентировано, в основном на том, что на просьбу моравського князя Ростислава император Царьграда Михаил и патриарх Фотий выслали к ним миссионеров святых братьев Кирилла (Константина) и Мефодия, как буд-то одних, имевших славянские корни, и одних, обладавших языком славяно-русов греческой Македонии, особенно славян, живших вблизи града и в самих греческих Фессалониках.

Исследователи мало обращают внимание на тот важный аспект данного  вопроса: вообще тесного взаимоотношения славяно-русов  Центральной и Средней Европы с греками Византии с 7 по 11 века и ранее, и не только в окрестностях одних Фессалоник или древней Солуни. Имея ввиду последствия таких тесных взаимоотношений славян и греков,  которое  было довольно глубоким,  некоторые древние историки воспринимали этот факт общения, как «ославянивание греков», которое благотворно послужило славяно-русам в будущем.

Начиная с 5 или 6 века, в центре Европы и в Средней Европе, а затем на балканском полуострове появились славяне, язык которых, по Нестору Летописцу, был руський.  Были ли славяне автохтонным коренным населением или самовольно переселились или по приглашению, как это случилось при имп. Ираклии[3] в 626 году, это вопрос другой темы.

Для нас важно знать, что этим тесным взаимоотношением славян и греков и объясняется появление на престоле Нового Рима-Константинополя вазилевсов-императоров из числа славян, чаще всего македонских. Немецкий ученый Я. Ф. Фаллмерайер (1790—1861), используя сообщения, данные императором Константином Багрянородным[4], считал Новую Ромею “целиком ославянившейся”[5].     Я.Ф.Фаллмерайер  утверджал даже, что «эллины были почти полностью славянизированы» славяно-русами. В силу его настойчивого утверждения о славянизированном происхождения нынешних греков, Фаллмерайер  и считался в Греции славянофилом[6].

Но тот факт, что  императорами Ромейской Византийской империи часто ставали славяне[7], а масса славяно-русов  была в числе служащих, воинов и слуг, и послужило той высокой организации столицы Византии в деле миссионерского служения славяно-русам Моравии, и Карпатской Руси по просьбе князя Ростислава в 862 г. К этим славянам-русам в Константинополе отнеслись весьма уважительно и внимательно, поскольку видели их воинственность под своими стенами в 860 году в качестве захватчиков.

У греков, правда, возникал при этом сложный вопрос. Они, хорошо знали славян-македонцев и помнили, что в 626 году их предки – белые хорваты, прибыли по приглашению имп. Ираклия из-под Карпат, которые и помогли спастись Царьграду, осажденному аварами.  Именно с тех пор они «легитимно» расселились на аварских землях и возле Солуни, образовав крупную славяно-русскую общность, давшую начало македонскому народу.  И вот, в 860 году приплыли (из-под Карпат) еще славяне-хорваты, от которых греки претерпели реальную угрозу разрушения Константинополя от вроде тех же славян, но уже под именем «руссов» (без приставки – хорваты или славяне), родом с тех же «земель на север»[8] из-под Карпат. Осадившие град русы,  «после чудесной защиты Царьграда «изнесением на стену града пояса Божьей Матери», были поражены неожиданно появившейся бурей». Но, вскоре, (в 863 г.) «они приняли христианских проповедников» из Византии. Причем, упоминается епископ (Мефодий) и священник (Кирилл-Константин)[9].

2.   Великая Моравия, как часть Карпатской Руси от Потисья до провинции Норика.

Исследователи отмечают, что Моравия, как часть древней территории Карпатской Руси от Потисья до провинции Норика, и  Болгарское Царство, приняли христианство в форме восточного византийского православного обряда, именно со славяно-русским богослужебным текстом, как утверждает Нестор Летописец. Позже, оно будет названо кирилло-мефодиевским Православием, действующим на земле восточных славян – Святой Руси до сегодня! С тех пор, когда греки  выслали  своих  миссионеров  славяно-руському народу (мораванам, блатенцам, хорватам, сербам, хорутенам и пр.)  от восточных Карпат до Альп, уже минимум как 1150 лет, живёт чудом уцелевшая часть того христианского народа, принявшего святых Кирилла и Мефодия. Имя народа – русины подкарпатские[10].

Прежде это самоназвание «русины» российские и советские историки производили только от имени Древней Руси с центрами в Новгороде и Киеве (Киевской Руси), хотя сам этнотермин «русины» относится к 5 веку, а термин «Древняя Русь» упоминается с только крещения Киева.

И вот открылись многие документы о существовании  до прихода венгров  автохтонных жителей Карпатской Руси  русинов-русенов  в центре Европы[11].  В ту пору,  древней «Киевской» Руси ещё и не существовало «документально»,  а Киев (альтернативное название его Самбатас)  был всего лишь пограничным городом влиятельного государства Хазарии, как, к примеру, наш Чоп. Об этом повествует «Повесть временных лет»[12].

Надо также учесть, что  венгерская,  как и позже советская,  историография, умышленно  замалчивали все, что связанное с древней историей Карпатской Руси[13] в 7-11 веках и позже.  Особо умалчивалось все, что связано со всеми прогрессивными деятелями славяно-русами, выходцами из Карпатской, Угорской,  Руськой Крайины и затем с республики Подкарпатская Русь. Затем в течение 2-х веков, по мнению  некоторых  исследователей, российские и советские учёные НЕ ЧИТАЛИ ДАЖЕ ВЕСЬ ПОДЛИННЫЙ ТЕКСТ ЛЕТОПИСИ, НАПРИМЕР, НА УТЕРЯННОМ ЛИСТЕ Радзивиловской летописи, что принесло новые доказательства подложности норманской теории[14].

Дунайская версия и угрины.

            При изучении истории Карпатской Руси, часто нам, жителям Закарпатья заявляют, что мало осталось исторических памятников для написания ее истории. Но это не так, ибо все познается в сравнении, писал архим. Василий Пронин. В период с VI столетия до начала XII века не сохранилось исторических сведений ни о чешских землях, ни тем более о Словакии. Но ведь Чехия и Словакия существует, и написали себе историю. Еще слабее обстоят дела с историей Древней Руси, (которую только в 19 веке решат называть термином Киевская Русь), и которая кроме Летописи Нестора мало что имеет [15].

Мы часто напоминаем, что научная «версия о дунайской»[16]прародине славян-русинов, эта версия была наиболее древняя, что отражено даже в “Повести временных лет”, почти единственном источнике для истории Древней Руси. «Вот почему, – акцентировал о. Василий Пронин, – документ Нестора в первую очередь отражает страницы истории и Карпатской Руси», за которую летописец знает уже как «Угорская Рус». Знает он уже «Угорские горы», а жителей территории за Карпатами (глядя с Киева) – как за угринов, русинов,[17]которые прибыли в Киев и находились даже в окружении князя Владимира. Сам князь Владимир, не без влияния тех русинов-угринов мог принять решение какую же веру ему избрать, если в числе его жен была просто «чешка»,  и таинственная «чехиня», как на русинском языке называют женщин Чехии.  Это может свидетельствовать о ее близости к русинам-угринам, возможно слугам, прибывшим с ней, как с будущей женой князя. Сам князь Владимир доверил этим русинам-угринам даже воспитание и судьбу своих сынов Бориса и Глеба. А Георгию Угрину доверил носить на шее княжеский символ власти – золотую гривну. А Мойсей Угрин, правая рука мощей которого находится в Мукачевском монастыре, устроитель Киево-Печерской Лавры, он же и первый святой обители.

Где же прародина славян?

Многие исследователи помещают сегодня прародину славян в современную Венгрию, Словакию и Закарпатье (историческую Карпатскую Русь) откуда и расселялись во все стороны славяне-русы[18]. Ученик С.М. Соловьева – историк В.О. Ключевский также признавал «дунайскую» версию прародины славян[19]. Но он внес в нее свои важные для нас, русинов, уточнения; прежде, чем восточные славяне с Дуная попали на Днепр, они около 500 лет пребывали в предгорьях Карпат или от южных склонов гор Карпат до Балатона. По Ключевскому, только с VII в. отсюда восточные славяне постепенно расселились на современной Русской равнине, помня в песнях своих «о Дунае».

Часть советских ученых склонялась также к дунайскому происхождению славян, но большинство ученых, особенно польских, придерживалось той версии, что прародина славян находилась несколько севернее, через северные Карпаты на Висле[20]. Хотя, учитывая тамошний более холодный климат, трудно представьте себе, что же славян тянуло к северу от Карпат. Мы склонны принять тот факт, что ареалом распространения славян мог достигать Вислы, а позже на Прибалтике и в Приднепровье3[21]. Б.А. Рыбаков считает, что славяне принадлежат к древнему индоевропейскому единству, в которое входят такие народы, как германские, иранские, кельтские, индийские, греческие и др. Центром первоначального индоевропейского массива 4-5 тыс. лет тому назад были северо-восточная часть Балканского полуострова и Малая Азия[22].

Итак, история действительно знает, за массовое передвижение славянских племен, происходившее в V-VI веках во все стороны: на Балканы (аж под Фессалоники), где чуть севернее начала формироваться будущая православная славянская Македония (рядом с Македонией греческой); на запад к Адриатике, в районе Хорватии и Словении; на север – к Прибалтике (Новгород); и на северо-восток Европы — на будущую Древнюю Русь — на Киев.

И не надо забывать сегодня, говоря о документах для написания истории народа и страны, что только недавний XIX век стал периодом национального романтизма, когда обострился интерес к событиям давно минувших дней, когда пробудились многие народы к созданию своих национальных государств со времени «весны народов» 1848 г. Ведь, фактически, заново создавалась история этих народов на основе их романтических представлений и слагаемых мифов о происхождении своего государства у каждого из славянских народов.

            В какой-то степени все народы Европы, в их числе и в равной степени и русины исторической Карпатской Русибыли затронуты этим историческим процессом и сегодня имеют свою версию «Историю Карпатской Руси»[23].

Памятники древности «руського» языка.  Рукописный Апостол XVI века.

После 1945 года НКВД-КГБ уничтожало на освобожденных землях Подкарпатской Руси-Закарпатье, которой Сталин дал имя Республика «Закарпатская Украина», а затем Закарпатская область, всякое упоминание об этой земле, народе русинов и о республике[24].

Какая удача для исторической науки о Карпатской Руси, что в 1976 году именно в руки о. Василия Пронина попала древнейшая Карпаторусская рукопись из села Черноголова (В. Березнянского р-на), которую он, учитывая тяжелые времена, научно описал, боясь, что такой документ может оказаться в руках спецслужб и погибнуть.

Показательно, что на бумаге (Апостола) был обнаружен водяной знак – «кабан»[25], который и помог ему датировать эту древнюю рукопись под 1544-1554 гг. Имеются весьма ценные данные в месяцеслове Апостола, которые прямо говорят о существовании древнейшего начального оригинала этого списка.[26]

Итак, «рукописный Апостол середины XVI века, найденный в Закарпатье,…является списком с древнейшего оригинала с 9 века. Он близок по тексту к языку начального перевода, а известно, какой интерес представляет подлинный язык и текст Первоучителей словенских». Карпаторусский «Апостол» «подтверждает мнение о том, что на Закарпатье (Карпатской Руси) в Ставропигиальном монастыре в XVI веке была и (Грушевская) типография»[27], о которой также упоминает и А. Кралицкий[28].

А вот в конце этого месяцеслова имеется закладная запись, написанная почерком XVIII века, но с суфиксом, употребляемым нами до сегодня: «Сію книгу на имя Апостолъ оставил ієрей Михаилъ из Черноголовъ попу Феодору Бѣлоблатцкому»[29].

Благодаря церковно-славянскому языку и первопечатным книгам[30], которые местные жители края русины весьма активно используют и до сегодня через участие в богослужениях, обрядах, церковных таинствах и ежедневных молитвах, сохранился живой разговорный язык[31], весьма близкий к оригинальному языку времен св. Кирилла и Мефодия и его учеников.

На южных склонах гор Карпат, сохранился древний «руськый заповедник», где греческая православная вера и «древняя русскость» с древним русинским языком чудесно «законсервированы в богослужении, в традиции, в песнях, балладах, и просто в генетике» и потому легко воссоздаются, быстро проявляясь при благоприятных условиях даже и через 1000 лет. В Закарпатье (исторической Карпатской Руси), поэтому, «непосредственно и непрерывно и существует Кирилло-Мефодиевская традиция и церковно-славянский язык»[32]. Эта тема греко-славянских отношений и крещения Карпатской Руси всегда была актуальна, и увязана вместе с историей кирилло-мефодиевской Церкви, история которой и есть подлинная история Карпатской Руси[33].

Для исторической науки важны исследования в области лингвистики и ономастики.

Выходцы из Закарпатья-Подкарпатской Руси в 30-х годах пришлого века, учились в Македонии в г. Битоль, недалеко от Фессалоник и общались в среде православных славян-македонцев. Овладев древним македонским языком, слушали они лекции македонцев и слышали речь простых македонцев и держали в руках многие книги и документы на «старомакедонском» языке, который, как оказалось, очень близок к старорусскому-русинскому.

Всем известно, какой издревле интерес представляло изучение древнего славянского македонского языка[34], на который были переведены церковные книги свв. равноапостольными Кириллом и Мефодием. Ведь российские исследователи[35]считали, что свв. Апостолы перевели Евангелие и богослужебные книги на македонский или моравский язык, но найти подтверждения кириллических текстов на строго «моравском» языке не удалось. А вот македонские памятники сохранились, что дало подтверждение гипотезе о славяно-русинском языке древних славян-македонцев.

 

Руський (русинский)-македонский-болгарский-киевский язык – один и тот же!

Историки подтверждают, что славяне, попавшие только в VI-VII веках под греческие Фессалоники при имп. Ираклии 4-м, впервые приняли имя «македонцы» от местных греков-македонцев. Историкам известно, что прародина этих таинственных славян-македонцев именно южные склоны гор Карпат, т.е. территория исторического расселения подкарпатских русинов, откуда они «спустились в Македонию с Карпатских предгорий»[36]. Такое официальное переселение наших предков из-под Карпат на Балканы (на территорию будущей Хорватии) и под Фессалоники известно при императоре Ираклии IV, о чем свидетельствует упоминаемый нами имп. Константин Багрянородный в своем труде «Об управлении империей»[37]. Интересно, если выходцы из-под Карпат, а мы их считаем нашими предками, на территории будущей Хорватии дали свое имя местному славянскому населению, а сами ассимилировались, то под Фессалониками произошло обратное. Там наши предки-славяне, как прарусины, не ассимилировались с местными македонцами-греками, но только приняли их имя «македонцы». Иными словами, они приняли имя древнего местного греческого народа «македонцы», но, при этом, сохранив свой язык, образовали зачатки будущего славянского македонского народа и страны Македонии с 1945 года. Так, славянский язык пра-карпаторусинский, чудесно попал в VII веке под Фессалоники, где в среде поселившихся славян в греческой Македонии становится для местных греков и для будущих историков уже «македонским», а, вскоре, и болгарским.

В IX веке на Балканы прибыли болгары, образовав здесь свое Первое Болгарское Царство. Они завоевали и земли Македонии, и даже часть Карпатской Руси до реки Латорица. Именно этим болгары впервые и познакомились с «македонским языком» из под Карпат, который в силу необходимости сформировался как государственный болгарский. Очевидно, что язык после того, как был кодифицирован как церковно-богослужебный свв. Кириллом и Мефодием[38], становится, при царе Борисе с 865 г., государственным языком Болгарии[39] и богослужебным языком Православной Церкви. Но главные культурные центры Болгарии остаются именно македонские, особенно Охрид и окружающие монастыри. Отсюда и очевидный вывод: «болгары усвоили македонско-славянский язык, на месте, на Балканах, т.е. тот язык, прародиной которого, видимо, были Карпаты и Прикарпатье и прилегавшие к ним территории»[40].

Кстати можем указать и на прародину сербов и хорватов, согласуясь с сообщениями древних историков[41]: «Сербы и хорваты также спустились на Балканы с Карпат или через Карпаты»[42].

Итак, с 865 года прарусинский язык, приняв на юге в 7-9 веках имя «македонский» язык, становится знакомым и родным для св. Кирилла и Мефодия, которые и переводят на него богослужебные книги и Библию. А затем он становится официальным государственным языком в Болгарии[43], которым быстро славянизируются болгары. Лишь после этого он становится известным Древней Руси в Киеве, но уже как «болгарский»[44]. А русины Карпатской Руси, древние носители сего языка, как подданные Болгарского Царства, принимавшие участие в Крещении в Киеве  известны, как угрины-русины.

Богослужения не просто на славянском, а именно на русинском языке!

О существовании во второй трети Х в. на землях бывшего Великоморавского княжества богослужения не просто на славянском, а именно на русинском языке, свидетельствует приводимая в «Чешской хронике» Козьмы Пражского (ум. в 1125) булла Иоанна ХIII. Согласно ее, чешскому князю Болеславу II предписывалось бороться с обрядами и сектами «болгарского и рутенского (rutheny-русенского) народа, или славянского языка». Здесь документально зафиксированы этнонимы славянских народов болгар и русинов-русенов, рутенов уже как отдельные[45].

Наконец, именно этот карпато-русинский язык, часть носителей которого поселились после 626 года по приглашению имп. Ираклия 4-го под Фессалоники и на территории современной Хорватии и Словении, (с именем «болгарский язык»), переходит в конце 10 века на Древнюю Русь[46] в Киев[47]. Сюда «приходит» этот язык вместе с его носителями, священниками русинами-угринами, как подданными Болгарии, которые привезли в Киев тысячи книг-переводов, переведенных или написанных в македонских монастырях, помогавших крестить киевских полян[48]. Это язык также становится при князе Владимире Великом в 988 году государственным языком киевских полян, которые в скором времени стали упоминаться летописцами «руссы».

Иными словами, в Киеве в 988 году из уст этих «болгарских» священников-угринов зазвучал язык древнерусский из-под Карпат[49], прошедший свой уникальный путь с центра Европы на юг к Фессалоникам, на запад на Хорватию и Словению, затем на северо-восток[50] – на Древнюю Русь. Доказательство этому – сохранившийся этот язык и ныне на 70% только в подкарпатских русинов[51].

«Вот почему карпатские говоры приобретают особый лингвистический интерес. На Карпатах и поныне сохранилось большое количество древнеславянских слов, что некоторые исследователи объясняют заимствованиями из церковно-славянского языка, но, что в действительности, является обратным процессом, – эти древние слова вошли в церковно-славянский язык из карпатских, так сказать, прамакедонских говоров»[52], сформировавшихся с древнего прарусинского славянского языка.

По внешним соображениям в 50-х – 80-х годах духовник монастыря тогда не мог говорить публично, что закарпатский язык и есть древнерусский, древнерусинский. Но, это подтверждали исследователи еще до создания СССР, что только в карпатских диалектах и по сегодня сохранилась глубокая древность[53] и что Закарпатье-Подкарпасткая Русь имеет уникальную древнюю историю[54]. О русских (русенах-рутенах) под Карпатами, (а не на север и северо-восток Карпат) упоминает и римский источник[55].

Важно отметить, что руссы также упоминаются в НАЧАЛЕ 7 века, задолго до упоминания руссов на ДНЕПРЕ. А через 200 лет после того как наши предки хорваты переселились при имп. Ираклии-4-м  (610-641)[56] на греческую территорию, в этой т.н. «македонской» среде славян под Фессалониками рождаются будущие апостолы славян Константин (Кирилл) и Мефодий. С превосходными знаниями местного им и родного «македонского» языка они готовят азбуку и переводы на славянский-македонский язык. Они прибывают на земли Болгарии в районе южного Марамороша, части нынешнего Закарпатья, в бассейне рек Тиссы, Боржавы, Латорицы, (жители которых были подданными Болгарии). Многолюдная византийская миссионерская «делегация» Кирилла и Мефодия задержалась здесь на полгода из-за войны Великой Моравии с Германскими князями.

Вот тут-то, на исторической территории русинов на юг от Карпат, они услышали знакомую им «македонскую» речь прарусинов. Можно допустить, что уникальные апостолы и даровитые лингвисты стали старательно изучать язык местных людей, который мог несколько отличаться уже от их «македонского». Изучив его, они могли взять его как лингво-матрицу, для создания переводов на этот славянский язык, понятный, по их мнению, не только местным славянам-прарусинам, но и славянам Македонии, Моравии и Болгарии. Об этом упоминает и чешский хронист Далимил, в т.н. «Далимиловой Хронике» XIV века, вероятно, за то и написавший, что «Мефодий архиепископ русином был»[57], что тот легко и основательно освоил тогдашний язык русинов.

Историк Михаил Лучкай, написавший на латыни шеститомную «Историю Карпатских Русинов»[58] и одну из первых русинских «Грамматику русинского языка»[59], также видел в его родном русинском языке базу для общего литературного языка для всех славян, как родственный македонско-славянскому[60], ибо «он, (язык местных русинов) совмещает в себе элементы восточных, западных и югославянских говоров»[61].

Значит, «Черноголовский Апостол», переведенный славянскими первоучителями, попал на свою (же) языковую прародину, на юг от Карпат, и переписчик в XVI веке невольно наложил на него некоторую печать местных говоров и диалектов».

Очевидно, что карпато-русские «формы языка на Карпатах, с одной стороны, консервативно сохранялись, а с другой, частью подверглись самым разнообразным влияниям. Вот почему, подробное исследование такого Закарпатского (Карпато-русского) Чорноголовского рукописного Апостола XVI века выявило особый интерес, как для изучения Новозаветного текста Евангелия, так и для изучения древнего славянского языка вообще»[62].

Именно это обстоятельство европейским писателям и особенно Нестору Летописцу давало основание то же написать, что т.н. славянский язык европейских славян и древнерусский язык – один и тот же: “…а Словеньскый язык и Русскый одно есть»[63].

Показательно, что Фламандский монах Рубрук писал в 1253 г., что в древности руський язык – для европейцев это древний русинский язык русинов: «язык русинов, поляков, богемов (чехов) и славян тот же, что и у вандалов».

Уроженец Словении ( Каринтии) хорутен Сигизмунд Герберштейн (первая половина XVI в.) утверждает, что в период своего могущества вандалы «употребляли… руський язык и имели руськие обычаи и религию»[64].

Так оказалось, что подлинную древность руського (русинского) языка помогают подтвердить нам именно македонские кирилличные документы, известные науке, как

Битольская надпись[65], надгробная надпись болгарского царя  Самуила68 Варошская надпись69 (вблизи селения Варош) и надгробная надпись Чергубиля Мостича.

Как только была открыта в македонском г. Битоль Битольская надпись (текст разобран в редакции прот. Владимира Мошнина[66] и Заимова Йордана[67]), она засвидетельствовала о намного больших границах распространения славянского староруського языка, в том числе и на Адриатике до Словении, чем предполагалось, а не только в рамках Македонии и Первого Болгарского Царства, где этот язык при царе Борисе стал государственным. Сами памятники указывают на глубокую древность именно кирилицы, а не глаголицы.

Практически, этот т.н. «македонский» текст понятен без перевода даже и не специалисту или любому коренному жителю Закарпатья.

2. Чрезвычайно важна палеологическая надгробная надпись на могиле царского рода  болгарского царя Самуила[68].  Это древнейший кирилличный текст не только один из немногих кирилличных памятников с точно указанной датой —  993 г., но и то, что он в своем виде древнерусский или карпаторусский. Плита с этой надписью была найдена в 90-х годах XIX в. именно в Македонии,а хранится в Национальном историческом музее Болгарии, г. София. Но она свидетельствует о таком языке славян, который российские и украинские лингвисты ошибочно именуют староболгарским. Но его по праву можно назвать древнерусским, распространенным в то время по всей центральной и южной Европе и даже по берегам Адриатики.

Мало того, что надпись состоит всего из 11 строк, но она имеет огромное  палео-графическое значение и для Карпатской Руси в определении именно всех оттенков языка святых Кирилла и Мефодия, чтобы иметь возможность видеть, какой же вариант древнего языка мог стать матрицей для церковно-славянского языка. Причем, на основании  начертания отдельных букв этой надписи можно определить ту же древность и других недатированных памятников, которая возводит нас прямо к братьям Кириллу и Мефодию. Они, по всей видимости, могли взять за основу именно древнеруськый или карпаторуськый язык наших предков, или, изрядно наполнить его словарным запасом ими кодифицирован-ный язык из языка населения исторических земель Карпатской Руси того времени.

Ведь и до сегодня этот древний язык уникально близок к языку карпато-русскому.

3. Варошская надпись[69].

            Представляет для науки ценность также и «Варошская надпись» на «староболгарском (карпато-русском) языке» от 996 года.69  Иногда шутят так: «Не славянское ли это слово «варош» (город) у венгров и русинов?»

Эта древняя надпись вместе с надписями на могиле Чергубиля  Мóстича (от 950-960 г.),  Самуиловой (от 993 г.) и  Битольской надписями (от 1015-1018 г.) просто уникальны. Но глубоко не могут быть поняты они ни в Македонии, которая уже сегодня не знает этого древнего языка, ни в Болгарии, утратившей древний язык в период турецкого ига. Варошская надписъ гласит: «В лѣто 6504 (996) почúна єпископ Андрей, на 17  фебруарій…»[70].   Перевод: «В лѣто 996 – є почил єпископ Андрей на 17-є фебруара».

4. Очень важны сведения о Чергубиле[71] Мостиче и о его надгробной надписи, открытой в 1952 году при раскопках в т.н. Церковь на Мостиче в местности “Селище” (напоминающее имя села Нижнее Селище) в Великом Преславе.

Вот почему древнее общение славян и греков создало предпосылки удачной и успешной миссии Кирилла и Мефодия, а язык подкарпатских русинов именуемый не иначе, как «старый карпаторуськый», мог стать матрицей для будущого церковно-славянского языка[72], что подтверждает и состояние его, как регионального, по Закону Украины, «русинского языка», очень близкого к богослужебному.

Заключение. Знание правдивой истории о близьких отношениях греков и славян, и владение материнським национальным языком, обеспечивает полноценное воприятие мирових событий и облегчает изучение других языков, а также надежно хранит народ от ассимиляции и этноцида. Сегодня специалисты бьют тревогу по этому вопросу. Ибо проверено опытом — если на одну ступень опускают знание истории и чистоту родного языка (обновлением, подменой, внедрением иняза), то на три ступени “обновлённый, а точнее, поврежденный” язык уже сам повреждает веру и нравы носителя-народа”.

Значит, нужна работа по спасению родного языка общения, как поступили и в Польше[73].

Изучая историю и документы наций соседних народов за последние 400 лет убеждаешься в том, что каждую из них спасали от врагов особо сформированные народом духовно-национальные языковые анти ассимиляционные преграды.

Психолингвисты давно установили, что путём построения и внедрения в речь особых текстуальных образцов речи можно влиять на состояние мысли и поведения человека. «Еще в большей мере это касается попытки повреждения или запрета (или замены) богослужебного кирилло-мефодиевского «македонского» языка в православных храмах. Сегодня уже известно, что если народный (национальный) язык народа выступает как действенное оружие воздействия на поведение человека, влияя и на смысловой и эмоциональный настрой личности, то тем более церковно-богослужебный язык непосредственно отзывается на её (личности) поступках и религиозных переживаниях.

 Язык богослужебный вместе с глубиной образных религиозных кирилличных текстов, формирует вокруг Религиозного Культа, – по словам свящ. Павла Флоренского[74], – и область собственно культуры человека, культуры общины и всего народа. «Культура рождается от религиозного Культа народа»!

Сегодня в народе снизился уровень знаний истории и владения родным языком, как и языком молитвы и богослужения. Поэтому нужно восстановление истории и языка народа и в сфере образования. Без достойного освоения истории народа и языка народа, языка молитвы, невозможно не только возрастание знаний, но и нормальное развитие сознания человека и народа в целом.

 


[1] В действительности не просто славян, а славяно-русов, обладавших праславянским язиком руським, как утверждает летописец Нестор: «…а словенский язык и   русский язык одно есть».(ПВЛ.).

[2] Упоминаемой в таком имени только в имп. Константина Багрянородного.

[3] Константин Багрянородный. «Об управлении империей».(948952 гг.) Наука, М. 1991. Гл. 31. «0 хорватах и о стране, в которой они живут в настоящее время». «Поэтому, по повелению Василевса Ираклия, эти хорваты, пойдя войною против аваров (угрожавших Царьграду в 626 г.) и прогнав их оттуда, по воле Василевса Ираклия и поселились в сей стране аваров, в какой живут ныне».  Начиная с VI в. по Р.Х. можно утверждать, что в дошедших до нас сочинениях иностранных авторов названия “венеды”, “склавены” и “анты”, а также собственно “славяне” относятся именно к славянам. Это, прежде всего, труды византийских авторов Приска, Псевдо-Маврикия, Прокопия Кесарийского, а также готского историка Иордана, первым выделившего славян как отдельный этнос.  К VII в. расселение славян на Балканском полуострове завершилось, в ходе этого процесса они могли слиться с фракийцами, иллирийцами, кельтами, греками, тюркоязычными булгарами и положили начало современным южнославянским народам.   Другой поток – западные славяне – постепенно продвигался к берегам Эльбы и Дуная. К VIII в. они частично заселили территорию, оставленную германскими племенами в III-V вв. Третья – восточная – ветвь обживала территорию, которую славянские племена занимали еще до начала освоения европейских земель.

[4] Там же.

[5] См.: Пичет В. И., Шустер У. А. Славяноведение в СССР за 25 лет // Двадцать пять лет исторической науки в СССР / Ред. Волгин В. П. – М. – Л.: И-во АН СССР, 1942. – С. 232.

[6] Veloudis, «Fallmerayer», 65; Curta, «Dark-age Greece», 114.

[7] См.: В.И. Карпец. Русь Мировеева. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. – С.321.

[8] На север от Фессалоник и Царьграда и находилась территория исторической Карпатской Руси. Будущая Древняя Русь (с 19 века названа «Киевская») размещалась на северо-востоке.  Это не могли быть русы киевские и, тем более, не Аскольд и Дир, прибывшие в Киев только в 862 году. Нападавшие  реально были руссами русинами-русенами с Тиссо-Дунайских земель Карпатской Руси, о которых упоминают многие европейские источники.

[9] В это время в 860 году в Киеве, с первым его названим Самбатас, никаких крещений не было. Разговоры об «аскольдовом первом крещении» относятся к антинаучным рассказам. Упоминания о месте какого-то прихода епископа (без священника) и о крещении где-то в Крыму, также до сих пор не определено.

[10] А с 1919  года русины, образовавшие своё национальное государство Подкарпатская Русь в составе Чехословакии, свое имя русины подкарпатские, воспетое  в народних гимнах, закрепили  и конституционно. В 1919 году подкарпатские русины образовали свою национальную республику автономную Подкарпатскую Русь  в составе федеративной (с ноября 1938 года) Чехословакии и таковыми вошли в состав СССР согласно договору «О Закарпатской Украине (по Конституции Чехословакии Подкарпатская Русь) от 29 июня 1945 года.

[11] В. Пронин. Собр. трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1.

[12] Об этом и «Повесть временных лет» повествует, что Аскольд и Дир (только) в 862 году нанялись служить в хазарском Киеве (Самбатасе),  в городе, который платил дань хазарам.  Самбатас (греч. Sambatas) — альтернативное славянскому древнее название Киева, которое зафиксировано в X веке византийским императором Константином Багрянородным, сообщающим в трактате «Об управлении Империей» (ок. 948 года) о «крепости Киоава, называемой Самбатас». Больше нигде такой топоним не упоминается. Затем  уже Олег, сын новгородского князя Рюрика, захватил Киев и стал бороться за независимость от хазар. Только в 965 году князь Святослав разгромил Хазарский каганат, вступив в Тмутаракань, и Киев стал временно независимым от хазар.

[13] Байцура Тамара. Закарпато-украинская интеллигенция в России в пер. пол 19 века. Пряшев. 1971. С.7.

[14] В.И. Карпец. Русь Мировеева. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. – С.24.

[15] В. Пронин. Собр. трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1.

[16] О расселении славян на Руси после их ухода с Дуная в древние недатированные времена: «…Тако же и ти же словене пришедше (от Дуная) и сэдоша по дънепру и нарекоша ся поляне. а друзии деревляне. зане сэдоша въ лэсехъ… нарекоша и новъгородъ… и тако разиде ся словеньскъ языкъ. тэмь же и прозъва ся словеньская грамота…». «Бѣ бо единъ языкъ словѣнѣскъ: словѣнѣ, иже сѣдяху по Дунаю, ихъже прияша угре, и морава, и чеси, и ляховѣ, иполяне, яже нынѣ зовемая Русь. Симъ бо пѣрвѣе положены книгы моравѣ, яже и прозвася грамота словѣньская, яже грамота є в Руси и в болгарѣхъ дунайскых».

[17] Тамже.

[18] Нестор выдвигает мифологическую,  но весьма близкую к истине версию происхождения славян и славян-русинов. По Нестору, род славян восходит к младшему сыну Ноя-Иафету, который после раздела земель с братьями получил в удел Северные и Западные страны. Нестор сперва или в главном, поселяет славян в будущей римской провинции Норик, расположенной между верховьями Дуная и Дравы, где позже, в 5 веке, впервые документально зафиксирован народ русинов-рутенов, вождь которых Одокар-Одоацер в 488 году взял Рим и 15 лет владел им как император. Важен не сам Одоакр и его народность, русина, франка или германца. Важно то, что он был вождем целого воинственного народа русинов (rex ruthenorum). А это доказательство существования  уже в 5 веке целого народа с точным и четко зафиксированным этнонимом русины-русены-рутены-руги и народа организованного со своим вождем, народа воинственного, взявшего с Одоакром Рим.

[19] Славяне, по Нестору, теснимые позже волохами (римлянами), вынуждены были переселиться и на новые места, севернее от Дуная – на Вислу и Днепр. «Дунайской» версии прародины славян придерживался русский историк С.М. Соловьев, ссылаясь при этом на древнеримского историка Тацита. Ученик С.М. Соловьева – историк В.О. Ключевский также признавал «дунайскую» версию прародины славян.

[20] При этом историки расходились во мнениях и об этногенезе славян, и о том, где славяне впервые сформировались в единую этническую общность – в Среднем Поднепровье и по Припяти или в междуречье Вислы и Одера. Вопрос до сих в науке открытый, что усиливает нами принимаемую версию Дунайскую.

[21] Именно так считает и археолог и историк академик Б.А. Рыбаков. На основании новейших археологических данных он попытался объединить обе эти версии возможной прародины славян и их этногенеза. По его мнению, праславяне могли (после расселения) занимать широкую полосу Центральной и Восточной Европы: с севера на юг шириной около 400 км, а с запада на восток протяженностью около 1,5 тыс. км. Западную ее половину с юга ограничивали европейские горы – Судеты, Татры, Карпаты, а на севере земли праславян доходили почти до Балтийского моря. Восточную же половину праславянской земли ограничивала с севера река Припять, а с юга-верховье рек Днестра и Южного Буга и бассейн реки Роси, впадающей в Днепр.

[22] По Нестору Летописцу  —  как раз из Вавилонского расселения. ПВЛ.

[23] См. И.И. Поп. История Карпатской Руси. П. Годьмаш. История Републики Подкарпатская Русь. П.Р.Магочи.

[24] Особенно уничтожались древние архивные документы, а оставшиеся пропадают от воды и сырости в Береговском архиве. А оставшиеся документы бессистемно складированы и разрушаются, а часто и недоступны для исследователей, особенно в Закарпатской краеведческом музее. Все что осталось на руках в частных коллекциях, то и сохранилось, а масса документов погибла преднамеренно и безвозвратно. Рукопись Апостола одна из множества рукописей сохранилась именно на руках. Нет сомнения, что венгры и чехи не уничтожали старые документы по истории Карпатской Руси, как это сделали большевики после 1945 года, руками КГБ, а позже и новыми «попечители» края. И до сегодня в Праге, в Братиславе и в Будапеште сохранились копии документов, которых уже в Ужгороде и Берегове давно нет. А большинство документов о Карпатской Руси погибало и в многочисленных войнах с захватчиками и оккупантами края.

[25] Такая же филигрань встречается на бумаге безвыходных изданий XVI века, что помогло определить дату написания. См.Тихомиров М.Н. Начало книгопечатания в России. М., 1959. С.27. В. Пронин. Собр. трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1. с. 402.

[26] В.Пронин. Собрание трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1. с.403. Было заметно, что, хронологически, последний святой, упоминаемый в том месяцеслове под 14 июня – значится архиепископ и патриарх Константинопольский Мефодий (+847). И, что важно, совсем не упоминаются еще славянские святые. А под первым октября не означен еще праздник Покрова, который буде установлен в Константинополе позже, после 860 года, когда таинственные русы нападут на Царьград, но чудесно град спасется. И не упоминается еще в месяцеслове апостол Анания. Поскольку месяцеслов данного Апостола сокращеннее, чем месяцеслов патриарха Алексия, то о. Василий Пронин приходит к верному выводу, что этот месяцеслов, помещенный в Черноголовском Апостоле, «древнее, и восходит к эпохе свв. равноапостольных Кирилла и Мефодия».

[27] Там же. С.404.

[28] А. Кралицькый. Слѣды книгопечатания монастыря Грушѣвского.// Научный сборник Галицко-русской Матицы. Львов, 1865.

[29] В.Пронин. Собрание трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1. с.404. Нам очень ценно, что архим. Василий Пронин допускает такую возможность, что «дарственная запись сделана известным закарпатским полемистом священником-русином Михаилом Андреллой Оросвиговским» (умерший в 1710 г. в селе Иза)xi. Это наводит на мысль, что во времена Михаила Андреллы существовало еще много таких древних рукописей, которые подтверждали древность, как греко-православной веры местных карпаторусинов, так и наличие у этого народа своего сформированного издревле языка, очень близкого к церковно-славянскому. А наличие в фамилии попа Феодора суффикса –тцк-ому, и сегодня повсеместно произносимому жителями Закарпатья (Карпатской Руси) русинами в словах типа «карпатцькый, відітцькый», говорит о том, что древний язык русинов устойчивый за последние многие столетия и даже тысячелетие.

[30] Покрайняя запись на древнем Евангелии в «оугорьскому… не и зносима из храма» свидетельствует, что книгопечатание в Карпатской Руси существовало, а часть карпаторусских книг попала даже в Россию через посольство И. Грозного. См. Протасьева Т.Н. Описание первопечатных книг. // У истоков русского книгопечатания. М. 1959. С.166.

[31] См. прот. Д. Сидор. «Граматика Русинського языка» Ужгород. 2002. Изд. Р. Повча. Кодиф. в 2002 г.

[32] Рукопис. Апостол XIV века. с. 403. В. Пронин. Собрание трудов. Ужгород. 2010. Т.1.

[33] По свидетельству византийского исторического сочинения ХV в. – т.н. Парижского кодекса (Cod. Par. gr. 2303), в 6390 г. от С.М. (881/2 от Р.Х.) был крещен «народ Рос» (Шрайнер П. MiscellaneaByzantino-Russica // Виз. Врем. Т. 52 (1991). С. 155–156), которым, могли быть именно русины подкарпатские. К киевским руссам это сообщение никак не относится.

[34] В.Пронин. Собрание трудов. Ужгород. 2010. Т.1. Там же, Приложение №3. с. 405.

[35] Например, Голубинский Е. История Русской Церкви. – Т.1. – М., 1881, – С.295.

[36] Приложение №3. В. Пронин. Собрание трудов. Т.1. С.406.

[37] Константин Багрянородный. «Об управлении империей».(948952 гг.) Наука, М. 1991.

[38] Истрин В. А. 1100 лет славянской азбуки. М., 1988 (2-е изд.). Его же: История письма. М., 1965.

[40] Приложение 3. В. Пронин. Собрание трудов. Т.1. С.406.

[41] К. Багрянородный. Об управлении империей. Наука, М. 1991 Гл.30.31.32.О хорватах, сербах и мораванах.

[42] В. Пронин. Собрание трудов. Т.1. Приложение 3. С.406.

[45] Cosma  Pragensis. Chronica Boemorum. I, 22.

[46] Толочко А. П. Химера «Киевской Руси» // Родина. — 1999. — № 8. — С. 29-33.Термин «Киевская Русь» возник в первой половине XIX века как политический термин или как химера против Руси в создаваемой новой «истории Руси-Украины».  Его же: Коли перестала iснувати “Київська Русь”?

[47] Войтович Л.В.  Український історичний журнал за 2003 р. № 4 – С.134-139 «Держави, офiцiйна назва якої була “Київська Русь”, нiколи не iснувало. За древніми джерелами назва цiєї держави – Русь або Руська земля». Його ж: Войтович Л.В. Удiльнi князiвства Рюриковичiв i Гедимiновичiв у ХII-ХVI ст. – Львiв, 1996. – С.5; Його ж. Князiвськi династiї Схiдної Європи (кiнець IХ – початок XVI ст.). Склад, суспiльна i полiтична роль. – Львiв, 2000. – С.389

[48] Совершали таинство крещения и священники “царицыны” (то есть приехавшие на Русь с царевной Анной) и “корсунские” (то есть привезенные князем из Корсуни). Но их не могло быть достаточно.

[49] А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект. М., 2004, с. 356

[51] Близость языка русинов и русинской грамматики к церковнославянскому см. Прот. Димитрий Сидор. «Граматика Русинського языка». Ужгород. 2002. Предисловие.

[52] Приложение №3. В. Пронин. Собрание трудов. Т.1. Македонский и прамакедонский язык. С.406.

[53] Погорелов В. Словарь к Толкованиям Феодорита Кирского на Псалтырь в древнеболгарском переводе. – Варшава 1910.-С.11. // Цит. ПоВ. Пронин. Цит. Соч. Т.1.  Заметим, что “Жупаны и жупы” в Сербии и Хорватии в Х веке., упомянутые в труде К. Багрянородного «Об управлением империи» (в Гл.29.30.31.) сохранились официально на Карпатской Руси до 1918 года, когда на территории 3-х из семи русинских жуп была 21 декабря 1918 г. образована Автономная Русинская Крайина.

[54] Нариси iсторiї Закарпаття.Т.1 (з найдавнiших часiв до 1918 року). Вiдпов. Ред. I.Гранчак. – Ужгород, 1993.

[55] Sanctissimo Domino nostro Clementi Papae XIII. Muncacsien.  Reintegrationis Episcopatus Graeci ritus. Romae, MDCCLXVIII. ExTypographiaRev. CameraeApostolicae. Книга эта издана в 1768 г., канонизация была в 1771 г. Цель издания – убедить римо-католическое духовенство законности канонизации. Книга эта имеет 60 страниц и делится на 4 части. В первой части дается исторический обзор, говорится, что в Паннонии сначала были христиане Греки и (или) Русены-Рутены. Рассказывается о св. Кирилле и Мефодии.

[56] Есть сведения в Тифлисской рукописи, что имп. Ираклий откупается от каких-то, явно еще не киевских руссов в 622 г.: “В 622 г. Ираклий за большую сумму денег уговорил “скифов, которые суть руссы, не тревожить империю, и потом отправился отомстить Хозрою”. Через 4 года, однако, те же не киевские руссы в союзе с персами напали на Царьград. Из этих попутных сведений следует, что в первой четверти VII века не киевские руссы уже играли важную роль в политике Византии. Тифлисская рукопись обрывается как раз на моменте после нападения руссов. Следует также отметить, что Тифлисская рукопись написана в 1042 году, т. е. она на 70 лет старше нашей “Повести временных лет”, а поэтому ее данные особенно ценны, ибо они ближе к первоисточникам. Лесной С. Откуда ты,”Русь”? / Ростов-н/Д, “Донское слово”, 1995.

[57] «Nejstašrí česká rýmovaná kronika tak řečeného Dalimila», Praha, 1957; Dějiny české literatury, dl 1, Praha, 1959. «…A jakž brzo by po stole prosi krsta Bořivoj ot Svatopluka krále, ot moravského, a Mutudějě, arcibiskupa velhradského. Ten arcibiskup Rusín bieše, (20) mši (литургию) slovensky slúžieše. Ten u Velhradě krstil Čecha prvého, Bořivojě, knězě českého…». Скончался Далимил после 1315 года.  Полный текст Далимиловой Хроники см. на http://kix.fsv.cvut.cz/~gagan/jag/litera/dalimil.htm

[58] Издана в Пряшеве в «Научном сборнике Музея украинской культуры» в Свиднике в 19831891 годах.  В 2000 г. издана «Истории Карпатских Русинов…» издательством «Закарпатье». Надо иметь ввиду, что в 1830 году вернулся М.Лучкай в Карпатскую Русь, где до конца жизни был священником в Ужгороде (на Цегольне), где и похоронен.

[59] Grammatica Slavo-Ruthena seu Vetero-Slavicae lingua. Вена.1830. См. также Геровский Г. «Язык Подкарпатской Руси» – Москва, 1995. Издание на чешском языке – Прага, 1934.

[60] В. Пронин. Собрание трудов. Т.1. Приложение 3. С.406.

[61] Там же. Т.1. Приложение 3. С.407.

[62] Там же. Т.1. Приложение 3. С.407.

[63] Нестор. ПВЛ.Повесть временных лет. // Библиотека литературы Древней Руси. Т.1. СПб, 1997. (по списку Ипатьевской летописи). “… а Словеньскый язык и Рускый одно есть”.

[64] См. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М.: МГУ. 1988Восточная литература. «Славянский язык, ныне искаженно склавонским (Sclavonica), распространен широко: на нем говорят далматинцы (Dalmatae, Dalmatiner), босняки (Bossnenses, Bossner), хорваты (Chroati, Chrabaten), истрийцы (Istrii, Isterreicher) и далее вдоль Адриатического моря до Фриуля, карны (Carni, Carster), которых венецианцы (и итальянцы (Waelhisch)) называют карсами (Charsi), а также жители Крайны (Саrniolani, Crainer), каринтийцы (Carinthii, Khaerner) до реки Дравы (Dravus, Traa), затем штирийцы (Stirii, Steyrer) ниже Граца (Graetz) вдоль Мура (Muer) до Дуная (и далее по Драве и Саве (Saw)), мизийцы (Mysii, Mysy), сербы (Servii) (которых мы теперь обычно именуем Sirven и Raetzen), болгары (Bulgarii) и другие, до Константинополя; кроме них чехи (Behemi, Beham), лужичане (Lusacii, Lausitzer), силезцы (Silesii, Schlesier), моравы (Moravi, Marher) и обитатели берегов реки Вага (Vagus, Waag) в Венгерском королевстве, а еще поляки и русские и черкесы-пятигорцы (Circasi-Quinquemontani, Circassen in fuenff pergen) у Понта и, наконец, остатки вандалов (Vandali, Wenden), живущие на севере Германии за Эльбой. (Этим языком при письме и богослужении пользуются молдаване (Moldauer) и прочие соседние с ними валахи (Wallachen), в просторечии говорящие, однако, на другом языке. Многие утверждают в своих сочинениях, что и у македонцев родным языком был и является до сих пор славянский, который у них называется Syrvisch.).

[65] Битольская надписьТрайчев Георгий. Духовните качества на македонските българи, Македонска библиотека № 7 София-Печатница “Родопи” Т. Клисаров, 1928, стр.5. — Это средневековая надпись на кирилице, выбитая на мраморной плите. Обнаружена при раскопках на месте разрушенной османской мечети в македонском городе Битоль. В тексте надписи говорится о строительстве крепости в Битоле по указу болгарского царя Ивана Владислава. Ценность надписи не умаляется тем, что, часть исследователей дают ей несколько иную датировку, полагая, что она могла быть сделана при царе Иване Асене II.См. Mathiesen R. (1977): The Importance of the Bitola Inscription for Cyrilic Paleography. The Slavic and East European Journal 21: 1-2.

[66] Прот. Владимир Мошнин. Битољскаплочаиз 1017. год. // Македонски jазик, ХVІІ, 1966, с. 51-61.

[67] Заимов, Йордан. Битолският надпис на цар Иван Владислав, самодържец български. Епиграфско изследване, София 1970.

[68] Надгробная надпись болгарского царя Самуила на могиле его родственников — древнейший кирилличный текст из  памятников с точной датой — 993 г. Плита найдена еще в 90-х годах XIX в. именно в  Македонии.

[69] Описана: Йордан Иванов. “Български старини из Македония”. София, 1931, стр. 26-28. Варошская надпись была открыта еще в 1861 году в старом монастыре „ Св. Архангела“  вблизи селения Варош, ныне пригород г. Прилеп в Республике Македония. В надписи упоминается имя епископа г. Прилеп, где пребывала епископская кафедра во время правления Царя Самуила.

[71] Чергубиль – военный сановник в Болгарии.

[72] Архим. В.Пронин. «Закарпатское (Карпаторусское) Евангелие». Православная мысль. №2. Апрель-Июнь. Прага.1957.с.118,119. Собрание трудов. Ужгород. ОАО «Патент». 2010. Т.1.392,401.

[73] Закон Польши от 7 октября 1999. В этом законе о родном языке сказано: “Польский язык представляет собой основной элемент национального единства и является достоянием народной культуры”. а “борьба… с польским (и любым языком) языком всегда была инструментом геноцида” народа.

[74] «Столп и утверждение истины». Опыт православной феодицеи в двенадцати письмах свящ. Павла Флоренского. — Москва: Путь. 1914 — Репринт: 3e édition, YMCA-PRESS. Paris. 1989.